Ротвейлер бога

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 638

16 апреля Папа Римский Бенедикт XVI отметит свое 80-летие. Его личный праздник совпадает с другой знаменательной датой. В апреле исполнится два года с момента, когда дымок из трубы Сикстинской капеллы оповестил об избрании нового главы католической церкви. Решение конклава многие тогда назвали «вызывающим опасения». Папой Бенедиктом XVI стал Йозеф Ратцингер, «кардинал-танк», любитель кошек, который почти четверть века руководил в Ватикане Конгрегацией вероучения, в просторечии святой инквизицией.

Ратцингер был главным идеологом католической церкви и имел стойкую репутацию консерватора и реакционера. «Если он станет Папой, между церковным руководством и верой образуется огромная пропасть», – предсказывал один из немецких экспертов в области религии Вольфганг Купер. «Это катастрофа», – утверждали светские либералы. «Ротвейлер Бога», как его прозвала пресса, «является открытым противником контроля над рождаемостью и женского священства, не стесняется публично высказываться против гомосексуализма, абортов и эвтаназии, выступает за сохранение безбрачия католических священников», – напоминали они. Одновременно вездесущие журналисты как нельзя кстати разжились и не забыли поделиться с обществом информацией о том, что новый святой отец когда-то был членом «Гитлерюгенда» и даже служил во время войны в армии Третьего рейха. На фоне ушедшего Папы-путешественника Иоанна Павла II, борца с нацизмом и коммунизмом, образ Бенедикта XVI начинал принимать зловещие очертания Великого инквизитора, ждать добра от которого вряд ли стоило.

ДЕСАКРАЛИЗАЦИЯ ЛЕГЕНДЫ

Время шло, а никаких потрясений в католической церкви не происходило. Попутно обнаружилось, что семья Ратцингеров никогда не разделяла идей национал-социализма, а в «Гитлерюгенд», членство в котором считалось в годы войны обязательным для немецкой молодежи, будущему Папе пришлось вступить, чтобы снизить расходы семьи на его обучение в семинарии.
В 1943-м он был призван в армию, откуда незадолго до окончания войны дезертировал. В период Второго Ватиканского собора (1962–1965 годы), созванного для обновления католической церкви, Ратцингер слыл либералом и реформатором, последовательно выступая за уважение к другим религиям и межрелигиозный диалог. Титул ретрограда он впервые заработал во времена студенческих беспорядков 1968-го: будучи преподавателем теологии в университете Тюбингена, Ратцингер не только не поддержал студентов-марксистов, но и резко высказался против зависимости религии от политической идеологии. Позже кардинал часто говорил о том, что это не он в своих взглядах сместился вправо, а мир – влево.
Уже в первые месяцы после избрания Ратцингера Папой выяснилось, что ничто человеческое ему не чуждо. Церковный интеллектуал, которого называют «умнейшим человеком Европы», оказался большим поклонником Prada, о чем говорят великолепные красные туфли, в которых он регулярно появляется на публике. Любитель помузицировать, он первым делом перевез в ватиканский кабинет свой рояль, на котором в свободные часы играет произведения Моцарта и Бетховена. Новость же о том, что Бенедикт XVI обожает кошек и даже собирается взять двух в папские покои, потрясла итальянцев: в кофейнях и тратториях ее обсуждали несколько месяцев. Газеты сообщали, что держать домашних животных запрещено ватиканскими правилами, однако святой отец уже приютил бездомного больного котенка, которого ему принес помощник, и намерен держать его дома хотя бы до выздоровления. Пресс-секретарь Святого престола Хоакин Наварро-Вальс отказывался комментировать происходящее, а в это время на электронный адрес Бенедикта XVI сыпались сотни писем от любителей животных со всего мира: они просили папского благословения и молитв. Образ Великого инквизитора начал тускнеть: человек, за которым во время прогулок в окрестностях Рима бродят, как рассказывает пресса, десятки местных кошек, священного трепета вызывать не может.

НЕОДНОЗНАЧНОЕ НАСЛЕДСТВО

Предшественник нынешнего Папы – Иоанн Павел II – пользовался необыкновенной популярностью как среди католиков, число которых сегодня превышает миллиард, так и у светской публики. Верующих потрясала невероятная энергия старца: даже в самом преклонном возрасте, едва державшийся на ногах и страдавший болезнью Паркинсона, он упорно отправлялся в очередной уголок земного шара, чтобы принести туда Благую весть и упрочить положение церкви: Ubi Papa, Ibi Roma – «Где Папа, там Рим». Агностиков подкупала его репутация прогрессивного религиозного деятеля, с одной стороны, поддержавшего в свое время польскую «Солидарность» и последовательно придерживавшегося антикоммунистических взглядов, с другой – открывшего своей личной коммуникативностью новый этап общения церкви с миром.
На протяжении многих лет существовало (не исключено, что и намеренно поддерживалось Ватиканом) мнение, что сам Иоанн Павел II – необыкновенный либерал, готовый к реформам, требуемым временем (типа разрешения католикам пользоваться контрацептивами по причине эпидемии СПИДа). Однако реализоваться ему не дают нехорошие консерваторы, в первую очередь – глава Конгрегации вероучения кардинал Ратцингер. При этом почему-то забывалось, что именно Иоанн Павел II назначил Ратцингера на этот пост, дал ему практически неограниченные полномочия и никогда ни в чем ему не препятствовал. Мало кто замечал, что сам ныне покойный понтифик немало сделал для торможения реформ и не считал зазорным проявлять консерватизм в тех вопросах, где это казалось ему либо верным, либо наименее безопасным для церкви. Сегодня уже и многие католические авторы признают: Войтыла на самом деле был убежденным консерватором, не исключено, что «ротвейлер Бога» стал Папой не без протекции своего предшественника.
Между тем за первые два года понтификата Бенедикт XVI зарекомендовал себя как достаточно осторожный и умеренный церковный руководитель. Он жестко выступил за введение «запрета на профессию» священника для лиц с ярко выраженными гомосексуальными наклонностями. Однако высказал готовность продолжить более глубокое рассмотрение проблемы разводов и распорядился провести исследование тематики, связанной с передачей ВИЧ-инфекции.
Он, судя по всему, прекрасно осознает, что соревноваться с ушедшим понтификом – дело неблагодарное. Будучи Папой, Иоанн Павел II совершил 104 визита, посетив 127 стран, и издал 14 энциклик. Бенедикт XVI в первый год своего понтификата выехал за пределы Италии лишь однажды – в Германию, на Всемирный фестиваль католической молодежи, посещение которого, кстати, было запланировано еще его предшественником. Второй год понтификата принес лишь три зарубежные поездки: в Польшу, Турцию и Баварию.
Не менее четко Ратцингер дал понять, что не намерен слишком часто выдавать католикам новые инструкции о том, как блюсти веру. В октябре 2005 года он пояснил: сначала им предстоит осознать все то, что оставил в наследство Иоанн Павел II. В результате пока на свет появилась лишь одна папская энциклика – Deus caritas est («Бог есть любовь»). Зато за год в одной лишь Италии было продано почти полтора миллиона экземпляров этой книги.

ПАПСКИЕ КАЧЕЛИ

Став Папой, Ратцингер достаточно быстро продемонстрировал, что вовсе не ощущает себя пряником, который должен всем нравиться. Первый скандал произошел уже в июле 2005 года, то есть через три месяца после его избрания. Причиной стала одна из воскресных проповедей, в которой Бенедикт XVI осудил теракты в Египте, Турции, Ираке и Великобритании. Уже на следующий день израильские власти обвинили Папу в том, что он не хочет признать Израиль «одной из главных жертв исламского терроризма». Ватикан тотчас же заверил, что теракты в Израиле заслуживают «полного и безоговорочного осуждения», однако осадок от этой «ошибки» остался. Критики Папы даже заявляли, что она была допущена намеренно – в качестве жеста доброй воли для мусульманского мира.
Вскоре, впрочем, Папе удалось вернуть симпатии израильтян. В августе 2005 года, будучи в Кельне, он не только посетил синагогу, но и выступил там с речью, в которой резко осудил антисемитизм. Представители еврейской общины Кельна, существующей с 321 года, пережившей многочисленные гонения в Средние века и потерявшей 11 тысяч человек во время холокоста, аплодировали его речи стоя.
В мае 2005-го Бенедикт XVI приватно встретился с Орианой Фаллачи, ныне покойной итальянской журналисткой, которая прославилась на весь мир скандальными книгами, направленными против исламского фундаментализма. Тогда мусульманский мир на новость не отреагировал.
Год спустя Папа получил сторицей. Выступая в университете Регенсбурга с богословской лекцией, он процитировал средневекового византийского императора XIV века Мануила Палеолога, сказавшего, что пророк Мухаммед принес миру лишь «зло и бесчеловечность», приказывая распространять свою веру «мечом». Вырванная из контекста цитата стала достоянием широкой публики и спровоцировала скандал, по мощности сравнимый с «карикатурным». В мусульманских странах прошли многотысячные демонстрации, а кое-где даже имели место нападения на католических монахов и на католические церкви. Власти Марокко отозвали своего посла из Ватикана, а иракская вооруженная группировка «Армия моджахедов» на своем веб-сайте пригрозила ударами по Ватикану. Исламский мир требовал от Папы извинений. Однако все, что было получено в ответ, – заявление, в котором понтифик «крайне сожалел», если его высказывания сочли оскорбительными, и заверял, что «ценит мусульман». На самом деле извиняться было особо не за что. На это достаточно четко указала канцлер Германии Ангела Меркель, которая заявила, что критики «неправильно истолковали его речь, целью которой был призыв к диалогу между религиями». О том, что в лекции Папы нет ничего оскорбительного для мусульман, внезапно заявил и президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.
Однако напряжение пошло на спад лишь после того, как во время визита в Турцию Бенедикт XVI вошел в стамбульскую Голубую мечеть, снял обувь и молился там в течение нескольких минут, стоя рядом с муфтием. За четверть часа до этого события Папа посетил стоящий в 500 метрах от Голубой мечети храм Святой Софии – святыню древнего Константинополя. Его стены до сих пор украшают мозаики с изображением стоящего перед Иисусом Христом византийского императора. После завоевания Константинополя в 1453 году храм был превращен в мечеть, а ныне является музеем. Молиться в нем не разрешено, и Папа, строго следуя протоколу, воздержался от молитвы.
«Этот момент был куда более значимым, чем любые извинения, – сказал о молитве Папы в Голубой мечети муфтий Стамбула Мустафа Чагриджи. – Он проявил большую вежливость, не перекрестившись после окончания молитвы и скрестив руки на животе, как это делают мусульмане во время молитвы». На следующий день все турецкие газеты вышли с заголовками: «Турецкий Папа» – так в свое время звали Папу Иоанна XXIII (Ронкалли), который до избрания 10 лет был папским нунцием в Турции. Обстановка разрядилась. Несколько месяцев спустя один из самых ярых критиков Папы имам и ректор всемирно известного исламского университета Аль-Азахар аль Шариф шейх Мохаммед Сайед Тантави получил от Папы приглашение встретиться с ним в Риме и принял его.
На этом фоне почти никто не заметил, что Ратцингер стал вторым в истории католической церкви после Иоанна Павла II понтификом, посетившим синагогу и мечеть. Понадобилось ему на это чуть больше года.

ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ

Отношения Ватикана с православными, в особенности с Русской православной церковью, всегда оставляли желать лучшего. После падения советской власти католики начали не только восстанавливать в России свои приходы, но и создавать благотворительные организации. Это вызвало крайнее недовольство руководства РПЦ: уже в начале 90-х годов прошлого века оно объявило постсоветское пространство своей «канонической территорией» и обвинило католиков в прозелитизме, то есть обращении православных в католичество. Ситуацию подогревало настойчивое желание Иоанна Павла II посетить Россию, подкрепленное официальными приглашениями, полученными от президента СССР Михаила Горбачева и президента России Бориса Ельцина. Возможность такого визита всегда воспринималась в Московском патриархате едва ли не как катастрофа. Папа-харизматик обладал невероятной способностью привлекать симпатии, и его появление в постсоветской России, по мнению иерархии, могло стимулировать повальное увлечение атеистического на тот момент народонаселения католичеством. И соответственно отток от православия, в которое, по общеизвестному выражению Патриарха Алексия II, «россияне уходят корнями».
На протяжении 15 лет РПЦ на самом высшем уровне протестовала против приезда Папы, а патриарх отказывался от личной встречи с ним даже на «нейтральной полосе», требуя прекратить миссионерскую деятельность католиков в России. Особенно обострились отношения между Москвой и Римом в начале третьего тысячелетия. В 2002 году Ватикан создал четыре новые епархии в России, а российские власти, идя навстречу пожеланиям руководства РПЦ, выдворили из страны ряд католических священников и отказали в выдаче въездных виз некоторым западным религиозным деятелям. Несмотря на протесты РПЦ, Иоанну Павлу II удалось посетить Украину, католизацией этот визит не закончился. Примерно в это же время в кулуарах власти шепотом заговорили: Россия упустила хороший шанс продемонстрировать миру «человеческое лицо», с приходом нового понтифика восточное направление политики Ватикана если не умрет совсем, то по крайней мере сильно захиреет.
Избрание Папой кардинала Ратцингера не выглядело в глазах руководства РПЦ большим подарком. Именно он был автором знаменитой энциклики 2000 года «Dominus Jesus» («Господь Иисус»), в которой было достаточно четко заявлено, что католическая и православная церкви не являются церквями-сестрами. Однако тот факт, что новый понтифик не испытывает к России особого интереса, не мог не радовать иерархию. Действительно, за два года понтификата Бенедикт XVI ни разу не озвучил желания не только посетить Россию, но и встретиться с главой РПЦ. Лишь однажды глава Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер обмолвился в интервью, что визит Бенедикта XVI в Москву «возможен в ближайшие годы». Представители Московского патриархата все эти два года регулярно заявляли, что встреча будет возможна при отказе католической церкви от «нездоровой конкуренции» с РПЦ.
С Константинопольским патриархом Варфоломеем I, носящим титул Вселенского, новый понтифик уже встретился. Результатом стала совместная декларация, в которой, в частности, говорится: «Католики и православные призываются действовать сообща ради уважения прав человека, всего человека, сотворенного по образу и подобию Божию, экономического, социального и культурного развития. Наши богословские и моральные традиции могут стать твердой основой для общего учения и действия». Многие эксперты, в том числе и католические, не исключают, что дальнейшее укрепление экуменических связей Рима с православием будет проходить по оси Ватикан–Константинополь. Одна из главных задач, которую ставит перед собой 80-летний понтифик, – борьба с дехристианизацией Европы. Открытый к диалогу Вселенский патриарх, живущий в мусульманской стране, прекрасно осознающий последствия дехристианизации и к тому же считающийся де-юре «первым среди равных», выглядит в глазах Ватикана и Папы наиболее естественным и надежным православным союзником в этой борьбе. Москве же останутся совместные культурные мероприятия и богословский диалог, интересный лишь узкому кругу имеющих к нему отношение лиц.


    Партнеры