Новые герои для старых проблем

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 313

22 апреля во Франции пройдет первый тур выборов президента республики, 6 мая – второй. Хотя официальная кампания открывается 9 апреля и заканчивается 20 апреля, Франция живет выборами уже с прошлого года – на радио и на телевидении, в газетах и на сайтах появились ежедневные предвыборные дневники со всеми реальными и предполагаемыми событиями из жизни кандидатов и их окружения.

Февраль и март избирательные штабы были заняты прежде всего сбором подписей «крестных отцов», как именуют во Франции политических деятелей, подтверждающих свое доверие кандидатам. Речь идет о сенаторах, депутатах, региональных и генеральных советниках, мэрах – всего потенциальных «подписчиков» в стране насчитывается 47 289, из них мэры составляют большинство – 36 700. Чтобы быть зарегистрированным официально, кандидат в президенты должен был к 16 марта предъявить 500 таких подписей из не менее чем 30 разных департаментов или заморских территорий Франции.

СЫГРАЕМ В ПРЕЗИДЕНТА?

Сайты политических партий открыли в Интернете бутики для продажи маек, дисков, кружек, зажигалок и прочего барахла с символами или фотографиями кандидатов. Соцпартия предлагала среди прочего кухонный набор – фартук и варежки – для женщин и мужчин под девизом «Равенство». Правящая партия Жака Ширака ЮМП, которую подобрал под себя Николя Саркози, выставила на продажу школьный портфель с пеналом и канцтоварами под лозунгом «Вместе все становится возможным». Левые торговали красными флагами и плакатами Че Гевары, «зеленые» – значками с изображением подсолнуха.
Но наибольший отклик у публики вызвала оранжевая майка партии «Союз в защиту французской демократии» (ЮДФ, бывшая партия Валери Жискар д’Эстена) с фотографиями обнаженных юноши и девушки и подписью «Сексапильный центрист». Свою «оранжевую революцию» центристы сопроводили открытием «первого сайта политических свиданий», на котором можно обменяться не только взглядами, но и контактами, чтобы «измерить свою политическую близость». За первую неделю на общение записались 3000 молодых людей.
В продаже появилась электронная игра «Вы – президент», которая предлагает «принять на себя бразды правления Францией и действовать так, будто вы настоящий глава государства, заключая торговые договоры, объявляя войну, спасая страну от природных бедствий, руководя разведывательными службами и поддерживая культурные акции». При этом президент вынужден считаться с противодействием государств-конкурентов и заботиться о популярности своих поступков среди собственного населения. Цель игры – сохранить власть. На обложке игры – персонажи, похожие на главных претендентов на президентское кресло – на социалистку Сеголен Руайяль и министра внутренних дел Франции Николя Саркози.
Заработала тяжелая книжная артиллерия: с января по март вышло 16 сочинений, посвященных тем же двум главным «актерам». Все другие соперники заслужили четыре произведения. Радио и телевидение тоже сосредоточили свои усилия на «близнецах Сарко–Сего», как назвал лидеров один из их соперников – Франсуа Байру.

ОПЕРАЦИЯ «ЦЕНТР»

Однако с конца января институты, проводящие регулярные опросы общественного мнения, стали отмечать рост популярности Франсуа Байру, главы правоцентристской партии ЮДФ. По некоторым опросам, в начале марта за него готовы были отдать голоса в первом туре 17–19% граждан – это уже недалеко от порога попадания во второй тур (именно 17% набрал в 2002 году глава ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле Пен, ко всеобщему изумлению оставив тогда за бортом президентской гонки социалиста Лионеля Жоспена). Комментаторы связывали успех Байру с совмещением либерального взгляда на экономику и заботы о социальной сфере. Иными словами, с интересом людей к предлагаемой им программе социальной экономики. Свой проект общества глава центристов основывает не на законе «самого сильного», а на законе «самого справедливого».
Но есть ли у него реальные шансы? Ведь по тем же опросам, лишь 9% избирателей считают себя близкими к ЮДФ. Похоже, что потенциал у Байру на самом деле шире. 32% граждан одновременно отрицают свою принадлежность как к правым, так и к левым. Да и провозглашаемая центристами идея национального объединения вполне приемлема для французов, легко принявшим в последние десятилетия сосуществование в стране левого президента Миттерана с правым правительством и, напротив, правого главы государства Ширака с левым премьер-министром. Исходя из этого опыта, Байру уже предложил в случае своей победы назначить премьер-министром «умеренного социалиста».
Впрочем, смысл «операции Байру» во французском контексте не представляет собой большой загадки. Не пользовавшийся до сих пор особой популярностью, этот политик и сам вряд ли рассчитывает попасть в Елисейский дворец. Третье место в опросах для него уже сенсация и, разумеется, крупный шаг в политической карьере. Аналитики же единодушно считают главной задачей центристов привлечение «чужих» голосов. Но ради кого? В этой связи вспоминается известное высказывание выдающегося французского политика Эдгара Фора, ухитрившегося состоять в 60-х годах прошлого столетия одновременно в трех разных политических партиях: «Что такое центр? – говорил он. – Это прямо по коридору до первой двери направо».
Действительно, за бывшего сторонника Жискара д’Эстена готовы отдать голоса немало социалистов и других левых, да и сам Байру направляет больше усилий на привлечение сторонников Руайяль, нежели Саркози. Охотно подыгрывают центристам-демократам в правящем лагере, зато соцпартия вынуждена усилить критику в его адрес, напоминая, что во всех муниципалитетах избранники ЮДФ работают вместе с правыми точно так же, как голосуют с правящей партией в парламенте ее депутаты.

ВТОРОСТЕПЕННЫЙ СПОР ВОКРУГ ГЛАВНОГО

Но вокруг чего же идет основная предвыборная дискуссия? Одной доминантной темы, какой была на прошлых выборах безопасность, нет. В центре внимания французов – безработица, социальные расходы, либерализация трудового законодательства, покупательная способность, пенсии, безопасность, иммиграция... Разочарование в способности политического класса решить эти проблемы вызывает пассивность населения: 28% избирателей не участвовали в прошлых выборах. И такое же количество французов считают неинтересной нынешнюю избирательную кампанию.
Социалисты предлагают поднять минимальные пенсии на 5%, не уточняя, правда, с какой суммы, создать Национальное агентство реиндустриализации, чтобы вернуть в страну промышленные предприятия, особенно инновационные, на что они готовы выделить 300 миллионов евро, освободить предпринимателей от социальных выплат при создании каждых двух новых рабочих мест…
Николя Саркози выдвигает идею снижения на 4 пункта всех обязательных государственных сборов – это 78 млрд. евро в год. Откуда их взять?
Лидер ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле Пен, которому на сей раз прочат 12,5% голосов, предлагает народу «очнуться» и… сократить льготы иммигрантам на 18 миллиардов евро.
Аналитики подсчитывают расходы, в которые обойдется программа каждого из кандидатов. Соцпартия утверждает, что избрание Руайяль будет стоить 35 миллиардов, саркозисты называют цифру 32 миллиарда, а социалистам приписывают 60 миллиардов.
Со своей стороны, Байру заявляет, что оба плана стоят 60 миллиардов, но они неискренни и нереалистичны. Сам же он предполагает потратить 21 миллиард евро, но при этом полностью компенсирует их экономическим ростом страны и предусмотренной им экономией. Одним словом, он все решит бесплатно да еще справится с государственным долгом, проблемой пенсий и экологическими заботами. Это, пожалуй, похлеще пятилетних планов КПСС.
Но самое парадоксальное то, что ВВП Франции превышает триллион евро. И попытка привнести существенные изменения в жизнь страны, чего требуют и ждут избиратели, за 35 миллиардов в течение 5 лет, на взгляд специалистов, выглядит анекдотично. В чем же дело?
Многолетний руководитель Центра французских исследований при Институте Европы РАН, доктор исторических наук Юрий Рубинский объясняет ситуацию стремлением французов к переменам при одновременной их боязни и нежелании расплачиваться за новое. Перемены означают необходимость смены политического персонала, и три лидирующие в президентской гонке фигуры – женщина, сын иммигрантов и малоизвестный центрист – удовлетворяют этому требованию.
Как же быть – пойти ли налево с обаятельной, но неопытной Сеголен Руайяль, направо с опасением чрезмерно либерального рвения Николя Саркози или довериться неблестящему, но традиционному Байру, обещающему примирить огонь и воду?
Уверенная в получении голосов левых во втором туре, Сеголен должна искать поддержки в центре. Обеспечивший себе во втором туре голоса правых, там же, в центре, ищет себе сторонников Николя. Потому столь невелика разница между их программами. И именно там, в центре, нашелся ловкий политик Франсуа, пытающийся привлечь к себе недовольный, но сомневающийся средний класс. Вот дилемма нынешних президентских выборов во Франции.

ИЗМЕНЯТ ЛИ ВЫБОРЫ ОТНОШЕНИЯ ПАРИЖА И МОСКВЫ?

Что касается «стратегического партнерства» Парижа и Москвы, посол Франции в Москве Станислас де Лабуле уверен: кто бы ни пришел в Елисейский дворец, эти связи не изменятся. Примерно так же настроен и российский посол в Париже Александр Авдеев.
Иное мнение у Юрия Рубинского. Достаточно вспомнить, полагает он, «предвыборный» осенний визит Николя Саркози к президенту Джорджу Бушу: во время него министр подверг критике… Францию за ее отказ в поддержке иракской политики Вашингтона. При том, что «Союз за народное движение» (партия Саркози) теоретически остается голлистским. Да и критиковать свою страну, находясь за границей, заметил ученый, вообще не принято на Западе и особенно во Франции, тем более члену правительства. Негативное влияние на отношения с Россией может оказать и известный в прошлом советолог Пьер Леллюш, ныне советник Саркози по внешней политике и президент Парламентской ассамблеи Атлантического союза, котирующийся на пост парижского мэра.
Так что будущие франко-российские взаимоотношения при «верном солдате НАТО», которым представлял себя кандидат ЮМП в США, могут потерять столь ценный для обеих стран «стратегический характер». Впрочем, это, по мнению Юрия Рубинского, может произойти и в случае победы Руайяль.
Единственную перемену в связях с Востоком, да и то не со стороны Парижа, а Брюсселя, и не в отношении Москвы, а СНГ, предлагает «третий» кандидат – Франсуа Байру. Он выступает за образование Евросоюзом двух кругов – в первом останутся члены ЕС, а второй образуют не вошедшие в Евросоюз страны Средиземноморья, за исключением Турции и… Украины.
Таким образом, сторонникам Ющенко есть кого поддержать на предстоящих во Франции выборах, а французские центристы, похоже, начинают рассчитывать и на голоса арабов, израильтян, бывших югославов и украинцев. Посмотрим, поможет ли такой симбиоз Франсуа Байру в борьбе за президентское кресло Жака Ширака или по крайней мере за выход во второй тур.

ИТОГИ ОПРОСОВ:
Институт ИФОП – «Журналь дю диманш», февраль:
1-й тур: Руайяль и Саркози – по 28%,
2-й тур: Руайяль – 49,5%, Саркози – 50,5%.
Институт Софрес – «Фигаро», март:
1-й тур: Руайяль – 26%, Саркози – 31%,
2-й тур: Руайяль – 46%, Саркози – 54%.



Партнеры