Поскользнулись на кредитах

Основные тенденции на рынке в минувшем месяце отмечает экономист ИБ «Траст» Евгений Надоршин

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 325

Впервой половине марта российские рынки оказались под значительным прессом как извне, так и изнутри. Стечение неблагоприятных факторов выразилось в негативных настроениях участников, что, в свою очередь, сказалось на динамике как акций, так и облигаций.
Ситуация начала складываться не особенно хорошо уже с первых чисел месяца. Налоговые платежи в конце февраля и начавшееся размещение акций «Сбербанка» забрали почти все излишки денежных средств у участников рынка. Результат – заметно подросла стоимость средств на межбанковском рынке и на рынке РЕПО.
Подорожавшие деньги заметно снизили активность местных участников, многие из них сократили объемы своей деятельности. Поскольку размещение акций «Сбербанка» вместе с последующей регистрацией проспекта эмиссии обещало связать средства вплоть до середины апреля, многие приготовились к непростому месяцу.
Эту не самую приятную картину заметно подпортили и события в Китае. Индекс РТС начал падать еще в конце февраля. Тогда, только за два последних дня месяца, он потерял почти 112 пунктов (5,7%). Падение фондового индекса в марте продолжилось. И к вечеру 5 марта индекс утратил еще 6,5%, достигнув минимального с ноября 2006 года значения – 1737,7 пункта.
5 марта кое-кто даже заговорил о «черном понедельнике». Хотя, откровенно говоря, эти события нельзя было назвать очень печальными, даже если сопоставлять их с первой половиной 2006 года.
Причиной резкого падения российского фондового рынка стали действия иностранных инвесторов. Они вкупе с распродажей китайских активов принялись сокращать вложения и в другие развивающиеся рынки. Естественно, Россию события стороной не обошли. Снижение цен было зафиксировано не только на рынке акций, подешевели и облигации. Хотя реакция здесь была заметно скромнее: индексы цен ИБ «Траст» зафиксировали снижение на 0,1–0,2 процентных пункта за первую неделю месяца.
После первого приступа паники многие как иностранные, так и местные инвесторы немного успокоились. Однако большого позитива рынку это не принесло: котировки шли то вверх, то вниз, причем на протяжении одного и того же дня. Да и объемы торговли были не слишком велики: ошарашенные участники предпочли занять выжидательные позиции.
По мере приближения второй декады месяца стало казаться, что те, кто не поспешил с продажей активов, были правы. Например, 9 марта, в перерыве между праздниками, российский рынок, следуя за динамикой азиатских фондовых индексов, продемонстрировал довольно уверенный рост (на 2,3% за день). Оживление существенно подсластило выходные дни и поддержало оптимизм в начале следующей рабочей недели.
Однако, к сожалению, для многих инвесторов оптимистичным ожиданиям оправдаться было не суждено. На этот раз беда пришла не с развивающихся рынков. Начало второй декады марта омрачили новости из США. Мало кто надеялся, что после нерадостных экономических итогов января февральские цифры (публикуемые в марте) окажутся очень хорошими.
Ожидания участников были довольно скромными. Однако статистика смогла оказаться во многом хуже ожиданий. Но к падению индекса Доу–Джонса почти на 230 пунктов 13 марта привело даже не это.
Причиной резкого обвала стало заявление о проблемах одной из крупных финансовых компаний США, специализировавшейся на низкокачественных ипотечных кредитах. Что еще хуже, на следующий день пришла новость о проблемах еще одного участника ипотечного рынка – это инвесторов и добило.
Реакция особой новизной не отличалась: инвесторы по всему миру не только возобновили приостановившийся было вывод средств с развивающихся рынков, но и начали выводить деньги из акций на развитых рынках. Они вкладывали все освободившиеся средства в долговые обязательства высоконадежных стран. Это и стало второй волной так называемого flight to quality, когда инвесторы сокращают вложения в высокорисковые активы, выбирая меньший риск.
Однако российский рынок довольно быстро восстановился, и за первые две декады акции потеряли всего 1,4%. Хотя динамика различных сегментов была весьма неоднородной. В первом эшелоне активно продавали акции еще недавних фаворитов – компаний нефтегазового сектора, где участие нерезидентов было довольно велико. Акции «Газпрома» упали на 9,1%, «Сургутнефтегаза» – на 10%, «Роснефти» – на 10,4%, «Газпромнефти» – на 13,0%, «ЛУКойла» – на 2,5%, «НОВАТЭКа» – на 5,2%. Вместе с нефтегазовыми продавали акции и металлургических компаний: «Северсталь» подешевела на 7%, НЛМК – на 1,4%, ММК – на 0,3%.
Гораздо лучше чувствовали себя компании, ориентированные на внутренний спрос. Например, курсы акций «Аэрофлота» даже выросли на 5,5%. Бумаги «АвтоВАЗа» подорожали на 14,9%. «Вымпелком» выдержал удар и за тот же период стал дороже на 1,7%. Увеличились в цене на 0,5% и акции пивоваренной компании «Балтика».
Популярные в последнее время среди инвесторов акции РАО «ЕЭС» подешевели на 2,3%. Размещавший на протяжении всего этого периода свои бумаги «Сбербанк» тоже потерял в цене: он подешевел на 6,2%.
К третьей декаде марта рынок подошел в напряжении и растерянности. Неожиданных и, что самое важное, неприятных событий было уже много, однако и оставшиеся дни месяца обещали мало хорошего.
Во-первых, последние полторы недели месяца – период налоговых платежей в бюджет. Если учесть, что ставки на денежном рынке и без того достигали 7–8%, то лучшего от завершения месяца мало кто ожидал.
Во-вторых, 21 марта предстояло дождаться решения ФРС США, которое традиционно существенно влияет на настроение участников. Ситуация с экономическими показателями накануне получилась довольно противоречивая: замедляющийся экономический рост в США сопровождался довольно высокой для страны инфляцией, что только увеличивало неопределенность. Что выберет ФРС – рост экономики или инфляцию?
В-третьих, на 27 марта был назначен первый аукцион по продаже активов НК «Юкос». Каждый из участников конкурса должен был внести взнос в 20% стартовой цены лота. Пусть и на время, но необходимость вносить залог только увеличивала неравномерность распределения оставшихся ликвидных средств среди участников.
В этих условиях участники без большого энтузиазма смотрели в будущее. Оставалось лишь констатировать, что первый месяц весны отнюдь не стал праздником для инвесторов. Его отличала высокая волатильность и неопределенность.
Многие участники рынка пребывали в растерянности, поскольку падение индексов – впрочем, так же, как и рост, – часто происходило без учета как показателей самих компаний, так и экономической конъюнктуры. Например, нефтегазовые компании, акции которых традиционно следовали за ценами на нефть, продавали и покупали, подчас даже не глядя, изменилась цена черного золота или нет. Аналогичная картина наблюдалась и в других секторах.
Не исключено, что первая половина апреля особо отличаться от второй половины марта на российском рынке не будет. Вслед за первым аукционом на 4 апреля назначен второй по продаже значительной части активов НК «ЮКОС». Он снова отвлечет как внимание, так и средства с рынка.
Деньги от размещения акций «Сбербанка» могут стать доступны участникам только к середине месяца. Однако вместе с этим ожидается, что настроение инвесторов будет меняться в лучшую сторону. По крайней мере в отношении российского рынка.
Ведь по большому счету для мартовских распродаж на локальном рынке особых причин не было: цена на нефть по-прежнему высока, внутренний спрос растет динамично, январь-февраль характеризуются весьма положительными экономическими показателями. Скорее всего, уже к концу апреля снова сформируется растущий тренд на рынке акций.



Партнеры