Иностранцы в России

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 540

Зарубежных банков в России может стать больше. Не так давно вышло новое указание Центрального банка России, позволяющее иностранцам входить в капитал кредитных организаций, не спрашивая на это разрешения у ЦБ. Теперь банкирам из других стран станет проще покупать акции отечественных банков и при желании становиться владельцами их контрольных пакетов.

Нужны ли нашей стране иностранные банки? Этот вопрос активно обсуждают и государственные чиновники (в основном в связи со вступлением России во Всемирную торговую организацию), и банкиры, и граждане. Но ответить однозначно довольно трудно.
Зарубежные банки в России появились в начале 1990-х годов. «Первопроходцем» стал французский «Креди Лионэ Русбанк», основанный в 1991 году в Санкт-Петербурге (в 2004 году он был переименован в «Калион Русбанк»). В 1993 году были основаны целых 12 иностранных банков, включая американский «Ситибанк». Один из самых успешных – «Райффайзенбанк Австрия» – появился в России в 1996 году.
В 1998-м открылись еще 3 иностранных банка, включая банки из Германии «Дойче Банк» и «Коммерцбанк (Евразия)». В 1999 году у нас появился первый японский банк – «Мичиноку Банк (Москва)». Но не все банки смогли адаптироваться к российским условиям: у одних были отозваны лицензии, а другие сменили иностранных владельцев на отечественных.
На сегодняшний день в нашей стране работают 153 банка-нерезидента. Из них 52 – со 100-процентным иностранным капиталом, а у 13 доля иностранцев в уставном капитале составляет более 50, но менее 100 процентов. Но постепенно зарубежные банки стали развивать деятельность по самым различным направлениям: кредитование малого и среднего бизнеса, предоставление займов гражданам, private banking (управление средствами клиента), управление ликвидностью крупных корпораций, развитие региональных сетей. Кроме того, «иностранцы» расширяют деятельность по проведению операций на фондовом рынке и оказанию платежных услуг. В последние несколько лет они значительно активизировались и на рынке потребительского кредитования.
В общем, зарубежные банки перестали быть экзотикой и вполне успешно функционируют в России. Картина оптимистична, но, судя по всему, самим «иностранцам» хотелось бы присутствовать у нас в стране в другом качестве.

ОБРУСЕВШИЕ «ДОЧКИ»

Существуют три юридические формы, в которых банки могут функционировать за рубежом: представительства, дочерние компании и филиалы. С представительствами все просто: их в России может открыть любой зарубежный банк. Достаточно подать в ЦБ документы и получить соответствующую аккредитацию. Представительства споров ни у кого не вызывают. Это самая «безобидная» форма, поскольку она не дает права заниматься банковской деятельностью. Сотрудники представительств часто лишь готовят почву для будущей работы, а также консультируют и просвещают всех желающих относительно работы их банка.
Споры ведутся вокруг дочерних банков и филиалов. Первые в России разрешены, а вторые как раз и пытаются сюда попасть.
На первый взгляд разница между российским банком и иностранной «дочкой» невелика. Доверить свои деньги такому банку вовсе не означает отправить их в другую страну. Совсем наоборот. Дочерний банк даже нельзя в полной мере назвать иностранным, ведь он имеет статус резидента и подпадает под юрисдикцию Российской Федерации. Даже состав его руководства регулируется нашим законодательством. Согласно закону «О банках и банковской деятельности», если руководитель банка иностранец, то совет директоров этого банка должен не менее чем на 50 процентов быть сформирован из граждан РФ. Более того, один из руководителей такого банка должен знать русский язык, что необходимо документально подтвердить. Единственное влияние со стороны материнской компании заключается в том, что она имеет право определять решения, принимаемые своей дочерней банковской организацией.
Ошибочно считать, что в случае банкротства иностранного банка в России его материнская организация станет возвращать клиентам потерянные деньги. По закону учредитель не несет финансовой ответственности за свою дочернюю организацию, и если с таким банком что-то случится, то его вкладчики ничем не будут отличаться от вкладчиков прогоревшего российского банка. Всем придется ждать суда, затем процедуры банкротства и, наконец, поочередного возмещения средств в соответствии с нашим законодательством. Так что хранить деньги в иностранной «дочке» не менее рискованно, чем доверять их российскому банку.
Зато в России иностранные банки наравне с отечественными проходили проверку с целью вступления в систему страхования вкладов. Поэтому теперь клиентам «дочек», как и всем, в случае краха будут в течение нескольких дней полностью возмещены их вклады в размере до 190 тысяч рублей.
Центральному банку тоже очень удобно работать с дочерними банками: последние направляют в ЦБ соответствующую отчетность, здесь проводятся плановые проверки, в общем, работа «дочек» контролируется наравне с работой российских комбанков. Кстати, раньше к иностранцам применяли более жесткие требования. Например, их минимальный уставный капитал должен был составлять 10 миллионов евро, в то время как российским банкам достаточно было 5 миллионов. Но с 2002 года «иностранцев» с отечественными банками уравняли.
Процентная политика зарубежных банков обычно более осторожная и взвешенная, чем у российских кредитных организаций. И на первый взгляд обычным гражданам не слишком выгодно сюда обращаться: проценты по вкладам здесь, как правило, намного ниже, чем у наших банков, а условия кредитования жестче. Зато у иностранных банков есть преимущества: они базируются на традициях и практике материнской компании (оценка заемщика, ведение бухгалтерской отчетности и т.п.), их технологии более рациональны и эффективны. В то же время работа иностранных собратьев стимулирует наши банки, заставляет их улучшать качество своих продуктов и услуг. Так что присутствие «дочек» обеспечивает российскому рынку, что называется, здоровую конкуренцию: по качеству нашим банкам есть за кем тянуться, а по цене иностранцев можно и обойти.

КТО НЕ РАД ИНОСТРАНЦАМ?

Сами зарубежные банки очень заинтересованы в том, чтобы работать в России. Причем если раньше они приходили сюда, чтобы обслуживать своих же крупных клиентов, то теперь они все больше «поворачиваются лицом» к малому и среднему бизнесу, а также к обычным гражданам. Но если в Россию придут филиалы иностранных банков, ситуация может резко измениться.
Во-первых, филиалы – это банки, имеющие статус нерезидента, то есть находящиеся под юрисдикцией другого государства. Ни российское правительство, ни ЦБ не могут контролировать их работу. Более того, существует вероятность, что после разрешения филиалов в стране многие нечистоплотные банки захотят стать офшорными «по национальности» и соответственно недосягаемыми для российских властей. Это может свести на нет всю работу по противодействию отмыванию «грязных» денег и спонсированию терроризма, которую Банк России совместно с МВД активно ведет в последние несколько лет. Для допуска в Россию филиалов иностранных банков потребуется радикально изменить существующее законодательство, включая и многочисленные нормативные акты Центрального банка. К тому же ЦБ станет сложнее управлять размером денежной массы, поскольку размещать средства в депозиты ЦБ западные филиалы (в отличие от российских банков) не обязаны. Одним словом, для властей вхождение филиалов на наш рынок несет одни проблемы.
Не радует эта перспектива и отечественных банкиров. Во-первых, в отличие от «дочек» филиалы имеют право привлекать средства банка-основателя. А надо сказать, активы иных западных банков превышают объем капитала всей российской банковской системы в целом! Филиалы станут предлагать россиянам продукты и услуги по гораздо более дешевым ценам. (Например, в западных странах ипотечный кредит можно взять под 5–6 процентов, что по нашим меркам просто фантастика.) Естественно, после этого люди даже не посмотрят в сторону российских банков, предлагающих займы по ставкам в 15–30 процентов. Та же ситуация может случиться и со срочными вкладами, и с кредитными картами. Такой конкуренции российским банкам просто не выдержать.
Зато и частным лицам, и бизнесменам, пожалуй, понравится быть клиентами филиалов. Не исключено даже, что сюда придут те группы населения, которые сейчас об этом и не помышляют (студенческие семьи, например, или бюджетники). Да и доверия к банкам со 100-летней историей неизмеримо больше. Но если сотрудники филиала поведут себя небрежно или нечестно, то россиянам трудно будет отстаивать свои интересы. Ведь ни ЦБ, ни правительство не имеют права вмешиваться в работу филиалов. Если клиент захочет, например, подать жалобу, он будет вынужден писать в страну, где находится головная организация того или иного иностранного банка. А более серьезные проблемы вообще придется решать с помощью юристов-международников. Иными словами, прибегнуть к услугам филиала – это практически то же самое, что поехать за границу и там обратиться в банк. Но для этого не нужно допускать в Россию иностранные филиалы. Согласно новому закону «О валютном регулировании и валютном контроле» любой гражданин имеет право открыть счет за границей, нужно только затем зарегистрировать его в налоговой инспекции по месту жительства.
Придя в Россию, филиалы получат клиентов и скорее всего осложнят жизнь и ЦБ, и отечественным банкирам. Именно поэтому в свое время и бывший председатель Банка России Виктор Геращенко, и первый зампред ЦБ Андрей Козлов резко высказывались против прихода в нашу страну филиалов. Андрей Козлов участвовал в переговорах с ВТО, и ему удалось отстоять свою позицию. Единственный компромисс, на который пошла Россия, заключается в том, что доля иностранных «дочек» в капитале нашей системы постепенно увеличится до 50 процентов. Но это не так уж страшно. В некоторых странах Восточной Европы (Польше например) иностранный капитал составляет 80 процентов, а в Чехии – вообще все 100! Зато российским банкирам придется постоянно совершенствовать свою работу. А население хоть и не увидит дешевых займов и выгодных вкладов, но все же станет получать более качественные банковские услуги.



    Партнеры