Как покупали Челси

Сенсационные подробности “сделки века” в английском футболе

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 435
  Известный футбольный журналист Арег ОГАНЕСЯН написал книгу “Честно о “Челси”, уже привлекшую внимание футбольного мира. И не только потому, что тема весьма актуальная (кто же в России сейчас даже среди далеких от футбола людей не слышал про “Челси”?). Но и потому, что в книге присутствуют действительно интересные подробности сенсационной покупки Романом Абрамовичем в 2003 году знаменитого лондонского клуба, раскрываются многие околофутбольные механизмы. Один из самых любопытных, на наш взгляд, отрывков представляем на суд читателей “МК-Воскресенья”.

 У НАС ТОВАР, У ВАС КУПЦЫ

     Бывший владелец “Челси” Кен Бэйтс и Роман Абрамович двигались к сделке параллельными курсами начиная с апреля 2003-го. В начале месяца Тревор Бирч (тогдашний исполнительный директор “Челси”) разослал десятки факсов всем ведущим футбольным агентам планеты, намекая (а точнее, прямо говоря), что клуб открыт для переговоров на предмет возможных финансовых вливаний. Одним из адресатов стал Джонатан Барнетт, представляющий интересы ряда игроков сборной Англии. А одним из коллег, близко общавшихся с Барнеттом, был Пиньяс (или просто Пини) Захави, израильтянин, занимавшийся торговлей правами на телетрансляции матчей еврокубков. В свое время Захави познакомился с президентом “Крыльев Советов” Германом Ткаченко, который позже и представил агента Роману Абрамовичу.
     Волею случая как раз 23 апреля, когда Абрамович с восторгом наблюдал за схваткой “Реала” и “Манчестер Юнайтед” в четвертьфинале Лиги чемпионов, Барнетт организовал обед в клубе “Ле Амбассадор”, что на Парк-лейн, пригласив туда и Бирча, и Захави. Поначалу троица обсуждала возможность продажи того или иного игрока “Челси”, однако скоро разговор перешел на тему продажи клуба в целом. Захави понял, насколько неотложны финансовые нужды “Челси”, и пообещал Бирчу разузнать, не появится ли какой-нибудь богатый человек с серьезными намерениями. В действительности он уже знал, что Абрамович наверняка заинтересуется. Но в футбольном бизнесе, как и в любом другом деле, главное не забегать вперед.
     В памяти Бирча слова Пини отложились, но все же он этой встрече особого значения не придал — ведь ни о чем конкретном они не условились. А деньги нужны были позарез, и Бирч с Бэйтсом рассматривали один вариант за другим, которых, надо сказать, было немало. Сработай любой из них, и, наверное, не было бы и этой книжки…
     Первой реальной возможностью стали переговоры со Стивеном Шехтером из инвестиционной группы “Шехтер и компания”, которая сделала себе имя в футбольном мире после того, как помогла Футбольной ассоциации решить финансовые проблемы, связанные со сносом стадиона “Уэмбли” и строительством его современного аналога. Он предложил Бэйтсу следующий вариант: ссудить “Челси” 120 миллионов фунтов под залог продажи сезонных абонементов на ближайшие 25 лет. Этого оказалось бы достаточно для погашения 75-миллионного кредита, выплаты основных долгов, в том числе и задолженности испанской “Барселоне” за трансферы Будевейна Зендена и Эмманюэля Пети. В итоге у “Челси” еще оставалось 25 миллионов — вполне достаточная сумма для безбедного существования в ближайшем будущем.
     Однако, отдав в залог продажу сезонных абонементов, клуб фактически лишался основного и стабильного источника денежных поступлений. По схожему пути (в финансовой науке именуемому секьюритизацией) в свое время пошли несколько английских клубов — “Ньюкасл”, “Саутгемптон”, “Ипсвич”, “Лидс”. Например, “Ньюкасл” с помощью того же Шехтера раздобыл таким образом 55 миллионов фунтов и распорядился этими деньгами довольно мудро: потратил их на увеличение вместимости стадиона и сразу начал возвращать долги. “Ипсвич” и “Саутгемптон” получили по 25 миллионов, немного стабилизировали финансовое положение, фактически избежав банкротства, но вынуждены были на долгие годы распрощаться с надеждами на соперничество с грандами и сейчас уже не играют в премьер-лиге. А вот “Лидс”, взяв 60 миллионов, сделал ставку на регулярное попадание в Лигу чемпионов, где однажды команда дошла до полуфинала. Похоже на политику “Челси” последних лет правления Бэйтса, не правда ли? Последствия оказались катастрофическими — как только клуб не попал в Лигу, он немедленно покатился к неминуемому банкротству, через год вылетел из премьер-лиги и объявил о своей финансовой несостоятельности. В итоге этот клуб купил не кто иной, как… Кен Бэйтс! Нет, злодейка-судьба обладает поистине убийственной иронией!

КОНКУРЕНТОМ АБРАМОВИЧА БЫЛ ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ НЕФТЯНИК

     Но вернемся к Бэйтсу времен “Челси”. Шехтер предложил другой выход: американский пенсионный фонд “Калперс” был готов на солидные инвестиции в “Челси”. Бирч даже полетел в США для обсуждения деталей, однако переговоры сразу прекратились: в качестве обязательного условия американцы выдвинули уход Кена Бэйтса в отставку. А Бэйтс при любом исходе хотел оставить за собой кресло: как это можно после 21 года фактически единоличного руководства — просто так взять и уйти?!
     Примерно в таких выражениях он пожаловался на свою горькую судьбу другу, Дэвиду Мэллору, деятелю консервативной партии, в свое время даже входившему в кабинет министров Великобритании. Чтобы утешить приятеля, тот активизировал свои широкие связи и свел его с Полом Тэйлором — крупным магнатом, сколотившим свое состояние на недвижимости. Тэйлор делает довольно интересное предложение: 10 миллионов фунтов плюс сумма, равная доле отчислений, причитающихся “Челси” от компании SkyTV за показ матчей премьер-лиги. Причем предлагалось все сразу, в то время как деньги за телевизионные права “Челси” должен был получить лишь через три месяца. Еще 25—30 миллионов Тэйлор был готов вложить в течение трех месяцев после начала нового сезона, но эта сумма предназначалась для рефинансирования клуба. Взамен Тэйлор просил выпустить еще 30 миллионов акций (то есть довести их общее количество до 200 млн.), которые он предполагал скупить вместе с частью пакета, принадлежавшего Бэйтсу, и тем самым стать обладателем 29,9 процента акций клуба. Получалось, что по сути Тэйлор покупал акции по 25 пенсов за штуку, в то время как на рынке ценных бумаг они котировались не более 19 пенсов. Третьего июня Бэйтс собрал совет директоров, на котором предложение Тэйлора было в принципе одобрено, но окончательно все же не принято. У этого варианта был существенный минус: проблема долгов не решалась раз и навсегда, к тому же Бэйтс лишался части своих акций, а клубу все равно предстояло пройти болезненный процесс рефинансирования.
     Однако это было уже кое-что, и ободренный Бэйтс сразу отверг, обозвав его “наглым и непристойным”, предложение “Барселоны” продать за шесть миллионов фунтов лидера атак “Челси” Хасселбайнка. Каталонцы же подобным способом просто хотели спасти свои деньги, и без того причитавшиеся им за трансферы Пети и Зендена.
     Предложение Тэйлора было самым реалистичным, да и Мэллор всячески старался его “протолкнуть”. Но тут на горизонте возникли два новых соискателя, и Бэйтс решил подождать. Одним из них был Дермот Десмонд, владелец “Селтика”. Вместе с руководством другого клуба из Глазго — “Рейнджерс” — он уже несколько лет отчаянно пытался добиться включения двух лучших команд Шотландии в английскую премьер-лигу. Идея была, разумеется, мила сердцу шотландцев, но англичане сочли ее абсолютно бредовой и зарубили на корню. Десмонд не переставал лелеять надежду каким-то образом внедриться в высший свет английского футбола и, уже владея небольшим пакетом акций “Манчестер Юнайтед”, был готов вложить деньги и в один из лондонских клубов. Бирч организовал встречу Бэйтса и Десмонда, но шотландцу не хватило размаха: он предполагал для начала купить только десять процентов акций, а Бэйтс не собирался размениваться на мелочи.
     Еще одним привлекательным кандидатом была венесуэльская группа инвесторов, которую представлял лондонский юрист Мэл Голдберг. За консорциумом стоял бывший футбольный арбитр Лино Дюран, так же, как и Абрамович, сколотивший состояние на нефти. Однако по его желанию Голдберг довольно долго держал имя новоявленного богача в секрете. Юрист только говорил, что в “Челси” хотят вложить свои средства “богатый венесуэльский бизнесмен и две пенсионерки — его компаньонки”, что придавало переговорам аромат таинственности и сомнительности. Целых два месяца Голдберг готовил сделку, постоянно общался с Бэйтсом и Бирчем и шестого июня сделал официальное предложение: 25 миллионов фунтов за 29,9 процента акций “Челси”. В качестве платежного средства венесуэльцы хотели использовать облигации, выпущенные Германией в 1920 году! У финансистов “Челси” ушло немало времени, чтобы убедиться в том, что Федеральный резервный банк США и Ситибанк удостоверяют подлинность этих ценных бумаг. Но это, наверное, не добавило уверенности Бэйтсу.
     И все же предложение венесуэльцев было самым выгодным: выходило, что за акцию они платят 40 пенсов — в два с лишним раза больше их котировок на тот момент. Достаточно сказать, что Абрамович в итоге купил акции по 35 пенсов. У южноамериканцев был и еще один существенный плюс: вмешиваться в дела клуба ни Дюран, ни тем более его “пенсионерки” не собирались, а рассматривали сделку только как инвестицию — ни больше ни меньше.

РОКОВАЯ ОШИБКА ЛЕВИ

     Бэйтс погрузился в раздумья: один вариант был очень выгоден, но выглядел как-то ненадежно, другой был куда осязаемее, но не столь “вкусным”. Каждый из конкурентов, знавших о существовании друг друга, отчаянно пытался склонить чашу весов на свою сторону. Мэллор лоббировал интересы Тэйлора, Голдберг же наконец раскрыл инкогнито и “предъявил” Бэйтсу Дюрана. Бэйтс не мог решиться, а между тем время погашения счета на 23 миллиона приближалось…
     Скорее всего Бэйтс тянул время еще и потому, что не исключал вероятности третьего, “русского” варианта: ведь с начала мая до середины июня Бирч трижды встречался с Захави, который упомянул о крупном русском бизнесмене, но дальше опять-таки не пошел. Осторожность обеих сторон во многом и привела к итоговому результату: ведь если бы Бирч или Бэйтс проболтались о русском претенденте, кто знает, какие встречные предложения выдвинули бы Голдберг и Тэйлор.
     Задержка со стороны лагеря Абрамовича имела довольно тривиальную причину: “Челси” был не первым и далеко не единственным клубом, на который обратил внимание российский миллиардер. С конца апреля до середины июня мощная команда аналитиков под руководством Ричарда Крайцмана, начальника департамента корпоративных финансов “Сибнефти”, изучила возможность приобретения десятка клубов (в основном английских, ибо в целом форма собственности итальянских и испанских клубов показалась Абрамовичу слишком запутанной). В итоге четыре клуба были сочтены достойными детального изучения: “МЮ”, “Арсенал”, “Тоттенхэм” и “Челси”. Во главе списка стоял “МЮ” — Абрамович был не первым, кто пленился аурой “театра мечты”, как называют стадион “Олд Траффорд”. Однако приобрести его было бы очень сложно. Во-первых, клуб в новых инвестициях не особенно нуждался. А во-вторых, даже если бы Абрамович решил купить именно эту команду, то ему пришлось бы потратить около 700 миллионов фунтов и как минимум год на скупку акций у огромного количества мелких и крупных собственников. Причем чисто техническими, финансовыми сложностями проблемы далеко не исчерпывались. Через два года, в 2005-м, американский магнат Малькольм Глэйзер после долгих мучений скупил все акции “Манчестер Юнайтед” при общей стоимости клуба в 790 миллионов фунтов (почти 1,5 млрд. долларов США), но далось это американцу ой как непросто — против него восстали болельщики клуба со всего мира, которые грозили не покупать ни атрибутику команды, ни сезонные абонементы. Понятно, что лишняя головная боль Абрамовичу была не нужна.
     Оставались три лондонские команды, а Абрамович предпочитал купить именно столичный клуб. “Арсенал” отпал быстро: во-первых, у его владельцев не было ни желания, ни необходимости продавать его, а во-вторых, в то время в подвешенном состоянии находился ключевой вопрос о строительстве нового стадиона.
     А вот с “Тоттенхэмом” переговоры продвинулись весьма далеко. Абрамович встретился в Лондоне с председателем совета директоров клуба Дэниелом Леви. Как тот пояснил впоследствии, предметного разговора на тему продажи клуба не было: Абрамовича в основном интересовали перспективы группы ENIC, крупнейшего акционера “Тоттенхэма”. Сделка по приобретению “Тоттенхэма” представлялась возможной — Леви в принципе был не прочь продать свои акции и мог убедить сэра Алана Шугара, бывшего председателя совета директоров клуба, расстаться со своими 13 процентами. Позже Захави позвонил Леви и спросил, действительно ли акции продаются и по какой цене. Тут-то Леви и сделал роковую ошибку, назвав сумму в 50 миллионов фунтов за 29,9 процента акций. Это означало, что он оценивает весь клуб в 167 миллионов фунтов, в то время как на тот момент акции на бирже шли всего лишь по 18 пенсов за штуку, то есть 20 миллионов за 100 процентов. На что рассчитывал Леви, неизвестно, но Захави, не вдаваясь в детали, назначил дату его следующей встречи с Абрамовичем — 1 июля…


Партнеры