Проделки со сделками

Депутаты Госдумы хотят узаконить бесплатную раздачу земли

3 апреля 2007 в 15:36, просмотров: 480

Может, Бог и любит троицу, но сегодня с уверенностью можно констатировать, что в России благополучно провалена уже третья попытка провести земельную реформу. Провалена в том смысле, что крестьяне снова остались без земли. Ее собственниками стали кто угодно: финансисты, коммерсанты, бывшие председатели колхозов, но только не те, кто собирался использовать ее по прямому назначению — пахать, сеять и растить корма для скота. Однако это не единственный парадокс неудачных преобразований. Удивительно, что практически никто, вплоть до представителей верхних эшелонов власти, не знает, как разрулить сложившуюся ситуацию и уберечь от растаскивания на коттеджные "наделы" оставшиеся сельхозугодья. Кое-какие идеи есть у депутатов Госдумы, но в успех они, похоже, и сами не очень-то верят.


Надо отдать должное команде Ельцина, которая вовремя вспомнила, что Ленин выиграл революцию на лозунге из шести слов. Обещанная, но не отданная на самом деле крестьянам земля стала тем пряником, который помог большевикам прийти к власти. Успешный опыт апологеты первого российского президента охотно взяли на вооружение. В течение рекордно коротких трех месяцев всю колхозную землю в стране поделили на паи. 12,3 млн. российских крестьян получили, по сути, формальную расписку от государства в том, что они якобы обладают кусочком его бывшей собственности.


И хотя в отличие от ваучеров паи запрещалось продавать кому ни попадя, рейдеры нашли иголочное ушко в законе, через которое безнаказанно увели не одну сотню гектаров сельхозугодий. Разработана целая схема, по которой до сих пор действуют скупщики земли. Потенциальные лэндлорды через своих представителей договариваются с авторитетным работником предприятия, например агрономом, а то и с самим председателем. Дают ему немалые деньги, чтобы он выкупил паи у своих работников. Кто-то не соглашается на продажу долевой собственности, но много желающих и не надо. Если треть пайщиков дала "добро", по закону можно принимать решение о создании собственного кооператива. Как только он "сколочен", землю, несмотря на всю нашу бюрократическую волокиту, поразительно быстро межуют и оформляют в собственность. При удачном раскладе еще и меняют целевое назначение. В Подмосковье на таких сделках новоиспеченные латифундисты сделали себе состояния.


— Наше желание воспрепятствовать этому процессу упирается в Гражданский кодекс, который в первую очередь защищает интересы собственника, — говорит председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Геннадий Кулик. — С точки зрения законности к этим сделкам не придерется даже Европейский суд, с такой юридической филигранностью научились их проводить рейдеры. С другой стороны, люди утверждают, что их обманули. Я, например, предложил обманутым пайщикам выдавать землю из резервного фонда регионов. На что мне возразили: "А ты гарантируешь, что завтра паи не будут размножены и их новые владельцы не придут за якобы своей землей?" Ведь не везде сохранились подлинные списки и протоколы собраний. Другое предложение — заплатить за участки по кадастровой стоимости. Но здесь встал вопрос: кто должен платить? С одной стороны, заварил кашу федеральный центр, с другой — конкретные решения принимали райисполкомы, по-нынешнему — муниципалитеты, у которых таких денег нет. Признаться, мы так и не нашли выход из ситуации.


Когда передел собственности закончится, можно будет написать целую книгу, подробно описав разнообразные способы увода земли. Местами получится забавное чтиво. Так, к Геннадию Кулику обращались колхозники из Домодедовского района. Сначала некая коммерческая структура попросила сдать ей землю колхоза в аренду. За это пообещала топить клуб, школу и другие скромные коммунальные блага. Через год коммерсанты организовали шикарный банкет с концертом и на этот раз попросили продать им паи. Собрание приняло положительное решение. И хотя сейчас ясно, что сделка была не совсем честной: колхозники жалуются, что были выпивши, не понимали, в чем дело, на сцене пела какая-то артистка, поезд уже ушел. Протокол подписан, земля перешла в собственность другой структуры. И таких случаев хоть отбавляй. Причем во многих из них неблаговидную роль играет сам руководитель сельхозпредприятия.

— Еще один способ полукриминального захвата земли и передела собственности — банкротство сельхозпредприятия, — продолжает депутат. — На сегодня в стране 3,5 тыс. хозяйств находится в этом состоянии. Я не знаю ни одного случая банкротства, которое привело бы к серьезному финансовому оздоровлению. Поэтому сейчас мы добиваемся принятия поправок к закону о банкротстве, которые определили бы особенности процедуры для сельхозорганизаций. Надо законодательно закрепить запрет о продаже земли посредством торгов. Также мы хотим, чтобы была запрещена продажа с аукциона маточного поголовья, что, к сожалению, делается часто.


Депутаты Госдумы готовят и еще ряд нововведений. Уже в мае они могут рассмотреть поправки к закону, предусматривающие бесплатное выделение земли под индивидуальное жилищное строительство. — Это не значит, что земля на Рублевке будет раздаваться бесплатно, — поясняет Кулик. — Целью решения является развитие сельских, малонаселенных и слаборазвитых в экономическом плане территорий страны. Право решать, где раздавать участки, а где нет, мы хотим отдать непосредственно регионам.

По замыслу депутатов, субъекты сами будут решать, какого размера наделы они будут предоставлять желающим и в каких районах. Правда, владельцев бесплатной землицы ожидает ряд ограничений.


— В мировой практике, если такой участок собственник продает раньше чем через семь лет, — говорит Геннадий Алексеевич, — то он должен заплатить в бюджет приличную сумму. Мы хотим сократить этот срок до пяти лет.


Сегодня для того чтобы купить никому не принадлежащий участок земли в заброшенной деревне на окраине, например, Серебряно-Прудского района, необходимо участвовать в торгах. Что это такое и с чем его едят, рядовые граждане понятия не имеют. Им проще вообще счесть идею покупки неудачной, чем впрягаться неизвестно во что. А деревня тем временем умирает.

— Приедут люди, начнут покупать у бабушек молоко, картошку. Жизнь закипит, деревня возродится, — считает депутат. — Нам давно пора было уходить от громоздких бюрократических механизмов. В настоящее время в очереди на жилье в России стоит более 20 тысяч человек. Многим из них обновленный закон поможет его обрести. Кроме этого депутаты Госдумы намерены конкретизировать критерии использования земель сельхозназначения. Нередки случаи, когда рейдеров буквально ловили за руку, уличая в скупке сельхозугодий для дальнейшей перепродажи. Но как только дело доходило до суда, оказывалось, что ни один закон не предусматривает наказания за это. "А может, мы хотим здесь заповедник сделать. Или травы лекарственные выращивать", — всегда находилась отговорка у латифундистов. На этот раз депутаты хотят точно расписать, с какой периодичностью на этой земле должны собираться урожай, выращиваться корма, пастись скот и т.д.


— Также мы хотим в ближайшее время облегчить процедуру добровольного отказа от собственности, — говорит депутат. — В данный момент в нашей стране ее практически нет. Об этом нас просят многие владельцы садовых участков, подсобных хозяйств и граждане, по тем или иным причинам передумавшие вести индивидуальное жилищное строительство.


В настоящее время, чтобы добровольно отказаться от земли, необходимо обратиться в суд. Перед этим надо оформить участок во всех регистрационных и кадастровых палатах, заплатить пошлину, словом, изрядно потрепать собственные нервы и кошелек. Зачастую собственники предпочитают оставить все как есть, чем устраивать хождения по мукам. Поправки позволят им отказываться от земли всего лишь через нотариально заверенное личное заявление.


СПРАВКА "МК"


В настоящее время в России насчитывается 196 млн. га земель сельхозназначения. Из них в частной собственности граждан находится 124,4 млн. га (включая паи бывших колхозников — 112 млн. га). Фермерские хозяйства имеют в собственности 6,6 млн. га. Личные подсобные хозяйства занимают 4,4 млн. га, садоводческие кооперативы — 700 тыс. га. Под ИЖС занято 300 тыс. га, предприниматели имеют 1 млн га, юрлица — 5,2 млн. га. Остальная земля принадлежит муниципалитетам и госучреждениям.


До начала земельной реформы только 2 процента наших соотечественников имели в своем пользовании земли сельхозназначения. Сегодня 34,8 млн. российских семей владеют 22 процентами сельхозземель. Средний размер земельной собственности по стране — 44 сотки.




Партнеры