“Галилео”: и все-таки она вертится?

Александр Пушной: “Быть серьезным я опоздал”

5 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 1447
  Телеканал СТС занялся просветительской деятельностью. Весело о полезном, нужном, научном и интересном рассказывает новая программа “Галилео”. Полчаса знаний о мире, который нас окружает, каждый день — в лучших традициях Первого развлекательного пойдут на пользу и детям, и взрослым.
     
     Удивить и развлечь одновременно — такая задача стояла перед создателями “Галилео”. Ведет “Галилео” на телеканале СТС Александр Пушной, известный публике по участию в юмористическом шоу “Хорошие шутки”. Коллеги прозвали Пушного “человек-оркестр”. Кроме того что Александр — личность творческая, он физик по образованию. Наверное, поэтому у него с легкостью получается заинтриговать зрителей и убедить, что познавательный процесс не имеет ничего общего со скукой. Сюжеты для программы снимаются во всех уголках мира, а студийная часть — в Мюнхене. В тележурнале “Галилео”, который идет на Первом развлекательном по будням в 16.30, найдутся ответы на многие, на первый взгляд, даже нелепые вопросы. Александр Пушной на правах ведущего поведал нам о своем участии в новом проекте.
     — Легко ли вам было примерить на себя роль ведущего научно-развлекательной программы?
     
— Признаться, я довольно быстро скатился в привычный для себя образ доверчивого веселого человека, пытающегося познать мир. Сюжеты, которые показываются в программе “Галилео”, призваны излечить меня от навязчивой любознательности и разъяснить, как все есть на самом деле. Но здесь, думаю, меня все же нельзя назвать ведущим серьезной программы. Из меня вообще серьезный ведущий не получится.
     — Почему же?
     
— По определению. Потому что быть серьезным ведущим я, как говорится, уже опоздал. Не воспринимают меня люди в этом качестве. Честно говоря, и мне это скучновато — не мое.
     — Сразу ли вы согласились вести “Галилео”?
     
— Да. Мне всегда интересно делать что-то новое. К тому же по образованию я физик, так что имел дело с наукой, хотя и очень давно. А в программе “Галилео” мне нравится то, что в ней рассказывается о вещах, нас окружающих. Не о чем-то абстрактном и далеком, с чем человек никогда не сталкивается, а о предметах, которые мы частенько держим в руках. Ведь в них “закопано” много всего — идей, технологий, о чем мы даже не подозреваем!
     — А как строится программа?
     
— Основа программы — примерно четыре сюжета. Я же являюсь элегантно связующей субстанцией, которая предваряет показ сюжетов некими размышлениями. Кстати говоря, необязательно то, что я говорю, правда. Например, задается вопрос о строении Крымского моста. Понятно, что существует теория, почему он сделан именно так и как он держится. Но помимо достоверных сведений есть всякие сумасбродные догадки. Вот я как раз специализируюсь на таких догадках. Или, допустим, идет разговор о каком-то историческом факте: Дмитрий Иванович Менделеев в 1887 году забрался на аэростат только для того, чтобы посмотреть солнечное затмение. Это официальная версия. Меня она мало волнует. Я развил свою: Менделеев поднялся на аэростате, чтобы посмотреть на затмение, спустя ровно три часа после того, как придумал водку. И поднимался он на аэростат, напевая романс “Я вся горю, не пойму отчего...”. Причем Менделеев только один и видел затмение, о чем и сообщал всем с аэростата. Мне лично кажется, что все было именно так. Таким образом, есть интересный факт, на который я стараюсь смотреть со стороны, а есть правда, с которой мои домыслы не имеют ничего общего. В “Галилео” я, по сути, тот человек, который задается глупыми вопросами и не получает на них ответа. А ответы содержатся в сюжетах, вся информация в них — абсолютно верная.
     — Вы действительно ставите эксперименты в передаче?
     
— Стараюсь все пробовать на себе. Если сюжет про еду, то я, естественно, пытаюсь ее отведать. Хотя мы как-то снимали сюжет, связанный с насекомыми, которых поедают в Таиланде целыми тоннами...
     — И вы что — попробовали?
     
— Нет! Мне просто стало жалко кузнечика, тем более размером он был практически с мою ладонь. Или кузнечику стало меня жалко?.. В общем, мы не разобрались, кому кого стало жалко, и по обоюдному согласию я его не стал есть. Но я понял такую вещь: самый действенный способ борьбы с тараканами — начать их пожирать. То есть совмещать приятное с полезным. Только надо к этому привыкнуть. В них огромное количество протеина и никакого жира! В принципе пища-то полезная. Просто хрустит на зубах неприятно, а так вроде ничего.
     — Ну, если Пушной скажет, может быть, кто-то и попробует?
     
— Не-ет! Мне же придется для этого показать пример — съесть самому!
     — Рассуждения между сюжетами — ваши личные или вам помогают сценаристы?
     
— Нелепые догадки — это мое. Конечно, подводки к сюжетам пишу не только я. Существуют авторы, редакторы. Но я постоянно добавляю что-то от себя. Та часть, которую пишут авторы, все-таки более вменяемая, чем то, что я от себя добавляю. Самое страшное, может быть, — когда я совсем пускаюсь в бред, размышляя о том о сем.
     — И что, редакторы все это пропускают в эфир?
     
— Конечно же, должен быть разумный баланс между тем, что мы увидим на экране, и тем, что мне набредилось. Если удается, то получается на самом деле хорошо. Иногда не удается, и получается просто информативная подводка. Допустим, мне неохота шутить по поводу суши, и я просто говорю то, что прочитал у редакторов. Попробовал суши сам, а оно совсем не кислое оказалось, как должно было. И только в конце меня осенила догадка: “Может, это совсем не суши?” Но было поздно — я его уже жевал.
     — Съемки “Галилео” проходят в Мюнхене. Как вам удается совмещать это с “Хорошими шутками”?
     
— Практически не удается. Сейчас я с вами разговариваю по телефону. На коленях у меня ноутбук. Я еду в Театр на Малой Бронной на съемки “Хороших шуток”. Мы с ноутбуком активно готовимся к программе.
     — У вас маленький сын. Как он реагирует, когда видит программы с вашим участием?
     
— Ему два с половиной года, и пока в программах он узнает только меня. Когда я пропадаю с экрана, он спрашивает маму: “Папа ушел?” Когда он смотрит передачи, в которых я снимаюсь, меня дома, признаюсь, не бывает. Знаю все по рассказам жены.


Партнеры