Чем дышат гиганты киноиндустрии?

И вообще, почем нынче опиум для народа?

6 апреля 2007 в 10:21, просмотров: 461

Воистину мудр сказавший: "Кто не успел, тот опоздал". Добиться интервью сразу у двух вице-президентов крупнейших кинематографических магнатов мира было достаточно сложно. Господа Свинкелс (Universal Pictures) и Виан (Paramount Pictures) презентовали новинки кинорынка, а на следующий день собирались вылетать в Лондон. Будить их, и без того измотанных постоянными перелетами, было совестно, но я все же рискнул. Особенно после того, как один из них вскользь упомянул фамилию Бекмамбетов, выговорив ее без посторонней помощи. Любопытство победило совесть, и на следующее утро я уже измерял шагами ковры шикарного отеля в центре Москвы. Нильс Свинкелс и Марк Виан появились в лобби с присущей англичанам пунктуальностью, но... один из них был с чемоданами. У меня екнуло сердце: "Не успел". К нескрываемой радости, они согласились уделить немного времени на интервью.

MK: В этом году обе компании представили зрителям картины самых различных жанров. Как вам удается ладить между собой? Ведь, насколько я понимаю, вы являетесь конкурентами. Существует ли деление рынка на какие-либо сферы влияния?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Мы довольно долго работали вместе в компании UIP (United International Pictures), а теперь переехали под крышу компании Universal и продолжаем сотрудничество. На кинематографическом рынке хватит места для всех. Здесь мы работаем в одном офисе, но каждый представляет продукты своей компании на рынке. Все спорные вопросы решаем через студийный менеджмент. Это не всегда просто, но пока мы справляемся. При таком широком спектре жанров необходимо следить, чтобы на рынке не появлялось, например, три комедии подряд. Следует помнить, что в мире существуют не только компании Universal и Paramount – дистрибьюторская сеть опутывает всю планету. В каждой стране свой рынок, который живет по своим канонам и правилам.

MK: Так каким образом вы определяете, когда выпускать тот или иной фильм, чтобы не перенасытить рынок, например, боевиками или фантастикой?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Скорее всего это зависит от сроков окончания съемок фильма. Мировой рынок во многом зависит от рынка Соединенных Штатов. Даты выпуска фильмов определены заранее, исходя из этих дат мы планируем выпуск фильма на большие экраны по всему миру. Все компании следят за конкурентами, чтобы знать, что и когда следует выпустить. Появление на экранах однотипных картин одной за другой негативно сказывается на рынке.

MK: В ближайшее время на больших экранах появятся по крайней мере несколько сиквелов. Считаете ли вы, что они более популярны благодаря узнаваемым названиям, чем абсолютно новые фильмы?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: По разному. Если вы запускаете какую-то новинку на рынок, со временем она становится узнаваемой. Люди уже примерно знают, чего им ожидать, только "в-этот-раз-все-будет-сочнее-и-вкуснее". Если вы добиваетесь этого эффекта, продолжать, разумеется, стоит; это сработает. Несколько лет кропотливого наблюдения показали, что съемки сиквелов могут быть очень выгодны, если начало удачное. Наверное именно поэтому этим летом будет представлено столько сиквелов. Хотя необычный не приевшийся сюжет новой картины может быть куда более привлекательным, чем продолжение когда-то нашумевшего фильма.

МАРК ВИАН: На самом деле, все решают зрители; только в их власти дать персонажу второе рождение или похоронить его в архиве под слоем пыли. Люди любят определенный тип персонажей, как, например, Шрек. Своими отзывами они "требуют" продолжения мультфильма. Мы лишь выполняем их "требования". Характеры ключевых героев меняются из серии к серии. Теоретически, как в случае с Джеймсом Бондом, нет необходимости обрывать сериал, достаточно добавить хорошо знакомому персонажу какие-то новые запоминающиеся черточки. Это и служит предпосылкой для появления нового фильма. Если мы понимаем, что ничего нового персонажу уже не "пришить", что обновить его уже не получится, фильм "умирает". Повторюсь, только зрители решают, стоит ли продолжать сериал.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Всегда полезно чередовать сиквелы с новыми картинами. Некоторые новые фильмы могут претендовать на продолжения, но ни одна студия не занимается исключительно сериалами. Все ищут свежие новые сюжеты.

MK: Кстати, не можете ли вы открыть секрет своеобразной голливудской "традиции" выпускать трилогии ("Матрица", "Терминатор", "Блейд", "Властелин Колец", "Пираты Карибского моря" и всех прочие)? Это магическое число выбрано не случайно?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: (смеется) Никто не может запретить режиссеру выпустить четвертую и пятую и шестую серии. В некоторых случаях это зависит от источника (например, если фильм снят по трехтомнику). В некоторых случаях сюжетная линия исчерпывается.

МАРК ВИАН: Этот выбор опять же делается зрителями. Например, "Пираты Карибского моря 4" уже в процессе создания; в 2010 году на экраны выйдет четвертая серия "Шрека". На 2-й, 3-й или 4-й сериях не стоит "стоп-сигнал". Если зрители запросят больше, сериал будет жить.

MK: Таким образом, вам приходится внимательно следить за мнением общественности, чтобы не зарубить курицу, несущую золотые яйца.

МАРК ВИАН: Разумеется! Впрочем, достаточно взглянуть на кассовые сборы того или иного фильма. Если картина приносит $300 млн или $400 млн, становится ясно, что персонаж полюбили во всем мире и продолжение ожидает успех. Я нипочем не поверю, что люди не хотят снова увидеть Шрека.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Да, наверное так оно и есть. Некоторые сюжеты просто не расчитаны на продолжение – они завершены по смыслу. А другие пропадают на долгое время, потом появляются вновь и снова оказываются на волне успеха. Но это только в том случае, если люди продолжают ждать главного героя.

MK: Как в случае со "Звездными Войнами" мистера Лукаса?

МАРК ВИАН: Мне кажется, что Джордж Лукас всегда расчитывал на то, что будет шесть частей... Или... Ах, да, правильно, девять!

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Если говорить о персонажах, пропадавших из поля зрения, то нельзя не вспомнить о мистере Бине! Он не появлялся на экранах 10 лет. Теперь вернулся в полнометражном фильме и оказалось, что его помнят и любят. За прошедшую неделю он лидировал в международных чартах популярности. И это после 10-летнего отпуска! Герой с возрастом не растерял своего обаяния. Вообще, попытка вернуть на экраны старого героя – это сродни рулетке. Похоже на то, что герой Аткинсона вообще не исчезал с афиш. Складывается ощущение, что мистера Бина любят во всех странах мира; в этом уникальность героя. Вне зависимости от культуры, страны, национальности и языка – это универсальная комедия. Особенно это ценно для такой большой страны, как Россия. Где бы мы не показывали фильм – на Дальнем Востоке, в Сибири, во Владивостоке, в Москве или в Санкт-Петербурге – он нашел своего обожающего зрителя. Заметьте, несмотря на популярность, мы не собираемся делать трилогию по этому сюжету (смеется).

MK: Считаете ли вы российский рынок прибыльным, а россиян – благодарными зрителями?

МАРК ВИАН: Российский рынок сейчас на подъеме, причем настолько, что никто и ожидать не мог. Некоторое время мы находились под влиянием ужасного стереотипа, дескать, в России зрительский отклик найдут только боевики. Мы рады, что от этого стереотипа не осталось и следа. Комедии у вас тоже идут на "ура". Кроме того, мы отметили интерес к драмам и другим киножанрам. Ежегодно мы отмечаем, насколько меняются зрительские пристрастия.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Мне кажется, что последнее время российские зрители становятся все более восприимчивы к самым различным киножанрам. Россияне могут гордиться своей богатой историей и культурой. Русские литература и театр по достоинству признаны во всем мире. Сейчас "аппетит" зрителей возвращается к кино, в том числе и к местным кинолентам. Одной из глобальных целей компании Universal является создание всемирного кинопроката. Мы хотим, чтобы фильмы снимались повсеместно, а не только в Голливуде. По мере сил мы помогаем местным режиссерам. В частности мы усмотрели талант в Тимуре Бекмамбетове. После успеха его "Дозоров", мы хотим, чтобы он снял картину, которую увидит весь свет. Мы даем ему шанс "выступить" перед всем миром, а не только перед Россией.

МАРК ВИАН: Благодаря нашим партнерам рынок будет развиваться – сейчас повсеместно строятся новые кинотеатры мирового класса. В России (в частности в Москве) построены одни из лучших, которые я видел в мире. Кроме того, активное строительство кинотеатров ведется и в регионах.

MK: Вы упомянули Тимура Бекмамбетова и тем самым предвосхитили мой следующий вопрос. Считаете ли вы, что российские режиссеры и актеры являются конкурентноспособными по сравнению со своими зарубежными коллегами?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: В 50-х, 60-х и 70-х годах прошлого века многие актеры были выходцами не из Америки. В 80-х и 90-х большинство актеров, занявших кинематографический подиум, были американцами. Теперь, как мне кажется, возвращается эпоха интернациональных звезд: из Германии, Франции, Испании... а теперь – и из России. Такие деятели, как Тимур Бекмамбетов, разумеется, конкурентноспособны. Они показывают хороший стиль, особый необычный подход к съемкам фильмов. Кажется, российские кинематографы могут похвастаться...

MK: Высоким профессионализмом?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Да, именно! Высоким профессионализмом даже по Голливудским стандартам. Мы готовы выделить Тимуру немаленький бюджет, чтобы он мог удивить весь мир так, как в свое время удивил Россию.

МАРК ВИАН: Основное внимание мы уделяем кастингу актеров, которые могут принять участие в съемках в любой стране мира. Если они не испытывают затруднений при многочисленных перелетах и помогают делать общее дело, то не важно, какую именно страну они представляют. Один из ярких примеров – в последнем фильме о Джеймсе Бонде представлены трое актеров из Дании, одну из главных ролей сыграл немец. Это показывает, что если снимается международное кино, не обязательно делать акцент на местных актеров. Может быть отчасти поэтому эти фильмы настолько популярны. Рынок в настоящий момент переживает подъем. Снимая международный фильм при участии интернациональных актеров, мы тем самым привлекаем зрителей по всему миру. Пространство сокращается, люди умнеют. У разных народов разные культуры, разные мировидения, разные потребности – мы стараемся уследить за всем.

MK: Если в сценарии присутствует какой-либо материал, который свойственен только российскому менталитету, рискнете ли вы привезти такой фильм в Россию?

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Мне кажется, что картины должны отражать текущее положение вещей. А оно меняется, как меняется и человеческое восприятие окружающего. Как я уже отметил ранее, люди становятся умнее. Мы учимся у международных кинематографов. Если речь идет о России, то российские сценаристы и режиссеры оказывают нам неоценимую помощь в создании реалистичной картине происходящего. Мировая общественность уже отказывается воспринимать реальность глазами Голливуда; теперь необходимо быть максимально реалистичными, инсценируя ту или иную ситуацию. Мы стараемся понять, почему определенные фильмы пользуются большей популярностью, а другие – меньшей; почему некоторые зарубежные фильмы становятся популярными, а другие серьезно отстают по сравнению с местными. Таким образом мы узнаем интересы местного населения – в частности, насколько правдоподобно в картине показывается их страна. Требуется определенная гибкость, чтобы следить за реалиями и реагировать сообразно.

МАРК ВИАН: Думаю, все определяется режиссером картины, тем, куда он хочет направить сюжетную линию картины. Сегодня не составляет проблем за одну ночь в самолете обогнуть планету и выяснить то, как живет и чем дышит местное население. Кроме того, каждый видит одно и то же по-своему. 20 боевиков или, например, 20 комедий, выпущенных за год, каждая картина будет по своему уникальна. Разумеется, не каждый режиссер может предоставить документальное обоснование сюжета. Большинство фильмов, знаете ли, базируются на вымысле и ход событий определяется сценаристом. Детали для фантастов не принципиальны.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Кроме того, многое зависит от того, для кого снимается фильм. Как вы можете предположить, каждый фильм снимается для соответствующей аудитории и если фильм выпущен в прокат, он обязательно найдет своего зрителя. Успех приходит, если режиссеру удастся преодолеть этот барьер и привлечь других зрителей. В этом случае картина становится поистине очень успешной.

MK: В каком случае вы можете отказаться от проката картины? То есть, есть ли у вас какие либо предпочтения в выборе картины, следуя которым вы можете отказать режиссеру?

МАРК ВИАН: Нет, нет, никогда! Мы никогда не используем личные предпочтения в выборе картины. Думаю, в процессе отбора картин важнейшее место занимает финансовая составляющая. Если мы считаем, что картина будет иметь кассовый успех, то тонкости сюжета не будут иметь особого значения.

MK: Иными словами, "деньги не пахнут"?

МАРК ВИАН: Ну, не настолько все плохо. В некоторых случаях вопрос о том, коммерческое кино или некоммерческое, не ставится. Если ожидается большой интерес со стороны зрителей, если заранее известно, что фильм будет иметь успех, мы готовы взяться за этот проект. Одним из таких стал фильм "Неудобная правда" (An Inconvenient Truth), который посвящен глобальному потеплению. Он вышел не во всех странах лишь по той причине, что выпуск новых фильмов в прокат стоит немалых денег. В некоторых регионах фильм не окупился, в других – окупился сторицей. Но это было уже не важно. Эта история должна была быть рассказанной и мы чувствовали определенную ответственность за то, чтобы довести ее до зрителей.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: У каждой компании есть определенный бюджет, который расчитывается на каждую картину. В зависимости от типа фильма, меняется стратегическая политика компании-дистрибьютера. Однако коммерческая составляющая никогда не исчезает из нашего поля зрения. Иногда мы доверяемся таланту режиссера и даем ему возможность попробовать свои силы, вне зависимости от того, проявляется его талант в нетривиальном видении мира или в адекватной оценке обстановки. Примером некоммерческого кино с нашей стороны может послужить фильм "1993". У режиссера было послание, которое он пытался довести до всего мира. Его способ передать это сообщение мы нашли оригинальным, вне зависимости от того, насколько сложным оно бы ни было. Этот проект оказался весьма удачным, в том числе и с коммерческой стороны. В основном благодаря тому, что зрители проявили повышенный интерес к сюжету. Поэтому к общему вопросу стоит подходить более прагматично: есть фильмы, которые стоит делать и есть другие, которые делать не стоит.

МАРК ВИАН: В конечном итоге, наше дело – делать фильмы, которые будут приносить деньги. Но мы также ограничены некоторыми рамками ответственности. Как уже сказал Нильс, необходимо снимать фильмы самой различной направленности; приходится выбирать... Вообще, в мире не существует бизнеса, среди целей которого не было бы получение прибыли. Не будет прибыли – не будет бизнеса. При отсутствии прибыли невозможно дальнейшее развитие, невозможно снимать новые фильмы, двигаться вперед.

MK: Вы подвели меня к последнему, пожалуй, вопросу. К сожалению, в России пока процветают видео-пираты. Охарактеризуйте ваше отношение к этой проблеме, за исключением того, что пиратство это, конечно, плохо.

МАРК ВИАН: Подумайте об этом с такой стороны – если пиратство одержит верх над официальными дистрибьютерами, новые фильмы перестанут появляться в России, новые фильмы перестанут появляться во всем мире. Поэтому мы инвестируем крупные суммы в борьбу с пиратством. Сценарист и режиссер должны иметь право спокойно заниматься своим делом, не забивая голову борьбой с пиратами и незаконным копированием. В конечном итоге в разных странах мира незаконное копирование продукции с нарушением авторских прав стоит многим честным труженикам их рабочих мест. Многие потеряли работу из-за пиратской деятельности.

НИЛЬС СВИНКЕЛС: Конечно, незаконное копирование выпускаемой нами продукции стоит нам денег, но больше всего страдают актеры. При копировании музыкального или видео диска, пираты вредят певцам, актерам и режиссерам. В борьбе с пиратством нам необходимо объединить усилия с другими компаниями, а также с государственным аппаратом и мне кажется, что в этом направлении мы уже сделали несколько уверенных шагов. Кроме того, многое зависит от общественного самосознания. Покупая DVD-диск на улице или в киоске, люди должны знать, что это незаконно. Это – преступление.

МАРК ВИАН: Нельзя не отметить, что пираты совсем не заботятся о качестве своей продукции. Мы же отвечаем за качество наших фильмов. Клиенты не могут пожаловаться ни на качество звука, ни изображение. Сейчас правительственные органы во всех странах мира ужесточают меры наказания за незаконное копирование продукции, охраняемой законом об авторских правах. По мере того, как силы правопорядка ликвидируют фабрики по производству контрафакта, пиратам их деятельность обходится все дороже и дороже. Соответственно увеличивается цена "пираток" на рынке. Мы надеемся в самое ближайшее время приблизить эту цену к нашей.

MK: Что ж, мне остается только пожелать удачи вам и процветания вашим компаниям. Спасибо вам за интервью и за все те замечательные фильмы, которые мы смогли посмотреть благодаря вашим усилиям.

Про себя я поблагодарил судьбу, за то, что удалось выспросить все, что хотелось. Марк с чемоданами в руках спустился на первый этаж и подошел к швейцару, чтобы тот поймал такси. Вице-президент компании Paramount ехал в аэропорт, а Нильс отстал от коллеги лишь на пару минут – он зашел в номер за своим кейсом.



Партнеры