Цои о геях

"...Большинство геев и сами прекрасно понимают, что проводить гей-парад сейчас в столице небезопасно, и идти туда не собираются"

6 апреля 2007 в 00:03, просмотров: 518
  

Анита ЦОЙ, певица:
“ГЕЙ-ПАРАД МОСКВЕ НЕ НУЖЕН”

     — Анита, это была “подстава”?
     — Ты о чем?
     — Я про интервью в “МК” и про твое выступление в гей-клубе.
     — Что, зацепило? (Смеется.) Все знакомые звонят мне и вкрадчивым голосом спрашивают: как у тебя дела, еще не развелась пока?
     Я не понимаю, откуда такая бурная реакция. Я всего лишь сказала, что люблю выступать в клубах, и, соответственно, в гей-клубах тоже выступаю. А еще сказала, что частная жизнь — это личное дело каждого.
     — По-моему, ты лукавишь. Или за дурака меня держишь. Ты же прекрасно понимаешь, что, говоря про подставу, я имел в виду твоего мужа, который занимает высокий пост в мэрии Москвы.
     — Я не делаю себе пиар на имени мужа. Ты, видимо, хорошо прочитал подводку к интервью и вопросы корреспондента, но не увидел сути в моих ответах.
     — И в чем суть?
     — Суть в том, что мы все жители большого города. Каждый из нас по-своему оригинален. Мы все разные: толстые и худые, черные и белые, люди разных религий, профессий и сексуальной ориентации.
     Именно таким разнообразием и отличается современный мегаполис. Почему мы не можем быть терпимее друг к другу и жить дружно и спокойно?
     — Если это не личный пиар, выгодный шоу-бизнесу, то почему ты не выступила в защиту, например, лиц кавказской национальности? Почему именно тема геев оказалась на переднем плане?
     — Есть такая русская поговорка: “Пока гром не грянет, мужик не перекрестится”. Меня эта тема коснулась лично.
     — Ты решила сменить ориентацию?..
     — Да не делайте из меня королеву геев! Хватит прикалываться. Между прочим, я и детям помогаю. Фонд у меня. И вообще готова встать на защиту интересов любого меньшинства. Национального, например. Сама такая. (Улыбается.)
     Главное — видеть в человеке человека! Я говорю о серьезных вещах. В моем коллективе работают как представители секс-меньшинств, так и люди традиционной ориентации. Что же, им теперь сцепиться и бить друг другу морду?!
     — Твой муж почти так и поступил в Лондоне…
     — Да что же вы за люди! Все путаете. Мой муж в Лондоне никого не бил. Он выполнял свою работу. Видимо, кому-то просто выгодно заниматься разводками.
     — Кому?
     — Как ты знаешь, меня пригласили работать в гей-клуб. За час до концерта поступила информация, что меня собираются во время выступления забросать яйцами. В целях моей безопасности организаторы предложили все отменить, но концерт состоялся. Я пришла к своим зрителям с чистой совестью, с великолепно подготовленной программой и любовью в сердце.
     Я действительно люблю всех своих зрителей, и они ответили мне тем же. Полторы тысячи человек пели и танцевали вместе со мной. Море цветов и позитива. И никто из них не думал о вражде.
     По роду своей профессии я знаю о представителях гей-сообщества не понаслышке. В массе своей они обычные люди. Но есть кучка людей из этого же сообщества, которым власть и деньги покоя не дают. Похоже, они готовы изменить всем своим жизненным принципам. Например, продать родину и даже подставить своих под удар.
     — Ты сейчас о чем?
     — О том, что у тех людей, кто смог добраться до Лондона, попасть на закрытую пресс-конференцию мэров пяти мировых столиц и попытаться поднять флаг над головой мэра Москвы, наверняка есть деньги и высокопоставленные покровители. В метро они точно не ездят.
     Эта горстка людей своими действиями в Лондоне и заявлениями о проведении гей-парада в Москве, игнорируя мнение большинства жителей города и закон нашей страны, только разжигает рознь и озлобление в окружающих. При этом скинхеды и религиозные фанатики бить будут не организаторов провокаций, а обычных геев, которые каждый день ездят на работу на общественном транспорте. Не дай бог, среди них окажутся и мои люди!
     Кстати, большинство геев и сами прекрасно понимают, что проводить гей-парад сейчас в столице небезопасно, и идти туда не собираются.
     Меня возмущает, что горстка провокаторов выступает за прогрессивную Россию и одновременно представляет наш народ, нашу страну недоразвитыми и дремучими. Разве это так? Я же не одна езжу по загранице. (Улыбается.) Сегодня мы гордимся нашей столицей, которая находится на одном уровне с ведущими столицами мира.
     — Это ты мужа поддерживаешь?
     — Я не нянька с соской, чтобы поддерживать немощного малыша! Это моя личная позиция! А мой муж — самодостаточный взрослый человек, который сам может постоять за себя. Кстати, еще и защитит нас с тобой. (Смеется.)
     Ну вот, сбил меня. О чем я говорила? (Морщит лоб.)
     — О гей-параде.
     — Точно. Люди не совсем правильно понимают ситуацию. Многие запрет гей-парада в Москве воспринимают как борьбу с геями вообще. Но это не так. По-моему, Москва — толерантный город.
     Здесь всем места хватает. Может, кто-то и косит взгляд в сторону людей нетрадиционной ориентации, высказывает что-то… Но общественные места по интересам никто не закрывает и в тюрьму за однополую любовь никого не сажают. А вот гей–парад Москве действительно не нужен.
     Запрет гей-парада вызван прежде всего заботой о спокойствии города и его жителей. Поймите правильно, я не поддерживаю своего мужа. Я с ним солидарна.
     — Что-то я тебя, Анита, снова не понимаю. На вопрос “МК”: “Может, тебя еще на гей-парад понесет?” — ты ответила, что, может, и понесет. Разве это не прямое заявление об участии в гей-параде?
     — Я никогда не отказываюсь от своих слов. Во-первых, речи о прямом участии и быть не может. Такого рода шествия состоят из представителей нетрадиционной сексуальной ориентации: геев, трансвеститов и лесбиянок. А я — ни то, ни другое, ни третье. (Смеется.) Исключительно только как зритель. Во-вторых, только не в Москве.
     — Почему?
     — Помимо общепринятых причин у меня на это есть свои личные мотивы. Я лично не отказалась бы поехать на гей-парад. Например, в Сан-Франциско или в Сан-Паулу. Это захватывающее дух карнавальное шествие с ритмичной музыкой и зажигательными танцами. Это входит в сферу моих профессиональных интересов. И кто знает, какие творческие находки после этого шоу родятся в моей голове. На этом мой интерес заканчивается. Я взрослый, сформировавшийся человек, который точно знает, что ему нужно от жизни.
     А вот сына с собой не возьму!
     — ???
     — Помимо красочной и безобидной, на первый взгляд, формы любое публичное массовое мероприятие такого рода является агитационной пропагандой в борьбе за права гомосексуалистов. Я понимаю, за что они борются. И это нормально. Так же, как и представители малых национальностей и религиозных конфессий, они борются за свои права. Флаг им в руки!
     Главное, чтобы эти фееричные шоу-аттракционы не лишали наших детей их законного права выбора личной сексуальной ориентации. Ведь детям, с их несформировавшейся психикой и мировоззрением, так близко все яркое и “сказочное”…
     Конечно, делать вид, что в стране нетрадиционного секса нет, не надо. Поздно или рано они все равно об этом узнают. Но и провоцировать не следует. А на самом деле еще и внуков хочется понянчить.
     — А как же твой клип “Lover” с геями и трансвеститами?
     — В своем творчестве я просто передаю дух нашего времени. И не более того. И, как ни странно, во все времена женщина хотела быть прежде всего любимой.
     — Анита, если не секрет, как муж отреагировал на твое интервью в “МК”?
     — Опять ты за свое? (Смеется.)
     Если честно, конечно, спасибо он мне не сказал. Сдержанно попросил позвонить ему на работу. Надо понимать, что в нашей семье “сдержанно” — это значит на пределе взрыва. Вечером дома у нас состоялся серьезный и эмоциональный разговор. Мы поняли, что на одни и те же вещи мы смотрим по-разному. И, несмотря на это, мы друг друга смогли выслушать и постарались понять. А еще точка зрения у нас одна: “Гей-парад Москве не нужен”.
     
Степан ЛИСТЬЕВ

Сергей ЦОЙ, пресс-секретарь мэра Москвы:
“ЗАПРЕЩАЯ ГЕЙ-ПАРАД, МЫ ЗАЩИЩАЕМ МОСКВИЧЕЙ. ГЕЕВ — В ТОМ ЧИСЛЕ”

    — Сергей, судя по публикациям в СМИ и главным образом в Интернете, московские геи хотят присвоить вам звание главного гомофоба. Вам не страшно?
     — Это слишком большая честь для меня. Вряд ли я ее заслуживаю. Я же не святее Папы Римского, который выступает против однополой любви. Впрочем, я не совсем понимаю, почему секс-меньшинства приклеивают ко мне именно этот ярлык — гомофоб. Перевожу на русский язык: гомофобия — человекобоязнь. Уверяю вас, никакой такой фобии у меня нет. Я никого не боюсь, геев — тем более. Вероятно, они хотели вложить в это слово совсем иной смысл — человеконенавистничество, в данном случае — ненависть к представителям нетрадиционной ориентации. Так и этого нет. Я к ним абсолютно равнодушен, безразличен, как к некоей данности, существующей в параллельном для меня мире.
     Проблемы возникают тогда, когда самые агрессивные из них пытаются лезть со своими убеждениями в жизнь миллионов москвичей, не приемлющих их образа мыслей. Таким образом, они сами являются источником конфликта. Задача же власти — не допустить выхода этого конфликта на улицы.
     — Кстати, о мордобое. На вас подал иск в Скотленд-Ярд один из российских геев, Николай Алексеев. Это после вашей с ним рукопашной в Лондоне. Что это было?
     — Какая рукопашная, помилуйте! Чтобы я, со своим черным поясом по карате, поднял руку на гея…
     В Лондоне была чистой воды провокация. У всякой официальной встречи есть протокол. Наша задача, в том числе моя — как пресс-секретаря мэра, — неукоснительное следование протоколу. Предполагалось, что на пресс-конференции одному журналисту с каждой стороны будет предоставлено право задать вопрос своему мэру. Организаторы пресс-конференции почему-то не заметили никого из журналистов московского пула. Будем считать, что не преднамеренно. Такое право предоставили одной российской журналистке, живущей в Лондоне. О чем она спросила? Правильно: о запрете московскими властями гей-парада. Хотя тема эта не являлась предметом встречи “М-4 + 1”. Ну, да Бог с ними! Лужков отвечает. Мэры обмениваются мнениями. Ставится точка. Что происходит дальше? Юрий Михайлович соглашается ответить на вопрос Первого канала. И тут, как черт из табакерки, выскакивает этот Алексеев и поднимает над головой мэра флаг гей-парада. Так, чтобы попало в объектив. Я его, естественно, тут же опускаю.
     — Гея?
     — Флаг. Он опять пытается поднять. Я его опять опускаю.
     — Алексеев утверждает, что у вас с ним был физический контакт…
     — Только этого не хватало. Противный!.. Никакого контакта — физического, телесного — у меня с ним не было. Только через тряпочку. В смысле — через его флаг. И у меня сразу встал, естественно, вопрос: как и в каком качестве этот московский гей попал в Лондон на пресс-конференцию, на которую была жесткая аккредитация? Впрочем, к чему лукавить, зайдите в Интернет — там куча материалов о том, как геи готовились к этой акции в Лондоне. Другой вопрос, почему организаторы встречи открыли перед ними все двери. Я же строго выполнял свои должностные обязанности — протоколом никаких протестных акций не было предусмотрено, и я их постарался пресечь. Случись подобная провокация впредь — поступлю так же. Независимо от того, кто будет провокатором — гей, лимоновец, либертарианец…
     Кстати, в многочисленных комментариях к встрече “М-4 + 1” утверждалось, что Лужков в своем неприятии гей-парада не нашел понимания ни у одного из мэров. Это не так. Журналисты поинтересовались мнением мэра Пекина о московском запрете. И вот она — китайская мудрость! Мэр Пекина как будто не расслышал вопрос. И заговорил об ущемлении английскими властями… прав и свобод курильщиков. Вы, говорит китаец, производите сигареты, рекламируете их, продаете, а вот курить в общественных местах запрещаете. Что же вы идете на поводу у американцев, не даете нам, курящим, дымить там, где мы хотим?
     Комментаторы не услышали в словах китайца ничего, кроме протеста курильщика. А ведь пекинский мэр ответил на вопрос о запрете гей-парада. Курите — но избавьте от дыма некурящих, курите — но не пропагандируйте курение. Тусуйтесь в своих гей-клубах — но не навязывайте свой образ жизни окружающим.
     — Это и ваша позиция?
     — Разумеется! В Москве несколько гей-клубов, никто ведь их не собирается закрывать, никто не чинит препятствий секс-меньшинствам в отправлении их потребностей, какими бы они ни были. Но этого им мало, они хотят нести свой образ жизни в массы, они хотят выйти на улицы. Не получится!
     — Сергей, ваша жена Анита тесно связана с шоу-бизнесом. В этой среде нетрадиционная ориентация — явление не редкое. У нее не возникает проблем, связанных с хорошо всем известной позицией мужа?
     — Моя работа всегда отражалась на жене. Это неизбежность, к которой мы давно привыкли. Тяжело было в начале девяностых, во времена путчей. Когда взлетали цены на все, начиная с хлеба, к нам в квартиру — не поверите — врывались соседи, чтобы убедиться в своих подозрениях. Мол, если я во власти, значит, в моей семье — пир во время чумы. Открывают холодильник, а там — шаром покати. Потом был резкий скачок цен на услуги ЖКХ — так Аниту с детской коляской закидали гнилыми помидорами: жена чиновника — значит, и она виновата. Возникают ли у нее сейчас проблемы? Вроде бы их не должно быть, ведь она — гораздо более толерантный человек, чем я. И, в общем-то, с подавляющим большинством коллег по шоу-бизнесу у нее нормальные отношения. Но находится горстка отморозков, которые угрожают ей тем, что могут сорвать концерт, закидать яйцами. Звучат и другие угрозы. Дикость какая-то!
     — Можно согласиться — дикость. А насколько цивилизованно запрещать парады, в чем смысл запрета?
     — Очень цивилизованно. Запрет на проведение гей-парада преследует несколько целей. Первая — защита интересов всех москвичей. Согласитесь, это главная задача власти. В обществе нашем существует острое неприятие ценностей, которые пытаются навязать ему нетрадиционалы. Общество озабочено проблемами демографии, воспитания здорового — прежде всего морально — подрастающего поколения. И наконец, общество видит в действиях секс-меньшинств угрозу своим тысячелетним устоям. Не случайно против идеи гей-парада с резким осуждением выступили главы всех основных российских конфессий — Святейший патриарх, Верховный муфтий, Главный раввин.
     Вторая цель, которую преследует запрет на проведение гей-парада, — защита самих геев. Да-да, это не лукавство! Хотим мы того или нет, но должны признать: в обществе существует масса организаций, формальных и неформальных групп, в том числе довольно агрессивных. Те же скинхеды. И они уже не раз заявляли открытым текстом: если геи выйдут на парад — дело кончится кровопролитием. Недооценивать эту угрозу нельзя. Тот же Верховный муфтий вынужден был заявить: я не смогу остановить мусульман от физического насилия над геями, если те пойдут на парад. Вправе ли власть перед лицом реальной угрозы беспорядков и кровопролития в столице давать добро на шествие секс-меньшинств? Конечно, нет.
     — Тем не менее их лидеры заявляют: парад пройдет 27 мая, даже если не будет разрешения властей.
     — С огнем играют. В этом вся их агрессивная сущность. Московская власть действует строго в юридическом поле. Мэр не раз заявлял: если суд разрешит парад — мы препятствовать не будем. Но пока суды — и Тверской районный, и Московский городской — отказывали им в исках. Запрет сегодня имеет законную силу. Если они наплюют на закон, они возьмут на себя всю ответственность за возможные — боюсь даже подумать какие — последствия.
     Наши доморощенные геи часто ссылаются на толерантность Запада в отношении секс-меньшинств. Но забывают при этом о законопослушности своих западных “коллег”. Классический пример: геи Нью-Йорка в свое время подали заявку на участие в параде, посвященном Дню святого Патрика. Однако Федеральный суд по иску организаторов запретил геям участвовать в параде. Вопрос был закрыт. Другой пример, может быть, еще более показательный. Несколько лет назад геи всех стран попытались было соединиться на острове Лесбос. Греческие власти, рассмотрев заявку, отказали в проведении международного съезда. И — никакого скандала.
     — А вот вас, Сергей, скандалы преследовали и после Лондона. Виктор Шендерович, выступая по радио, одарил вас следующим комплиментом: “…Пресс-секретари должны фильтровать базар и не говорить вслух, чем стала богата их небольшая голова за годы жизни под мышкой у Лужкова… Что же до меня, то по мне лучше Элтон Джон, чем Таджуддин. И уж точно — лучше гей, чем Цой. Потому что гей — это личная ориентация, а Цой — это общественный диагноз”. Как вам диагноз?
     — Насчет “небольшой головы” я бы ответил ему как действующий юморист бывшему юмористу. Ни голову, ни какую другую часть моего тела в руках он не держал, поэтому судить о размерах не может. Если же серьезно, то я вырос не под мышкой, а под крылом у Лужкова. И этим горжусь. Под этим же крылом выросли несколько губернаторов — Шанцев, Боос, Мень, многие политические деятели страны. Мне приятно быть в такой компании. Похоже, наши с Шендеровичем предпочтения расходятся во всем, а не только в ориентации. И хотя вера у меня христианская, по мне действительно несоизмеримо лучше Верховный муфтий Таджуддин, чем Элтон Джон. Потому что Таджуддин представляет интересы и чаяния миллиона мусульман-москвичей, моих земляков. И уж точно — лучше Шаевич, чем Шендерович. Потому что такие великие люди-пастыри, как Святейший патриарх, Верховный муфтий, Главный раввин, молясь и борясь за интересы миллионов своих единоверцев, укрепляют не только веру. Их усилия в конечном счете направлены на укрепление и развитие нашей общей великой Родины — России.
     
Иван СЕРГЕЕВ


    Партнеры