Мы желаем счастья в храм

Воду, которой моют храмы перед Пасхой, не выливают, а пыль — сжигают

7 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 4348

В воскресенье православные отпразднуют самый долгожданный праздник в году — Пасху. Церковные работники с ног валятся, чтобы к торжеству из торжеств украсить храм и навести чистоту: до блеска натирают подсвечники и стекла в иконах. Подготовить храм к празднику — совсем не одно и то же, что убрать квартиру. Вся вода после стирки облачения священников и церковной утвари сливается в специальный слив, чтобы никто не мог ее осквернить, даже пыль из пылесоса непременно сжигается. Что не видно взгляду обывателя и как убираться в храме по канонам, испытал на себе корреспондент “МК”.


В храме Вознесения Господня за Серпуховскими Воротами трудоемкая подготовка к Пасхе лежит на ризничной (ответственной за ведение хозяйства) Ирине Карпенко. Ирина знает все секреты: в какой пропорции развести розовую воду для протирания стекол на иконах, в какой последовательности менять щетки для снятия воска с подсвечников, сколько градусов должна быть вода, чтобы смыть лампадное масло.

До Пасхи еще несколько дней, а храм уже напоминает муравейник. Прихожанка Светлана оттирает скребком воск от пола, Наталья Сергеевна моет витражные стекла, а пять прихожан натирают до блеска подсвечники.

— Чтобы стекло на иконе блестело и благоухало, его нужно протирать розовой водой, — наставляет меня пожилая прихожанка. — Даже на обычной службе стекла на иконах, к которым прикладываются прихожане, мы протираем раз 150. То ли еще будет на Пасху, когда такой наплыв верующих.

— А вот подсвечники в наше время не грех начищать при помощи современных химических средств, — рассказывает прихожанка Татьяна. — Это не только быстрее, но и эффективнее. Раньше подсвечники натирали речным песком, а жир снимали горячей водой.

Ирина Карпенко ведет меня в святая святых — хранилище, где весь год до Великой пятницы хранится Плащаница — полотнище с изображением тела Иисуса Христа после снятия с креста. В Великую пятницу его выносят на середину храма для поклонения верующих.

— Смотри не дотронься до Плащаницы руками, — предупреждает меня Ирина. Она бережно поднимает за концы покрывало, которым покрыта Плащаница. Именно потому что для всех верующих это — святыня (на ней, по преданию, лежало тело распятого Иисуса), Плащаницу никогда не стирают, ее можно только пылесосить, причем этим пылесосом больше ничего нельзя делать, чтобы не осквернить полотно. Пыль из такого пылесоса никогда не выбрасывается, ее только сжигают.

Как любые предметы материального мира, приходит в негодность облачение священников, книги и священные писания. Если их уже нельзя отреставрировать, их тоже сжигают.

К Пасхальной ночи Ирина с помощницами должны постирать, подшить и нагладить облачения священников. Хотя в XXI веке не возбраняется стирать в машинке, первую воду все равно нужно непременно слить в отдельный слив, предназначенный только для стоков воды от мытья церковной утвари.

— Однако многое приходится стирать только вручную, — делится секретами Ирина. — Некоторые облачения расшиты золотыми или серебряными нитками, здесь используется лишь сухая чистка. Все одеяния непременно подкрахмаливаются.

В Москве есть несколько православных химчисток. Здесь облачение стирают по старинке: вручную и детским мылом.

Оказывается, утюгом, которым наглаживаются одеяния, ни в коем случае больше ничего нельзя гладить.

— Если вдруг впопыхах кто-нибудь этим утюгом что-то прогладил, например свой носовой платок, придется просить священника вновь освящать все облачение, — рассказывает прихожанка.

В храме Вознесения Господня служат 7 священников, причем каждый из них должен будет переодеться за службу семь раз. Пасхальных облачений — семь цветов радуги. Особенно эту традицию соблюдает московское духовенство; например, питерское ограничивается тремя-четырьмя переоблачениями, а в Ярославской и Новгородской губерниях переодеваются всего 1—2 раза. Собственно, это зависит от возможностей священников — не все могут позволить себе столько разноцветных парчовых нарядов: столичные приходы издавна были состоятельнее, чем все остальные.

— Переодеваться множество раз — эта традиция зародилась в старое время: если умирал состоятельный человек или кто-то из его близких родственников, непременно покупался большой кусок драгоценной парчи, который покрывал гроб, пока он стоял в церкви, — рассказывает протоиерей Михаил Ардов. — Затем гроб уносили, а парча оставалась в храме, и из нее за счет родственников умершего шили два облачения — для священников и для диакона. А когда приближалось Светлое Христово Воскресение, многие именитые прихожане обращались к настоятелю с одной и той же просьбой: “На Пасху послужите в наших облачениях…” Так вот, чтобы не обидеть никого из благоустроителей храма, хитроумные московские попы и ввели обычай переоблачаться в Святую ночь множество раз.

В Пасху можно наблюдать забавную картину: с каждым выходом из алтаря батюшка пухнет словно на дрожжах, становится все толще и толще. Оказывается, быстро переоблачиться нужна сноровка, поэтому, если священник чувствует, что до его выхода остаются считанные секунды, новое облачение он надевает поверх старого.

Один из самых важных атрибутов праздника — украшение храма цветами. Так как основные цвета Пасхи — красный и белый, церкви украшают красными розами, гвоздиками, белыми лилиями и хризантемами. В букеты непременно добавляют зеленые веточки. Составлением букетов в корзинах обычно занимаются профессиональные флористы.

— Каждый год, чтобы украсить наш храм, мы закупаем 250 роз, столько же хризантем и более 100 лилий, — рассказывает Ирина Карпенко. — Это целое искусство: букеты непременно должны нести радость праздника, таких в цветочных магазинах не найти.

Цветами украшают храм буквально накануне Пасхи, поэтому флористы проводят всю ночь за составлением букетов.

Каждый год на Пасху прихожане буквально заваливают батюшек крашеными яйцами, куличами и пасхами. Каждый верующий считает своим долгом непременно поделиться символами праздника со священниками и похристосоваться. К концу праздника в крупных храмах яйца исчисляются десятками ведер. Ни один батюшка не уйдет от настоятеля без ведерка в нагрузку. Яйца освященные, но съесть такое количество невозможно, поэтому священники щедро раздают их родственникам, соседям и просто первым встречным.

— Наш храм покровительствует российским воинам, — рассказывает игумен Алексей. — Священники после Пасхи проезжают по воинским частям и, конечно, раздают пасхальные яйца на солдатские кухни.

В некоторых храмах, чтобы не обидеть прихожан (а похристосоваться со всеми священники не могут физически), настоятели завели забавную традицию. Алтарник выносит настоятелю доверху наполненную крашеными яйцами корзину. Священник кидает яйца в толпу, а прихожане их ловят.

— Яйца, разумеется, не валяются под ногами, — рассказывает диакон Сергей. — Считается честью поймать яйцо из рук самого настоятеля.

— А если яйцо попадет по лбу? — спрашиваю я.

— А на этот случай у нас всегда медный пятак наготове, — смеется диакон.

Считается, что освященное яйцо может пролежать до следующего года и не протухнуть. Многие прихожане непременно оставляют пасхальное яйцо до следующего праздника.




Партнеры