Как погасить Кремлевские звезды

Тайны московских съемок: Красную площадь для Михалкова засыпали искусственным снегом, а для Воланда чистили пруд

9 апреля 2007 в 20:00, просмотров: 1125
  Автор одного из самых известных фильмов про столицу “Москва слезам не верит” Владимир Меньшов как-то признался, что среди его коллег-режиссеров считается особым шиком, неким даже отличительным знаком, снимая фильмы про Первопрестольную, обязательно показать либо Красную площадь, либо Пушкинскую, либо Арбат, либо какой-нибудь другой узнаваемый городской пейзаж. А все почему? Сделать это бывает очень даже непросто: начинающий режиссер без имени вряд ли может рассчитывать на то, что его съемочную группу пустят в святая святых российской столицы. Да и во многие другие интересные места — тоже, поскольку последние числятся особо секретными, режимными объектами.

Сталин и трактор

     Сегодня трудно себе представить, что в 30-е годы прошлого века даже такому обласканному партией и правительством киномэтру, как Григорий Александров, проще было “построить Москву” в павильоне, чем просить у своего покровителя Сталина разрешение на съемку столичных пейзажей. Иногда, правда, власть предержащие сами настаивали, чтобы в фильмах появлялись узнаваемые места Москвы. Так получилось с фильмом “Свинарка и пастух”.
     — Мы начали снимать в Кабардино-Балкарии, когда узнали, что началась Великая Отечественная война, — вспоминает исполнитель роли пастуха Мусаиба Владимир Зельдин. — Режиссер фильма Иван Пырьев решил, что теперь вряд ли кто позволит снять финальные сцены на ВДНХ — тогда она называлась Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Мы начали строить декорации выставки в Минеральных Водах. Но тут наряду с первыми военными приказами Сталин подписал особый, касающийся нашей съемочной группы. Иосиф Виссарионович распорядился снимать финальные сцены на территории ВСХВ в Москве. Работали мы в перерывах между бомбежками фашистских бомбардировщиков. Прятались в укрытие, а после налета опять начинали снимать. Представьте только: на экране мы должны были смотреться беззаботно, жизнерадостно. Снимали праздничные сцены, а на самом деле вокруг война, смерть, разруха…
     Тот же Сталин сразу после войны для фильма “Клятва” позволил затащить на Красную площадь настоящий трактор! По сценарию он ломается прямо посередине главной площади Москвы, и ни тракторист, ни советчики из толпы не в состоянии сдвинуть его с места. Тогда с трибуны спускается Сталин в исполнении Михаила Геловани, берет в руки руль и на глазах у восторженных зрителей делает пару кругов по брусчатке.

Колокольня в обмен на “Цирюльника”

     В других случаях, чтобы получить разрешение на съемку в центре столицы, достаточно было лишь кого нужно хорошо попросить. Правда, навстречу шли не всем. Рубиновые звезды на Кремле за всю их историю гасили всего дважды. Первый раз — в 1941 году, чтобы свет звезд не стал ориентиром для фашистских бомбардировщиков.
     Второй и единственный, когда звезды гасили ради кино, в 1997 году — для съемок на Красной площади “Сибирского цирюльника” Никиты Михалкова. Поскольку зима выдалась бесснежной, пришлось засыпать площадь тоннами искусственного снега. И это сразу, входя в положение, разрешили. А на просьбу о звездах президент Ельцин тогда ответил: “Кремлевские звезды не гаснут!” До сих пор загадка, какие механизмы воздействия на главу государства подключил тогда Никита Сергеевич. Но погасить на пару часиков “кремлевские огоньки” ему все-таки разрешили. В обмен на слово, что за счет части бюджета “Сибирского цирюльника” (более 40 миллионов долларов) будет отреставрирована колокольня Ивана Великого. После этого Михалков прослыл всемогущим, и за помощью в организации съемок в сердце столицы к нему обращались даже именитые западные коллеги.
     Режиссер фильма “Святой” Филипп Нойс рассказывал голливудским коллегам: “Я думал, что получить разрешение снимать на Красной площади будет неимоверно тяжело. Но нам помогала команда Никиты Михалкова, а у них везде свои люди, вплоть до канцелярии Ельцина! Нам предоставили площадь на пять ночей подряд, закрыв ее на это время для посторонних. В одной сцене армейские грузовики даже въезжают в Кремль. Нам предоставили танки, бронированные машины, солдат в форме...”
     Помог Никита Михалков и Роберту Земекису во время съемок фильма “Изгой”, где герой Тома Хэнкса разгружает почтовые машины почти прямо на Красной площади. А два года назад чаяниями Никиты Сергеевича съемочную группу “Статского советника” пустили даже в Георгиевский зал Кремля. Все участники кинопроцесса ходили тогда в специальных музейных тапочках, и местные начальники запретили им даже мегафоном пользоваться.
     Юрию Каре во время работы над фильмом “Мастер и Маргарита” пришлось заплатить около 5 тысяч долларов, чтобы снять коротенькую сцену, когда Иван Бездомный (Сергей Гармаш) ломится в ворота Кремля с криком “Здесь завелась нечистая сила!” Режиссер считает, что проволочек не было “потому, во-первых, что это была юмористическая сценка и в сценарий никто особо не вчитывался. Во вторых, потому, что впервые в России экранизировали “Мастера и Маргариту”. А в-третьих, шел 1992 год, когда в стране по большому счету никто не мог ничего понять и всем было все равно, что там делают эти киношники”.
     Режиссеру Александру Велединскому, который на Красной площади снимал “Живого”, вообще не повезло. Съемочную группу арестовали и отправили в милицию. Выяснилось, что у киногруппы не хватает некой важной бумаги, без которой вести съемки возле Кремля нельзя...

Проблемы с “мужиком в пиджаке”

     Другой “режимный объект” и лакомый кусок для режиссеров — метро. Подземка становилась объектом внимания кинематографистов неоднократно. Но из всех фильмов, где действие происходит в том числе и в метро, чаще всего вспоминаются “Я шагаю по Москве” Георгия Данелии и “Ночной дозор” Тимура Бекмамбетова. Существует легенда (и Данелия ее не опровергает), согласно которой получить разрешение на съемку в метро помог Михалков, только на этот раз старший. Ради исполняющего главную роль сына Никиты Сергей Владимирович подключил все свои связи, и столичный метрополитен гостеприимно распахнул перед съемочной группой “Я шагаю по Москве” свои двери на всю ночь. Бекмамбетову же так и не удалось договориться с руководством Московского метрополитена, поэтому для “Дневного дозора” арендовали питерскую подземку.
     Вообще, в хрущевско-брежневское время получить разрешение на съемку в узнаваемых “декорациях” реальной Москвы было не в пример легче, чем сейчас, утверждают режиссеры, в фильмах которых столицу не спутаешь ни с каким другим городом.
     У режиссера “Покровских ворот” Михаила Козакова на съемках исторических мест столицы не возникло никаких затруднений. Проблемы с присутствием съемочной группы на Покровке и в районе Чистых прудов решал автор сценария фильма Леонид Зорин. Он сам уроженец здешних мест, и представители многих административных структур в этом районе помнили его еще мальчишкой. А знаменитый проезд Савранского по центру Москвы разрешили снять с условием, что не будет перекрыто движение. Козаков условие принял.
     А Владимир Меньшов вспоминал, что многие сцены в своем оскароносной картине “Москва слезам не верит” (например, поэтический вечер у памятника Маяковскому на Триумфальной площади) снял, вообще ни с кем не договариваясь предварительно.
     Звучит как анекдот, но во время съемок фильма “Офицеры” представители Министерства обороны, курировавшие проект, сами настояли на том, чтобы в кадр попало здание Генштаба на Фрунзенской набережной. Именно оттуда выбегал несколько дублей подряд постаревший герой Василия Ланового, а военные обеспечивали порядок на съемочной площадке.
     Ложкой дегтя в этой бочке меда стала, пожалуй, лишь история с фильмом “Джентльмены удачи”. В сцене, когда главные герои ищут “мужика в пиджаке и дерево”, режиссер Александр Серый хотел снять красивый проезд по Москве, чтобы за окнами мелькали знакомые каждому столичные пейзажи. Но возможность снять сцену у памятника Лермонтову между Казанским вокзалом и метро “Красные ворота” ему предоставили не сразу. Градоначальников наверняка смущало уголовное прошлое режиссера. Да и сама эта сцена, как она выглядела в сценарии, вызывала массу нареканий. Как это: убежавшие бандиты свободно рассекают по столице?..

Пробег космических пиратов

     Но вернемся к “Офицерам”. В ленте Владимира Рогового засветилась и одна из самых демократичных “съемочных площадок” столицы — зоопарк. На съемки здесь во времена СССР разрешений не спрашивали. Но уже в новое время, когда Сергей Соловьев снимал тут сцены из своего “Нежного возраста” (2001), все уже происходило, конечно, под контролем администрации.
     На втором месте по демократичности — Патриаршие пруды. Здесь всегда рады киношникам. Тот же Соловьев на несколько дней сделал это место в самом центре Москвы съемочной площадкой своего фильма “Спасатель”. А для Владимира Бортко, снимавшего на Патриках “Мастера и Маргариту”, пруды даже вычистили бесплатно и нашли лодки, долгое время стоявшие на приколе. Хотя, конечно, большинство московских сцен для своего сериала Бортко снимал в Питере.
     — В Москве невозможно снять старый город, каким он был во времена Булгакова, — рассказывает Владимир Владимирович. — Но без сцены в Александровском саду обойтись мы не смогли. Никто нам палки в колеса не ставил. Напротив, когда мы обратились в московскую мэрию, нам разрешили снимать у стен Кремля сколько захотим. Возможно, сыграло свою роль то, что это — “Мастер и Маргарита”. А с настоящими сложностями я столкнулся уже в Питере, где каждый старый дом — памятник архитектуры. И чтобы снимать там, нужна куча разрешений и резолюций.
     Впрочем, есть в столице места, где, с точностью до наоборот, снимать сейчас тяжелее, чем в советское время. Главным образом это Новый Арбат и Садовое кольцо. Во время работы над культовым детским сериалом “Гостья из будущего” Павлу Арсенову не приходилось, чтобы снять пробежку космических пиратов Михаила Кононова и Вячеслава Невинного по центру столицы, разгонять толпу, вступать в пререкания с милиционерами и иногда до рукоприкладства разбираться с водителями припаркованных повсюду автомобилей. Еще десять лет назад у Валерия Тодоровского не было никаких проблем со столичными властями, когда ему понадобилась сцена разговора главных героинь “Страны глухих” Чулпан Хаматовой и Дины Корзун на пересечении Нового Арбата и Садового. А съемки сцены прогулки персонажей Владимира Меньшова и Александра Панкратова-Черного все по тому же Новому Арбату режиссер фильма “Где находится нофелет?” Геральд Бежанов вспоминает как сладкий сон.
     — Тогда мы просто поставили камеру, прошлись пару раз туда-сюда и спокойно сняли сцену, — смеется Геральд Суренович. — Недавно на съемках новой комедии “Пирожки с капустой” я снова вернулся в центр Москвы. Проклял все. Поставил камеру — плати милиционеру. Хочешь снять панораму с крыши — собери тысячу бумажек от разных инстанций, вплоть до хозяев расположенных поблизости магазинчиков. Проехать по Садовому с камерой на специальной платформе нереально. Машин развелось полно, и их владельцы — люди несдержанные!
     Режиссер Алексей Сидоров рассказывал, что, когда он снимал фильм “Бой с тенью”, для сцены погони ему пришлось обратиться в ГУВД и ГИБДД Москвы, чтобы помогли перекрыть на весь день несколько московских улиц с оживленным движением. Потом ему звонили с реальными угрозами водители, которым из-за съемочной группы в тот день пришлось искать объездные пути, опаздывать на работу или на деловые встречи. Автовладельцы где-то нашли сотовый Сидорова и еще долгое время высказывали ему свое “фи” вплоть до обещаний “повыдергать ноги”!


Партнеры