Критические дни №40

За всю неделю ни одной мировой катастрофы! Для чего же я покупаю газеты?

9 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 278

Не скопляться

     Если в России практически нет политики, то на Украине (или в Украине, бес его разберет) политики хоть отбавляй. Могли бы и нам одолжить немного. В учет платежей за поставки газа.
     В конце концов, за отсутствием собственной сексуальной жизни можно подсмотреть, как этим самым занимаются у соседей. И не в замочную скважину, а в режиме онлайн, что, впрочем, одно и то же.
     Никаких физических затрат, но как поучительно! И эти люди запрещали нам ковырять в носу! Ну, может быть, они отрабатывают новую методику сбережения энергоресурсов, согреваются в политических схватках. Нам это ни к чему. У нас энергоресурсов — хоть ушами ешь.
     В конце концов, что такое политика? Это когда лидеры бьют себя в грудь, крича, что они любят народ больше, чем все остальные. Иногда кажется, что Янукович бьет себя в грудь сильнее, чем Ющенко. А иногда — Ющенко сильнее…
     Но мы-то с вами знаем, кто по-настоящему любит свой народ. Это наша законодательная власть вкупе с исполнительной и судебной. Потому что истинная любовь — это прежде всего не слова, а дела. Кто охраняет нас от волнений и стрессов, связанных с политикой? Они, отцы-благодетели, с некоторым вкраплением матерей. А за последний законопроект о том, чтобы больше двух человек на 1 квадратном метре не собираться, отдельное спасибо. А то, не ровен час, передавим друг друга. Правда, в этом шедевре законотворчества есть некоторые непроясненные места. Например, непонятно, следует ли отнести крестный ход к несанкционированным шествиям и каким образом правило о соответствии числа посадочных мест к количеству собравшихся в помещении будет применено к молитвенным процедурам в различных конфессиях. Ведь тут вообще никакого единообразия: у одних принято общаться с небесами сидя, у других — стоя…
     Но хватит об общественном. Позвольте немного о личном. Вот у нас в семье — проблема так проблема. Ребенок, девочка, которой полтора года, ни в какую не хочет отвыкать от памперсов и, как только ее усаживают на горшок, устраивает форменный скандал. Скажете, пустяки! Но попробуйте войти в положение крохотного существа. Для нее это, может быть, серьезнейший жизненный этап. Да не “может быть”, а совершенно точно. Ну это как для летчика пересесть с “кукурузника” на истребитель. Другой, более высокий уровень ответственности. Но если летчик, куда ни шло, вправе спасовать перед выбором (кто ж его за это осудит?!) и сверхзвуковым скоростям предпочесть тихоходную машину, то горшку нет альтернативы. Необходимо сделать над собой усилие, чтобы ходить не под себя, а по всем правилам человеческого общежития. Как ни сопротивляйся, а взрослеть приходится. Что применимо, как мне кажется, как к ребенку, так и к целому народу.
Лев НОВОЖЕНОВ.

Истина в вине

       
     К познанью истины стремясь упорно,
     Философ древней Греции Сократ
     На философскую стезю встал твердо,
     Когда перевалил за пятьдесят.
      
      
     Идеалист Платон пытался тоже
     Мир объяснить, но до конца не смог,
     “Ты — друг, Платон, но истина дороже,
     Давай махнем по сто!” — Сократ изрек.
      
      
     Когда в большом кувшине с самогоном
     Ни капли не осталося на дне,
     Пришли к согласию Сократ с Платоном,
     Что, как ни спорь, а истина — в вине!
Виктор СОКОЛОВ.

     
     Обладал чувством юмора и, когда били по одной щеке, подставлял другую.
     
     Недавно на всех Сталина не хватало,
     а теперь и Берию надо бы в помощь.
     
     Без ума от мужа,
     а от остальных мужчин — не всегда.
     
     Среди богом избранного народа тоже оказываются избранные дьяволом.
     
     Плохие люди скоро вымрут, но это
     не поможет остальным людям стать лучше.
     
     Легче стало жить оттого, что враги
     не лучше живут.
     
     “Дедовщина”
     в армии переросла
     в “дедовщину” между республиками.
     
     Люди у нас добрые
     и безобразия творят не со зла.
     
     Хочется быть бессмертным, но умирать не хочется.
     
     Недавно нельзя было рот открыть, чтобы слово сказать; теперь можно и рот открыть, и слово сказать, но предварительно затыкают кляпом рот.
Джанни ДЖАНИНИ.

Обменка

     Гражданин Колдаев шел к обменному пункту в дурном расположении духа — возникли непредвиденные расходы, и нужно было срочно обменять 100 долларов. Больше денег у Колдаева не было.
     — Чтоб их, — про себя ругался Колдаев, подходя к дверям обменки.
     И вдруг на асфальте прямо у дверей заметил бумажку с улыбающейся физиономией американского президента Гранта.
     — Пятьдесят баксов! — стукнуло в голове.
     Колдаев оглянулся — вокруг никого не было. Быстро подхватив купюру, Колдаев сунул ее в карман.
     — Вот повезло! — запело в душе. — Сейчас разменяю и…
     Что он будет делать с полученными задарма деньгами, Колдаев обдумывать не стал, а бодро заскочил в обменник.
     Когда здоровенный охранник прикрыл за ним дверь, Колдаев, ликуя, вытащил из кармана найденную купюру и протянул кассиру.
     Тот взял купюру, повертел в руках, пощупал, а затем вдруг пристально посмотрел на Колдаева.
     — Что такое? — холодея, поинтересовался тот.
     Кассир снова повертел доллары в руках, посмотрел на свет и вдруг заявил:
     — Купюра — фальшивая! Жора, держи его! Это фальшивомонетчик!
     Охранник бультерьером бросился на обалдевшего Колдаева и принялся выкручивать ему руки.
     — Как фальшивая?! — слегка сопротивляясь, быстро заикал Колдаев. — Не может быть! Мне ее бабушка с пенсии подарила!
     — Значит, групповое, — мрачно констатировал кассир. — На 16 лет потянет. Восемь — тебе, восемь — твоей бабушке!
     — Ребята, отпустите! — понимая, что влип, взвыл Колдаев. — Нашел я ее! Нашел!!!
     — Все так говорят, — ухмыльнулся кассир, берясь за телефонную трубку. — Алло, милиция?
     — Не надо! — зарыдал Колдаев. — Не надо милиции! Я…
     — Что “я”? — закрывая трубку ладонью, поинтересовался кассир. — Что “я”?
     — Я… я свои деньги отдам! Только отпустите! Нате, возьмите 100 долларов!
     — Детишки небось есть, — скривив губы, спросил кассир. — Что они скажут, когда выяснится, что отец их — жулик?
     — Есть! Есть… Двое у меня, — размазывая по лицу слезы, завыл Колдаев. — Двое… Мальчик и девочка…
     — Может, отпустим? Не будем сообщать? — вопросительно взглянул кассир на охранника. Тот хмыкнул в ответ что-то неопределенное.
     — Ладно, дуй отсюда! — сжалился кассир. — Гони свой “стольник” и беги к своей чертовой бабушке!
     — Спасибо! Спасибо, ребята! — дрожащей рукой Колдаев достал из кармана свои сто долларов и передал кассиру.
     — Настоящие? — приняв сотню, усомнился тот.
     — Настоящие, ей-богу! — взмолился истекающий потом Колдаев. — Отпустите!!!
     — Ладно, пусть идет, — подал знак охраннику кассир. — Смотри, больше не балуй! И бабуле своей передай… Это мы такие добренькие…
     Дослушивать кассира Колдаев уже не стал — едва Жора ослабил медвежьи объятия, Колдаев опрометью выскочил на улицу и в мгновение ока скрылся за углом.
     — Это у нас какой? Четвертый? — проследив за колдаевским бегством, спросил кассир у охранника. — Может, на сегодня закончим? Устал я что-то от этих спектаклей… — И кассир шумно зевнул.
     — Погоди, — буркнул в ответ “шкаф” Жора, — артисты за такие бабки, что мы сегодня сделали, год работают! А то и два! Давай еще разок, раз уж кураж пошел!
     Жора принял из рук кассира реквизитные 50 долларов и вышел на улицу. Закурив сигарету, охранник походил туда-сюда и, убедившись, что за ним никто не наблюдает, незаметно “уронил” фальшивые доллары на асфальт. Затем он быстренько вернулся на свое рабочее место.
     И было почему — к обменному пункту обменивать свои последние 100 долларов быстрым шагом приближался гражданин Большаков…
Антон МАКУНИ.



Партнеры