“Он сказал “Поехали!” и тряхнул мошной”

Наших миллионеров почему-то не тянет к звездам

12 апреля 2007 в 00:09, просмотров: 551
  Почему россияне не рвутся в космос? Кто может стать космическим туристом? Что больше всего поражает людей, поднявшихся на орбиту? Какие знания необходимы человеку, решившему покорить космическое пространство? Обо всем этом “МК” рассказал Сергей КОСТЕНКО — руководитель российского представительства международной компании Space Adventures, которая снаряжала на МКС всех космических туристов.
     Сергей и сам готовился к полету — прошел все медицинские тесты и программу выживания. Даже скафандр примерил, но — не случилось…
     
     — Вы были дублером третьего туриста, Грегори Олсена?
     
— Да, и самым “энергоемким” для меня была медицина. Этих обследований и мониторинга было слишком много, но я понимаю, что это необходимо.
     — А невесомость как вам далась?
     
— Нормально. Тем более это не та невесомость, что в космосе, а всего лишь ее моделирование. Воспринимается как аттракцион: самолет “Ил-76” поднимается на высоту 9 тысяч метров и резко снижается до высоты 6 тысяч метров. В момент снижения ты паришь в салоне. Длится этот момент всего 28 секунд.
     — Так мало?
     
— Чтобы понять, что такое невесомость и как в ней двигаться, как себя ведет тело, — достаточно.
     — Требования для туристов и профессиональных космонавтов одинаковы?
     
— Медицинские требования практически одинаковы. Хотя для туристов есть некие послабления, потому что они проводят на МКС 10 дней, а не полгода. А вот программа подготовки различается существенно: профессионалы готовятся к полету по 2 года, а туристы 5—6 месяцев.
     — Помимо денег и здоровья что должны иметь кандидаты в космические туристы?
     
— Главное — они должны иметь желание потратить свои деньги и время, пойти на некоторый риск. Потому что, несмотря на исключительную надежность российских космических кораблей, определенный риск все же сохраняется. Практика показывает, что на это идут уже состоявшиеся личности, образованные люди, много попробовавшие и повидавшие в жизни.
     — Что должен уметь космонавт-любитель?
     
— Обладать навыками поведения в экстремальной ситуации и уметь помочь экипажу в случае нештатных ситуаций. Должен уметь выживать в различных географических зонах, на море, в пустыне, в тундре. Должен знать конструкцию и компоновку космического корабля, основные системы жизнеобеспечения. Их учат азам общекосмической подготовки. Углубляться в специальные дисциплины нет необходимости. Нужно знать, как вести себя на станции, что можно трогать, что нельзя.
     — Сейчас туристы даже исследования на орбите проводят…
     
— Да, они стараются быть максимально действующим членами экипажа. Только первый турист не имел никакой программы, он просто наслаждался полетом и фотографировал. Остальные пытаются сделать в космосе что-то полезное — для себя, для своей компании. Американский турист Чарльз Симони, который отправился на МКС 7 апреля, будет выполнять медико-биологический эксперимент для ЕКА (Европейское космическое агентство. — Е.П.).
     — Есть ли у тех, кто побывал в космосе, какие-то одинаковые впечатления?
     
— Все возвращаются счастливыми и потрясенными.
     — А что им больше всего нравится? Вид на Землю?
     
— Мне сложно ответить за всех, но похоже, что да. И ощущение того, что ты над ней летишь.
     — Анюше Ансари, несмотря на то что все 10 дней полета чувствовала дискомфорт, сказала, что снова полетит.
     
— Да, в космическом полете есть период адаптации — пока организм перестроится, привыкнет к невесомости и другим факторам, проходит от 3 до 14 дней. Все очень индивидуально. Для профессионального космонавта срок не играет роли, но любители летают только на 10 дней. Видимо, у Анюше адаптация еще не завершилась, а уже нужно было возвращаться. Но эти моменты не омрачают того эмоционального подъема, который люди получают по возвращении на Землю.
     — Случалось ли с ними что-нибудь из ряда вон выходящее?
     
— Это исключено, весь полет происходит по четкому графику. У них там нет времени просто летать по станции. Любой космонавт имеет циклограмму на весь день, все жестко регламентировано по минутам: сеансы связи, работа, выходы в открытый космос. И для туристов также. Они загружены — только на фотосъемку, звонки на Землю и радиолюбительскую связь у них уходит по нескольку часов в день. А ведь еще и эксперименты надо проводить, которые они собираются выполнить.
     — А вы своих космонавтов-любителей не планируете в отрытый космос выводить?
     
— Есть такая идея, она возникла недавно. Но тут могут быть определенные сложности. Например, здоровье у туриста, который готовится к такому заданию, должно быть абсолютным. Времени на подготовку уйдет гораздо больше.
     — Ваша компания объявляла, что строит ракетопланы в российском КБ им. Мясищева…
     
— Они пока находятся на стадии предварительного проектирования. Для суборбитального полета мы сначала проектировали трехместный корабль. Но ситуация на рынке движется быстро, и пришлось разрабатывать проект пятиместного ракетоплана “С-21” (другое его название — “Эксплорер”). А сейчас пришли к тому, что летать будет большой корабль, на 8—10 мест. То есть проект постоянно видоизменяется.
     — Имеет ли смысл создавать что-то с нуля, если РКК “Энергия” уже демонстрировала макет шестиместного челнока “Клипер” в натуральную величину?
     
— У них разное назначение: “Клипер” будет летать по орбите, а нашему ракетоплану предстоит суборбитальный полет. То есть корабль поднимется на высоту 100 км, пробудет там 3—4 минуты и спустится обратно. Весь полет займет 45—50 минут.
     — И все?!
     
— Ну ведь мы же с вами договорились, что самое красивое в космосе — это вид Земли. Вот его-то туристы и увидят.
     — А стоить такой полет будет 200 тысяч долларов?
     
— На сегодняшний день цена варьируется от 100 до 200 тысяч долларов. Подготовка к такому полету будет занимать всего пару дней: день на медицинские тесты и день — на центрифуги, чтобы люди поняли, какие перегрузки их ждут при старте и при посадке. Невесомость, наверное, тоже попробуют.
     — И как будет происходить полет?
     
— Корабль на высоту 15—17 км будет выводить самолет-носитель. Возможно, это будет наш высотный самолет “М-55” “Геофизика”. Далее суборбитальный корабль включает свой твердотопливный двигатель и самостоятельно поднимается до высоты 100 км, потом планирует и садится на аэродром. Простой параболический полет.
     — Где же будет садиться ваш ракетоплан?
     
— Первые испытательные полеты “Эксплорера” пройдут в ЛИИ им. Громова в подмосковном Жуковском. У них есть летный полигон площадью 40 квадратных километров, закрытый для обычных полетов. Там самая длинная в Европе взлетно-посадочная полоса. А постоянно действующие космопорты для наших суборбитальных кораблей планируется построить в Сингапуре и ОАЭ. Ориентировочная стоимость космопорта — 200 млн. долларов, финансироваться проект будет на деньги частных американских и сингапурских компаний.
     — Клиенты на суборбитальные полеты уже есть?
     
— Конечно, причем со всего света!
     — Кого больше?
     
— Американцев. Потом европейцы.
     — А наши-то есть?
     
— Ни одного.
     — Дожили. Людей богатых в России — море, но никто из них не бредит космосом!
     
— Я думаю, что наши соотечественники пока еще не готовы тратить деньги на космические полеты. Российский капитал очень молодой, и люди не успели все попробовать. Но я думаю, что скоро наши сограждане все же пополнят ряды космических туристов.
     — Вы-то сами не теряете надежды полететь?
     
— Наверное, всему свое время. Я очень этого хочу и надеюсь, что такая возможность когда-то мне представится.


Партнеры