Жизнь за $37 200,

или Как заработать на колледж службой в Ираке

16 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 336
  3334 американских солдата на сегодняшний день погибли в ходе иракской кампании. Страшная статистика ежедневно пополняется все новыми жертвами, однако спустя три года ситуация в стране остается критической. Администрация Буша требует все новых пополнений к уже размещенному в Ираке 135-тысячному контингенту. Кто они, американцы, которые по своей воле отправляются на бойню? Вот лишь одна из тысяч историй людей, которые по той или иной причине сказали войне “yes”.
     
     По бескрайней Америке несется кортеж. В центре кортежа — белый пикап. На заднем стекле автомашины — изображение Иисуса Христа и афишка со словами: “Моя дочь служит в армии”. Впереди, по бокам и сзади семейного автобушка, мчатся лихие мотоциклисты. Огромные звездно-полосатые флаги развеваются сзади байков, словно гигантские крылья. Кортеж стартовал в долине Мохаве, штат Аризона, пересек реку Колорадо и повернул на север по хайвею №95. Впереди открылась пустынная, безводная Южная Невада. Миновав заброшенный золотоискателями городок Серчлайт (“прожектор” по-английски), остановившись на короткое время у железнодорожной развилки Пасс, кортеж въезжает в игорную столицу Америки — сверкающий никогда не гаснущими огнями реклам Лас-Вегас. Но кортеж в Лас-Вегасе не задерживается, ибо его ставки — не доллары, а жизнь. Миновав город соблазнов, кортеж выходит на шоссе, ведущее к аэропорту. Наконец, семейный автобус останавливается у здания со словами “Отлет”. Одна из его пассажиров, невысокая девушка, еще девочка, прощается с провожающими и садится в самолет, который должен доставить ее на военную базу Форт-Худ в Техасе. Из Форт-Худа ее путь лежит в Ирак.
     Девушке 18 лет. Зовут ее Реша Кэйн. Она недавно окончила школу “Нидлс хай” в местечке с лихим названием Мустанг и тут же записались добровольцем в армию. Нет, Реша не суперпатриотка. Просто Реша хочет стать биохимиком. Но у ее родителей нет на это средств. Нет и грантов. А вот армия выписала ей чек на 37 200 долларов. Это “частичная компенсация”, как говорится в официальном документе, для отработки которой рядовая Кэйн должна прослужить в армии три года и 22 недели. Многократно увеличенная копия заветного чека украшает одну из стен в гостиной дома Кэйнов, увешанной семейными фотографиями. Чек выписан Фондом армейского колледжа и основан на законе, именуемом “Акт Монтгомери джи ай”.
     Родной городок устроил Реше проводы в здании ветеранов зарубежных войн “Пост-404”. В баре предлагают коктейль “Кровавая Мэри” всего лишь за один доллар. Но скидка действительна только с 10 часов утра и до полудня. Ветераны попивают однодолларовую “Мэри”, неистово курят и дают советы новобранке. Общий смысл этих советов — “Не высовываться”. На американском военном жаргоне она звучит так: “Держи нос чистым!” Отец Реши Весли Кэйн, работающий автомобильным дилером и спешащий на службу, крепко обнимает дочь и почему-то спрашивает у нее: “А ты умеешь чистить оружие?” Не аллегорический нос, а реальную винтовку “М-16”. “Да, папочка”, — отвечает Реша.
     Перед “Постом-404” собрались провожающие — родственники, соседи, одноклассники, просто горожане. На автомобильной парковке, что поблизости “Поста”, совещаются мотоциклисты. Они члены команды, называющей себя “Ездоками патриотической гвардии”. Возглавляет “Ездоков” Рич Полиска, седобородый летчик-ветеран, живущий поблизости в Буллхед-сити. История создания “Ездоков” такова. Несколько месяцев назад домой вернулся из Ирака солдат из местных. Его никто не встретил. Об этом узнали Рич и его дочь Хезер. Возмущенные, они решили создать группу “Патриоты Буллхеда” для проводов и встречи солдат — на фронт и с фронта. Пока что итог деятельности “Патриотов Буллхеда” неутешительный — шесть похорон и два счастливых возвращения.
     “Патриоты” узнали об отправлении рядовой Кэйн на войну случайно от одной женщины, работающей вместе с ее матерью Патрицией в магазине “Фэмили доллар”. Они устроили Реше ужин-сюрприз, затем организовали лимузин для прощальной поездки в церковь и оттуда на “Пост-404”, а сейчас — мотоциклетный эскорт. Еще вчера на Реше было бальное платье цвета Дня святого Валентина; сегодня она в камуфляжной солдатской униформе. На груди нашивка: “Рядовая Кэйн”. Она будет служить в Четвертой пехотной дивизии армии США.
     Наступает тишина. Толпа провожающих склоняет головы и молит Бога о счастливом возвращении Реши Кэйн домой. Затем толпа поднимает вверх сжатые в кулаки руки и начинает петь: “Бог, благослови Соединенные Штаты” — гимн в стиле кантри-вестерн…
     Кэйн записалась добровольцем в апреле прошлого года, сразу же после окончания школы (с отличием). Затем она прошла первоначальное военное обучение в так называемом “бут кемп”.
     — Никто не хочет идти на войну, но такова уж наша работа. Нас именно этому и обучали. Мы полетим туда (в Ирак. — М.С.), сделаем свое дело и вернемся, — говорит Реша тоном бывалого солдата. А ей только перед отъездом родители разрешили сделать маникюр!
     Подруливший к аэропорту мотоциклетный эскорт прощается с Кэйн.
     — Счастливого возвращения! — кричит ей летчик-ветеран Полиска. Но его статистика встреч — шесть в гробу, двое живых — к оптимизму не располагает…
     Три года и 22 недели службы в Ираке — срок долгий, тем более если страна за это время не сможет вытянуть себя за волосы из трясины войны. Выживет ли рядовая Реша Кэйн, чтобы воспользоваться чеком на 37 200 долларов и начать учиться на биохимика? Будет ли она и дальше рисовать абстрактных бабочек и абстрактные цветы после весьма конкретной и реалистической иракской мясорубки? Кто знает…


    Партнеры