Армянское телевидение отвечает...

Гарик Мартиросян: “Скинхедов надо изолировать и лечить”

18 апреля 2007 в 20:00, просмотров: 2007

  Он ворвался на телеподмостки как ураган. Он родом из КВН, из “Новых армян”. И сразу сделал всех. “Комеди клаб”, “Две звезды”, “Минута славы” — наш пострел везде поспел. Но как долго будет длиться его минута славы, никто не знает. Даже армянское радио.
     
     — Гарик, извини за банальность, где твои корни? Откуда ты, кто родители?
     — У меня мама — врач, папа — инженер-механик, но это совершенно не отражает их сущности. Потому что папа очень хорошо поет и рисует, а мама очень хорошо поет. У мамы и папы есть по одному родному брату, и они тоже очень хорошо рисуют и поют. То есть во мне, наверное, сошлись все эти певческо-рисовально-музыкальные гены. Я ведь тоже рисую лучше, чем пою. Даже закончил 4-летнюю художественную школу и должен был поступать в художественную академию, но в последний момент передумал и стал врачом.
     — Почему врачом?
     — Когда мне было 15 лет, папа с мамой мне объяснили, что петь и рисовать ты можешь всю жизнь, но лучше быть врачом, хотя бы своей семье поможешь.
     — И на какого же врача ты учился?
     — Сначала шесть лет просто на общего врача на лечебном факультете. Ординатуру должен был закончить кардиологом. Но закончил психотерапевтом-невропатологом. Так получилось.
     — Ты опасный человек, людей должен видеть насквозь.
     — Я бы не сказал, что очень часто применяю свои профессиональные навыки в жизни, но они мне очень помогают в различных критических бытовых ситуациях.
     — Например?
     — Когда я играл в КВН, понять психологию соперника с моей профессией мне было легче. Или пресекать всякие конфликтные ситуации. Думаю, никому в жизни не помешают элементарные знания по психиатрии и психологии.
     — Расскажи, как тебе жилось в советской Армении?
     — Очень хорошо. С этим периодом жизни у меня связаны самые лучшие воспоминания, потому что они пришлись на детство и юношество. Я всегда считал своей родиной весь Советский Союз. Теряюсь, когда меня спрашивают: “А как вам, приезжему, в Москве?” Для меня Москва была и остается столицей той моей родины, в которой я родился. То есть у меня две столицы — Ереван и Москва. И в Москве я не чувствую себя чужаком.
     — Какие у тебя отношения с ментами и со скинхедами?
     — Менты бывают разные, как и скинхеды. Это то же самое, что спросить: какие у меня отношения с сантехниками или с космонавтами? С милиционерами, которые являются хорошими людьми и ничего плохого в жизни не делают, у меня хорошие отношения. А к “оборотням в погонах”, с которыми я, правда, не сталкивался, относиться хорошо невозможно. Скинхеды же — это просто одурманенные люди. Я к ним отношусь как к больным или к маньякам — их надо изолировать и лечить.
     — У тебя до сих пор нет московской прописки. Сложно, наверное, без нее?
     — Знаешь, я давным-давно купил в Москве квартиру и как ее хозяин теперь каждые три месяца хожу в милицию и себя регистрирую. Пишу, что я, Гарик Мартиросян, не против, чтобы Гарик Мартиросян в течение трех месяцев жил на моей территории. Потом через три месяца иду и все это продлеваю. А через шесть месяцев, как только моя регистрация заканчивается, я выезжаю к себе на родину, потом опять прилетаю в Москву и делаю новую регистрацию. Смешно, правда?
     — Прости, на какие деньги ты “давно купил в Москве квартиру”?
     — В то время это были совсем маленькие деньги, не как сейчас. Случилось это то ли в 99-м, то ли в 2000-м. Сейчас моя квартира стоила бы в десять раз дороже. А купил я ее на подаренные мне деньги, если можно так сказать. У меня за границей, не скажу где, живет сестра, а у нее есть богатый муж. И вот в качестве подарка они мне отписали деньги. Но я никогда им не буду возвращать эти деньги, потому что они подарили их мне от чистого сердца. Я им лучше постараюсь купить квартиру в той стране, где они живут, когда у меня будет достаточно денег, потому что там квартиры стоят еще дороже.
     — Скажи, армянский юмор — это национальная черта характера?
     — У меня чувство юмора развилось благодаря игре в КВН.
     — Хочешь сказать, его можно в себе развить?
     — Конечно. Я искренне считаю, что нет на свете людей, у которых нет чувства юмора. Но лично мне помог КВН. А вообще, действительно у всех армян юмор сидит в генах. Наш народ претерпел за свою историю очень много бед, а юмор — это защитная реакция на происходящее.
     — Ты уже несколько раз демонстрировал народу свою жену по телевизору…
     — Это было всего два раза — у Максима Галкина в его программе и в “Пока все дома”. Моя жена очень скромная девушка, и такие вылазки на телевидение ей даются с трудом.
     — Она тоже армянка?
     — Нет, еврейка.
     — А где вы познакомились?
     — Жанна родилась и выросла в Сочи, но в кавказской среде. Она и внешне очень похожа на армянку, очень хорошо по-армянски говорит, и в Армении почти все думали, что она армянка. Познакомились мы десять лет назад.
     — Мне тоже показалось, что она довольно скромная, но, по-моему, Жанна тот хвост, который виляет собакой, то есть тобой.
     — Я бы не сказал. Моя жена очень легкий человек сама по себе, и у нас нет такого разделения — кто кем управляет. Мы даже никогда не спорим по поводу каких-то житейских вопросов, потому что мыслим одинаково. Просто Жанна из другой жизни, а не из шоу-бизнеса. Она юрист.
     — Как относишься к критике? “Комеди клаб” часто ругают.
     — Однажды после одного критического замечания я на целый месяц ушел из эфира. Просто не знал, как реагировать. К критике необходимо прислушиваться, я это сейчас понимаю. Но если слушать все, что про тебя говорят, нет смысла выходить на сцену.
     — “Комеди” в последнее время часто сравнивают с “Аншлагом”.
     — Как нас можно сравнивать?! “Аншлагу” 20 лет, а нам всего два года. Наши программы никак не пересекаются. Если же вы имеете в виду похожую форму, то же самое делали и в комедии дель арте в Италии, и древние греки. Тогда уж надо нас со всеми сравнивать, и даже с древнекитайским театром теней. Жанр “стенд-ап комеди” существует в Америке, в Англии, да и в СССР он был. То, что показывал Хазанов 20 лет назад, то, что пишет Жванецкий, что делали Карцев с Ильченко, — это и был тогда “Комеди-клаб”.
     — Ты сравниваешь себя со Жванецким. Но Жванецкий копает в глубину, в любом его рассказе море смысла...
     — Жванецкому 70 лет, и из них он пишет, наверное, 60. А мне всего 30, и я пишу из них 10. Давайте потерпим до моего 70-летия. Но я еще считаю, что многое из того, что мы делаем в нашей программе, не одномерно и даже не двумерно. Разве тема наркотиков, которую мы поднимаем, одномерна? А нас за это ругают.
     — Да нет, вас больше ругают за слово “жопа”, которое вы повторяете в течение программы раз 20.
     — Я не считаю, что это страшно. Гораздо страшнее то, что происходит в стране и в обществе. Я не гражданин России, но у меня есть гражданская позиция.
     — Как тебе удалось стать популярным? Открой свой секрет.
     — Я не думаю, что такое произошло “вдруг”, это результат кропотливой работы и бессонных ночей. Конечно, я понимаю, что все на свете проходит, и если через неделю меня уберут из эфира, я не пропаду. Найду чем заняться.
     — Но теперь ты повзрослел. Слышал, будешь баллотироваться в армянский парламент.
     — В Армении я просто выставил свою кандидатуру в списках, но не являюсь членом ни одной из партий. Просто я хотел показать, что мне небезразлично то, что происходит на родине.
     — И в России тоже?
     — Конечно. Мне хочется, чтобы и в мире все было хорошо. Если б я знал, что я могу что-то изменить в Ираке, то и там что-нибудь сделал бы.
     — Шутил бы по поводу американских оккупантов?
     — Кто там оккупант — история покажет, я не очень хорошо разбираюсь. Но поднять настроение страдающим арабам — почему бы и нет?

УДАЧНЫЕ ТВ-ДЕБЮТЫ

     Евгений ПЛЮЩЕНКО, “Звезды на льду” (Первый канал)
     Обладатель всех мыслимых титулов в фигурном катании, очень молодой еще человек, Плющенко и на ТВ чувствует себя словно в своей стихии. То, что он пластичен и телегеничен, мы и раньше знали по его выступлениям, но у парня еще и язык подвешен там, где надо. И за словом, пусть и подсказанным редактором, в карман не лезет. Словом, самый обаятельный и привлекательный.
     
     Леонид КАНЕВСКИЙ, “Следствие вели…” (НТВ)
     Майор Томин вернулся из израильской “командировки” и превосходно засветился на нынешнем ТВ. Прошли годы, десятилетия, но ни в коем случае нельзя сказать, что Каневский постарел. Да теперь он просто красавчик, российский Роберт Де Ниро! Ведущий в программе “Следствие вели…” — одна из лучших его ролей.
     — Я согласился быть ведущим этой программы с условием, что не буду там майором Томиным из фильма “Следствие ведут знатоки”, а только самим собой. Все, о чем здесь рассказываю, я основываю на своем отношении к героям и к тому, что с ними произошло. Это мой личный опыт.
     
     Ирина АПЕКСИМОВА, “Доброе утро” (Первый канал)
     Самая стильная и загадочная артистка кино пришла на ТВ и как минимум не разочаровала. Конечно, формат программы ставит г-жу Апексимову в жесткие рамки утреннего эфира, но мастерство и загадочность не скроешь.
     — ТВ — это жесткий формат, но бороться я с ним не собираюсь, принимаю все как есть. Телевидение мне интересно, любопытно, это просто другая профессия.

НЕУДАЧНЫЕ ТВ-ДЕБЮТЫ

     Александр ПРЯНИКОВ, “Бла-бла-шоу” (РЕН ТВ)
     Такой остроумный, такой классный Саша Пряников вдруг решил осветить собой весьма похабное и убогое зрелище. Когда бывшие кавээнщики чуть ли не в прямом смысле занимаются на сцене самоудовлетворением, а потом появляется Саша — это уже не бла-бла… Здесь даже матерных выражений для оценки происходящего будет мало.
     — Но меня же не берут почему-то на другие каналы. Может, я в черном списке? Не знаю. Предложили вести “Бла-бла-шоу” — я и согласился: все-таки за это деньги платят. А что касается пошлости, я и сам это вижу. Но у нас ее не больше, чем у Оксаны Робски, всеми фибрами души стремящейся на Рублевку. Давайте поговорим через год — может, тогда у нас все будет получше?
     
     Сергей ШНУРОВ, “Шнур вокруг света” (НТВ)
     В этой программе Шнур был самим собой, то есть пофигистом. Ему это шло, передачу он не портил, но сняли с эфира ее довольно быстро. Ясный перец, Шнуров — не формат, ни во что не вписывается, тем более в наше гламурное телевидение.
     
     Оксана РОБСКИ, “Для тебя” (НТВ)
     В жизни очень непосредственная и гуттаперчевая, на ТВ г-жа Робски вдруг зажалась, “окаменела”, и какие-то человеческие слова нужно было из нее тянуть клещами. Да, волшебная сила телеискусства не каждому дана.
     — Я люблю свободу, а в программе хотели диктовать мне, что надо говорить, куда повернуться. Естественно, мне это не понравилось. Кроме того, из меня хотели сделать такую “желтую” журналистку, а мне это совсем не по душе.


    Партнеры