Бонжур, мадам! Пардон, месье!

На днях Франция будет выбирать президента

18 апреля 2007 в 02:00, просмотров: 1060

  

МОЛОДОЙ АЛЛИГАТОР

     “Молодой аллигатор” — так три года назад Жан-Мари Ле Пен назвал Николя Саркози, сравнивая его со “старым крокодилом” Шираком. “Зубастый” правый политик, похоже, имеет среди кандидатов в президенты республики больше всего шансов на успех.

БОЙСЯ, ИММИГРАНТ, ИММИГРАНТСКОГО СЫНА

     “Количество высылаемых из Франции нелегальных иммигрантов неуклонно растет: 10 тысяч человек в 2002 году, 12 тысяч — в 2003-м, 15 тысяч — в 2004-м. В 2005 году мы перейдем за 20-тысячный рубеж, а на 2006-й ставим задачу выдворить 25 тысяч нелегалов”. Министр внутренних дел Саркози зарекомендовал себя “ястребом” еще до бунтов в предместьях Парижа жарким летом 2005-го. Еще в 2003 году глава МВД обещал еженедельно организовывать чартерные авиарейсы для высылки нелегальных мигрантов. Именно он, Саркози, разработал законопроект об иммиграции, ужесточающий правила въезда в страну.
     Все это может показаться странным, если учесть, что нынешний кандидат в президенты не является этнически чистым французом. Нет, Николя Поль Стефан Саркози де Надь-Боча родился в январе 1955-го в Париже. Но его появление на свет стало результатом брака венгра-иммигранта Пала Саркози де Надь-Боча и французской католички Андрэ Малла.
     Брак родителей Саркози распался, когда Николя не исполнилось еще и пяти лет. Бросивший семью отец не помогал своим детям деньгами. По признанию Саркози, он чувствовал себя худшим в сравнении с более обеспеченными одноклассниками. “То, что я представляю собой сейчас, — признавался потом Саркози, — это сумма унижений, пережитых мной в детстве”. А еще как-то отец заявил ему, что венгр Саркози никогда не смог бы стать президентом Франции: “Такое случается только в Америке”…

ГОЛЛИСТ-РЕВОЛЮЦИОНЕР

     “Быть молодым голлистом — значит быть революционером!” — эту фразу, брошенную Саркози на митинге в Ницце летом 1975 года, вспоминают и по сей день. Политическая карьера Саркози началась, когда он в возрасте 22 лет сделался городским советником в Нейи-сюр-Сен, богатом пригороде Парижа. Один из авторитетных функционеров неоголлистской партии, Шарль Паска, решил стать мэром и предложил Саркози организовать его кампанию. Честолюбивый молодой человек, однако, воспользовался тем, что Паска приболел, и выдвинул свою кандидатуру на пост мэра. Так Саркози стал самым молодым в истории Франции мэром города с населением свыше 50 тысяч человек.
     Всефранцузская известность пришла к Саркози, наверное, в 1993 году, когда он лично вступил в переговоры с “человеком-бомбой” — террористом, захватившим в заложники малышей в детском саду в Нейи. В том же 1993-м Саркози стал министром бюджета в правительстве Эдуара Балладюра. К тому времени он считался протеже Жака Ширака, однако в 1995 году Саркози пошел на разрыв с Шираком и поддержал претензии Балладюра на президентский пост. Ширак победил, а Саркози лишился министерского портфеля и на некоторое время выпал из большой политики.
     Прошло немного времени — и случается труднообъяснимое: Ширак, ставший президентом, делает предавшего его Саркози министром внутренних дел. Тот берется за дело с удвоенной энергией. Но отношения между Шираком и Саркози были далеки от идеальных. Вряд ли Ширак до конца простил своему протеже “предательство” 1995 года. Доходило до того, что пару лет назад президент предложил Саркози уйти в отставку. Тем не менее Саркози стал человеком №3 во французской политической иерархии.

ИНОЕ ВИДЕНИЕ

     Решение Саркози бороться за президентское кресло было давно ожидаемым. “Я ощущаю в себе силы, энергию и желание предложить иное видение Франции”. На протяжении 2005 года Саркози все чаще призывает к коренным преобразованиям страны, напирая на то, что в последние 30 лет Францию сбивали с толку фальшивыми обещаниями. Сам Саркози призвал к созданию более простой и справедливой налоговой системы, предложил уменьшить (или совсем отменить) социальную поддержку тем безработным, которые отказываются работать на предлагаемых им местах.
     Звездным часом Саркози стала его позиция во время иммигрантских бунтов позапрошлого года. Его знаменитое высказывание: “Нужно взять моющие машины Kaercher — и вычистить пригороды от антисоциальных элементов” — сравнимо со знаменитым “мочить в сортире”. Участников беспорядков он называл не иначе как “отбросами” и “отморозками”. Проблема “понаехавших тут” во Франции стоит весьма остро. И поэтому инициативы Саркози по реформе иммиграционной системы (например, введение квот, по которым во Францию могут попасть лишь квалифицированные работники необходимых в стране профессий) нашли отклик у французов.
     Словно позабыв о прошлых разногласиях, Жак Ширак заявил о поддержке на предстоящих президентских выборах кандидатуры Николя Саркози. Впрочем, многие наблюдатели сомневаются, пойдет ли ему на пользу поддержка от бывшего патрона. Сам Саркози дает ясно понять, что никогда не считал себя чьим бы то ни было наследником: “Франция — республика, ее не передают в наследство”.

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

    Согласно проведенному в феврале опросу, если бы французским избирателям пришлось избирать не президента, а супружескую пару, то 37% опрошенных предпочли бы видеть в Елисейском дворце чету Саркози — Николя и Сесилию.
     Семейная жизнь Саркози — отнюдь не пример для подражания консервативно настроенной публики. Начнем с того, что он женат вторым браком, который безоблачным никак не назовешь. В 2005 году Сесилия Саркози решила порвать со своим супругом. По слухам, из-за неверности мужа. Впоследствии, правда, супруги помирились. Любопытно, что жена Саркози тоже не является француженкой в строгом смысле слова: ее отец — эмигрант из России, а мать — испанка. Сесилия Саркози старается не выходить на первый план, редко сопровождает мужа в предвыборных поездках, но, оставаясь за кулисами, внимательно контролирует и направляет его кампанию. Именно супруга занималась подготовкой партийного съезда, где утвердили кандидатуру Саркози на президентских выборах, — начиная от телевизионного освещения форума и заканчивая музыкальным сопровождением.

ИДУЩИЙ “ВМЕСТЕ”

     “Когда мы вместе, все возможно” — провозглашает Саркози со своих предвыборных плакатов. Еженедельная политико-сатирическая газета Le Canard Enchaine раскопала факт, что этот лозунг с 1992 года используется в качестве рекламного слогана одного из банков в Марокко (причем тоже на французском языке). Плагиат это или нет, но так получилось, что рекламной кампанией марокканского банка в то время руководил Жан-Мишель Гудар, ныне работающий советником Саркози. Наверное, все-таки простое совпадение. Тем более что слово “вместе” — одно из ключевых в предвыборной риторике Саркози.
     В начале апреля Саркози представил свою новую книгу “Ensemble” (“Вместе”), в которой он под обложкой в цветах французского флага изложил содержание своего предвыборного проекта: “Это послание французам. Эта книга ко многому меня обязывает”. “Письмо ко всем французам” Франсуа Миттерана в апреле 1988 года было бесплатным, а обращение Николя Саркози стоит 14 евро 90 центов, ехидничает французская пресса. По сути дела, “Вместе” — это предвыборный манифест. Его главная мысль: Франция переживает тройной кризис (политический, социально-экономический и кризис идентичности, вызванный кризисом ценностей).
     Саркози выступает против введенной социалистами 35-часовой рабочей недели, обещает ограничить ущерб от забастовок в госсекторе. Реализация предвыборных обещаний кандидата, по его оценкам, обойдется бюджету страны в 30 млрд. евро.

САРКОЗИ И ДНК

    Саркози не раз оказывался под огнем критики. Некоторое время назад у сына Саркози украли скутер. Его нашли 10 дней спустя. По данным французских СМИ, для “ускорения расследования” и поимки предполагаемых грабителей был проведен анализ отпечатков пальцев и образцов ДНК. Социалисты едко обращали внимание на то, что такие методы чрезвычайно редко применяются при краже двухколесных транспортных средств. Мол, на что только не идут для сынков власть имущих. Саркози отвечал: “Полицейские выполняют свою работу, я прошу не втягивать моих детей во все это. Это не заслуживает ни малейшего внимания”.
     Еще больше Саркози досталось за интервью журналу Philosophie. Там он высказал мысль, что педофилы генетически запрограммированы на совершение своих преступлений. Мало того, кандидат в президенты обмолвился, будто молодые люди, кончающие самоубийством, делают это тоже вследствие генетической предрасположенности. Конкуренты Саркози немедленно ухватились за спорные высказывания своего соперника. Идея, что судьба людей бесповоротно определена строением их ДНК, не понравилась и архиепископу Парижа Андрэ Вен-Труа.
     На этом фоне другие ляпы кандидата выглядят и вовсе безобидно. Сколько у Франции ударных атомных подлодок? Будущий президент должен без запинки отвечать на такой вопрос. Как бы не так. Саркози считает: у Франции четыре таких подлодки. А по официальным данным министерства обороны — шесть ударных атомных подлодок и четыре подводных атомных ракетоносца, оснащенных ядерным оружием.

УРОКИ РУССКОГО

     “Будущий пудель Буша” — так прозвали Саркози за его ярко выраженные симпатии к США. Саркози одобрял решение Ширака не поддерживать антииракскую коалицию во главе с США, но при этом выступает за сохранение традиционно дружеских отношений со Штатами. Имидж одного из самых проамериканских политиков Франции — вряд ли то, что нужно сейчас кандидату в президенты. Поэтому этот имидж приходится корректировать.
     Если Ширака, изучавшего русский язык и переводившего Пушкина, еще можно считать “русофилом”, то Саркози в особых симпатиях к нашей стране заподозрить трудно. “Меня беспокоит Чечня. Я не хочу оскорблять национальное чувство русских. Я не собираюсь давать уроки России, но намерен поднять некоторые темы”, — в недавнем интервью еженедельнику “Экспресс” кандидат в президенты озаботился ситуацией в России. И это не впервой. Тем не менее серьезного ухудшения российско-французских отношений при Саркози ждать не приходится. Для этого Саркози чересчур прагматичен.

НИКОЛЯ САРКОЗИ

     Возраст — 52 года.
     Семья — жена Сесилия Саркози. У них 1 ребенок. У Саркози есть двое детей от первого брака.
     Партия — Союз в поддержку народного движения.
     Последнее “место работы” — министр внутренних дел (до марта сего года).
     Идеал общественного развития — “закон и порядок”. “Моя Франция выходит за пределы левого или правого лагеря”.
     Отношение к США — противники обвиняют его в “атлантизме” и проамериканской позиции, сам же Саркози обещает сохранить преемственность курсу Ширака.
     Отношение к России — “Эволюция России вызывает у меня беспокойство”.

КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ

    Женщины уже выдвигали свои кандидатуры на пост президента Франции. Но ни у одной из них не было шансов на победу, сравнимых с возможностями Сеголен Руаяль. Пока Руаяль, по опросам, несколько отстает от своего главного соперника — Саркози. Но кто знает — может, к выборам картина поменяется? И президентом республики станет женщина с королевской фамилией (именно так переводится “руаяль”).

АФРИКАНСКИЕ СТРАСТИ

     В отличие от своего соперника в политике Мари-Сеголен Руаяль — дочь обычного француза, бывшего артиллерийского офицера. Зато и родилась она в 1953 году не во французской столице. А в Западной Африке, в Дакаре. Так что в чем-то Руаяль тоже “иммигрантка”. Ее родители, Элен Дейе и Жак Руаяль, за 9 лет умудрились обзавестись 8 детьми (3 девочки и 5 мальчиков). Отцовская линия воспитания была патриархально немудреной: девочкам нужны хорошие манеры и повиновение, но не образование. Отец любил повторять: “У меня пятеро детей и три девчонки”.
     Возможно, именно “сексизм” отца и сделал из Сеголен политика. Уже в 12 лет она взбунтовалась, задавшись вопросом, отчего у женщин меньше прав, чем у мужчин. Строптивой Мари-Сеголен приходилось бороться с отцом за право продолжить обучение в вузе. А когда Сеголен исполнилось 19 лет, она подала в суд на отца, поскольку тот отказывался развестись с ее матерью, платить алименты и финансировать обучение детей. Дело затянулось на долгие годы, Сеголен выиграла его незадолго до смерти отца от рака в 1981 году.

ЕЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ “НЕДОСТАТОК”

     В конце 70-х Сеголен связала свою жизнь с Франсуа Олландом, ныне первым секретарем Французской социалистической партии. Его она встретила во время учебы в Национальной школе управления, считающейся во Франции кузницей высших управленческих кадров (где ее однокашником был нынешний премьер Доминик де Вильпен). Хотя в брак Руаяль и Олланд так и не вступали, а лишь заключили гражданский пакт солидарности, у них родилось четверо детей.
     В январе в предвыборном штабе Руаяль разразился скандал: Арно Монтебур, один из ее ближайших помощников, публично назвал ее “единственным недостатком” ее гражданского мужа — Олланда. Монтебуру эта шутка стоила временного отстранения от обязанностей официального представителя предвыборного штаба Руаяль.
     Хотя в каждой шутке есть доля шутки. Согласно опросам, лишь 26% французов хотели бы видеть “президентствующей” чету Руаяль—Олланд. Надо сказать, что видятся они нечасто: Руаяль возглавляет совет региона Пуату-Шаранта на западе страны, а Олланд является мэром города Тюль в центре Франции.

МИНИСТР ПРОТИВ МАНЕКЕНОВ

     Неизвестно, как повернулась бы судьба Сеголен, работавшей советником административного суда, если бы ее не приметил советник президента Франсуа Миттерана Жак Аттали и не взял ее к себе в команду в 1982 году.
     Большую часть восьмидесятых Сеголен Руаяль проработала в Елисейском дворце в качестве советника президента. В 1988 году она была избрана в Национальное собрание (нижнюю палату парламента) от департамента Де-Севр. А в 1992 году Сеголен Руаяль стала министром по охране окружающей среды. Затем последовала работа в министерствах образования, по делам семьи...
     В 1999 году Сеголен Руаяль инициировала “манекен-скандал”. Госсекретаря по школьному образованию возмутило, что в крупнейшем парижском универмаге “Галери Лафайет” используют живых манекенов. Барышни демонстрировали в витринах нижнее белье. Покупатели были в восторге, но Руаяль усмотрела в этом попрание женского достоинства. Пришлось универмагу девушек убрать из витрин, переведя их, впрочем, вовнутрь магазина.
     До относительно недавнего времени Сеголен Руаяль мало кто серьезно воспринимал как фигуру национального масштаба. Ее популярность резко подскочила после волнений 2006 года, когда она поддержала молодежь в вопросе о “контракте первого найма”. Руаяль оказалась лидером по популярности среди возможных кандидатов на президентских выборах во Франции.
     Сеголен Руаяль была не единственным среди социалистов политиком, который претендовал на выдвижение своей кандидатуры в президенты. Их программы по сравнению с программой Руаяль были более конкретными, тогда как Сеголен не столько предлагала решения проблем, сколько обозначала эти проблемы. Возможно, именно это и сыграло ей на руку. Недоброжелатели, впрочем, считают, что большую роль в успехе Руаяль сыграла ее внешность. Лидер ультраправых Ле Пен так и сказал: “Пользуясь относительно выгодной физической формой, демонстрирует туалеты и расточает улыбки, неся при этом чепуху”. Так или иначе, но на внутрипартийных “праймериз” Сеголен Руаяль одержала победу в ноябре 2006 года.

СОЦИАЛИЗМ С ЖЕНСКИМ ЛИЦОМ

     Если правый Саркози в свое время сравнивал себя с революционером, то социалистке Сеголен Руаяль тем более к лицу революционный имидж.
     — Нам надо совершить демократическую революцию и установить новую республику, — летом прошлого года Руаяль фактически призвала французов к установлению “шестой республики”. Что же конкретно обещает Руаяль? Ну, например, в случае победы на выборах “в максимально быстрые сроки” повысить минимальную заработную плату до 1,5 тысячи евро и ежегодно, начиная с 2007 года, проводить “общенациональную конференцию по вопросам заработной платы, доходов и роста, чтобы подтянуть вверх все зарплаты”.
     Руаяль также предложила создание семи новых видов государственной службы и выдвинула идею создания новых категорий рабочих мест в таких традиционных сферах госсектора, как образование, здравоохранение и правоохранительные органы. Министр финансов Франции Тьери Бретон раскритиковал предвыборную программу Руаяль, указав, что для ее реализации потребуется куча денег: “Чудес в экономике не бывает, поэтому реализация этой программы обернется либо массированным повышением налогов, либо существенным ростом внутреннего государственного долга”. А Франсуа Олланд заявил, что реализация обещаний его жены обойдется бюджету страны в 35 млрд. евро.

ЯЗЫК ПРАВДЫ

     Если внутриполитические и социально-экономические обещания, раздаваемые Сеголен Руаяль французам, более-менее ясны, то внешнеполитические приоритеты кандидата от социалистов весьма расплывчаты.
     Чего стоит история, когда французский пародист Жеральд Даан разыграл Сеголен Руаяль, выдав себя по телефону за премьер-министра Квебека. Сеголен дала понять, что она не против независимости Квебека. Более того, фрагмент разговора, где Руаяль, смеясь, замечает, что “французы были бы не против” независимости Корсики, а потом добавляет, что это “большой секрет”, был проигран в эфире.
     Руаяль обещает проводить внешнюю политику, основанную на многополярности. При этом она заявляет: “Я не смешиваю Америку Буша с американским народом. Американский народ — наши друзья”. О России Руаяль пока много не говорит, но утверждает, что Франция должна быть “в авангарде борьбы с несоблюдением человеческих прав, или прав человека, как вам угодно”.

СЕГОЛЕН РУАЯЛЬ

     Возраст — 53 года.
     Семья — формально не состоит в браке. Гражданский супруг Франсуа Олланд (лидер Соцпартии). У них 4 детей (старшему 23 года, младшей — 14 лет).
     Партия — Французская социалистическая партия.
     Последнее “место работы” — президент региона Пуату-Шарант, член Национального собрания.
     Идеал общественного развития — “Третий путь”. Проведение конституционной реформы, установление Шестой республики.
     Отношение к США — “Я не смешиваю Америку Буша с американским народом. Американский народ — наши друзья”.
     Отношение к России — Франция должна говорить с Россией на “языке правды”.
     
     Они ничуть не похожи друг на друга. Мужчина и женщина. Социалистка и правый. Жесткий и изящная. И все равно у них есть что-то общее — у фаворитов президентской гонки во Франции. Николя Саркози и Сеголен Руаяль — люди одного поколения. Кто бы из них ни победил, он (или она) станет первым французским президентом, появившимся на свет после войны. 22 апреля во Франции пройдет первый тур президентских выборов.

ЧТО ГОВОРЯТ ОПРОСЫ?

     По заказу лондонской газеты “Файнэншл таймс” в Великобритании, Германии, Испании и Италии был проведен опрос о том, кого люди предпочли бы видеть победителем президентской гонки во Франции. 16% высказали мнение, что Сеголен Руаяль была бы для Франции лучшим президентом. Саркози в таком качестве видят 7% опрошенных жителей четырех соседних с Францией стран.
     А в самой Франции опросы свидетельствуют, что за Николя Саркози готовы проголосовать в первом туре 30% избирателей, а за Руаяль — 26%.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

     Особенности двух основных кандидатов на пост президента Франции обозначила научный сотрудник ИМЭМО РАН Арина ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ.
     О СЕГОЛЕН РУАЯЛЬ: “Плюсом Руаяль является то, что это известный, но не примелькавшийся политик, привлекательная женщина, успешно сочетающая карьеру и личную жизнь. Не участвовала в склоках лидеров социалистической партии между собой. Многие французы считают ее искренней, убежденной и способной слушать французов и понимать их. Тем не менее Сеголен Руаяль в ходе своей кампании совершила ряд ошибок. Она затянула аж до февраля представление своей программы. Ее отдельные высказывания по международным проблемам заставляют французов усомниться в ее способности представлять Францию за рубежом. Перед Руаяль стоят трудности, связанные с мобилизацией идеологически разнородного левого электората. Необходимость привлечь к себе 10,5% голосов, отданных в 2002 году представителям ультралевых групп, привела к смещению риторики Руаяль влево, что отталкивает избирателей, близких к центру. Отсутствие достаточного авторитета среди крупных функционеров соцпартии стало причиной того, что последние в ходе кампании зачастую высказывали предложения, не совпадающие с позицией Руаяль. В результате большинство французов сочли, что Руаяль не смогла объединить соцпартию вокруг своей кандидатуры”.
     О НИКОЛЯ САРКОЗИ: “Саркози занимал в последние годы высокие государственные посты (был министром финансов и внутренних дел). Большинство французов видят в нем такие качества, как опыт и компетентность. У Саркози имеется опыт организации избирательных кампаний национального масштаба (правда, многие из них были не слишком удачными — например, избирательная кампания Балладюра в 1995 году, в Европарламент в 1999-м). Саркози — прагматик, хороший оратор, располагает бесспорным авторитетом в правой партии “Союз в поддержку народного движения”. Сумел добиться поддержки своих бывших конкурентов по правому лагерю (премьера де Вильпена и бывшего премьера Жюппе). Предложение создать министерство иммиграции и национальной идентичности получило широкое одобрение как среди его сторонников, так и приверженцев праворадикального “Национального фронта”. В ходе кампании перед Саркози стала задача преодолеть репутацию либерала и атлантиста (“американца с французским паспортом”, как называют его недоброжелатели). В настоящее время Саркози, консолидировав свой политический лагерь, пытается создать образ объединителя всех французов”.



Партнеры