Перекуем мячи на овалы!

Вице-президент Союза конькобежцев России Александр Кидяев: “Журова и перед Путиным не сплоховала”

18 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 322

  Первый сезон после весьма успешного для российских конькобежцев Турина выдался без громких сенсаций. И все же — внимание к этому виду спорта усилилось. Есть громкие имена, есть, наконец, катки — в Крылатском, Коломне… Нет всеобщей любви? Так это по щелчку пальца не сделаешь. Хотя… Полюби коньки беззаветно большинство чиновников — и многих проблем можно было бы избежать.
     
     Вице-президент Союза конькобежцев России и председатель Федерации конькобежного спорта Москвы Александр Кидяев проблемы эти видит изнутри. О них и поведал “МК”…

“Коньки стали обсуждать на самом высоком уровне”

     — Александр Степанович, после Турина коньки “прозвучали”, каток в Москве еще до того построили… В общем, в прошлом году все решили: вот, начинается подъем конькобежного спорта, идем на прорыв!
     
— А он и наблюдается — подъем, как эхо побед. Прорыв — это уже конечный результат.
     — В чем проявляется?
     
— Всплеск был хороший и объяснимый — должна же была наступить отдача для спортсменов, тренеров, которые пахали все это время. Победы всегда привлекают внимания больше, чем любые проблемы, так и получилось: наш вид спорта начали обсуждать и на самом высоком уровне, и на местах. Не сплоховали и лидеры, уже в мирной, если так можно сказать, жизни. Надо отдать должное Свете Журовой, например, которая на встрече с президентом Путиным не стушевалась, сразу сказала: “Каток в Москве, Владимир Владимирович, — это хорошо, а нельзя ли и в Питере такой сделать?” Знаете, капля камень точит — так вот, сейчас не только в Крылатском, но и в Коломне уже полным ходом идут соревнования. И мы впервые за многие годы перестали ездить тренироваться за рубеж.
     — Но, может, в этом и свои минусы есть? Когда ты соперника наблюдаешь много раз в сезоне, это неплохо…
     
— Контакты с тренерами, зарубежными спортсменами все равно остаются, но каждый теперь вправе решить: если есть финансовые ресурсы, можно и ехать куда-то. Но согласитесь: если дома есть лед, тебе дают его бесплатно для тренировок, какой смысл куда-то катиться и арендовать лед за бешеные деньги, да еще в то время, которое тебе выделят, а не которое удобно?
     — Лед в Крылатском уже давно проверен и опробован. Какие в основном отзывы: быстр ли?
     
— Секреты льда тщательно скрываются, каждый варит его по своей технологии. У нас сидит целая лаборатория на этом. И бесконечно совершенствует свои технологии. По одному чемпионату, а мы же провели уже в Москве чемпионат мира, трудно судить: быстрый у нас лед или нет? Тем более это было только начало, на ходу практически все переваривали. Построить каток — мало, надо же еще его и оснастить, это тоже серьезно. Вон в Коломне — до недавнего времени не было еще технического оснащения: Женя Лаленков бежит, показывает какое-то время, засекают его ручным секундомером. Конечно, результат несколько отличается от электронного.
     — Зато Лаленков потом приятно удивится: это же просто тренировки в экстремальных условиях…
     
— Но мы все равно улучшаем время, и российские чемпионаты это показывают, и итоги чемпионата мира — 3-е место мы все-таки взяли. К сожалению, скамейка запасных — по-прежнему слишком мала. Но результаты, в частности, московские, явно пошли вверх. Начинают проявлять себя ребята подросткового возраста — вот, кстати, они круглый год уже тренируются в Крылатском. Они там тренируются бесплатно.

“Появился лед — и они начали показывать результаты…”

     — А детские секции, если судить по Москве, ощутили пополнение после Турина?
     
— Я бы не сказал, что дети пошли в секции толпой. Пока занимаются те ребята, которые пришли раньше. Но появился лед — и они начали показывать результаты. Ведь одно дело — бегать там, где лед то растет, то колдобины появятся, другое — в стабильных условиях. Очень хороший резерв растет. Вот сейчас отправляем на сборы целую группу — там только из Москвы около 12 призеров российских чемпионатов.
     — Медали всегда привлекают спонсоров — пришли финансисты с предложениями?
     
— У Союза конькобежцев есть официальное финансирование, что касается Московской федерации — мы ищем спонсора. Стабильного, надежного. В Голландии, знаю, энергетическая компания взяла спонсорство над коньками — ну понятно, это их национальный вид спорта. В России много сильных финансовых структур, и можно было бы содержать команду, честно говоря, без особенного напряга.
     — Хотите сказать, что много не просите?
     
— А у нас довольно экономичное содержание: ну, коньки — полторы тысячи, комбинезоны — еще пятьсот, экипировка в целом — три тысячи долларов, на этом материальные затраты практически и заканчиваются. Вот вы спрашиваете: был ли всплеск после побед Журовой, Дорофеева? Объективное всегда сталкивается в жизни с субъективным. К сожалению, у нас быстро развивается только спорт лидеров. Ельцин занимался теннисом, и все стали заниматься. Путин катается на лыжах, и это тоже модно.
     — Кого будем ставить на коньки?
     
— Кого? Кого уж не знаю, но король Норвегии или Голландии — стоит, и вся страна стоит. Это не ноу-хау России, так во всем мире происходит.
     — У нас ведь тоже когда-то были популярны коньки и лыжи — все катались…
     
— Они были бы и сейчас на первых ролях, но для всего нужна база. Конечно, внимание президента — это толчок к ее созданию. Знаете, как я когда-то пришел в федерацию? Меня попросили от правительства Москвы поучаствовать в строительстве катка. Ну, когда в Москве одна дорожка осталась, и та короткая, как можно было говорить о развитии вида спорта? Коньки находились в состоянии застоя, потому что мы перестали производить лезвия, нормальную обувь для бега, все это ушло. А без ничего ничего не бывает. “Ах, с этим видом спорта такие проблемы? Лед какой-то, технология… Тогда мы пойдем по более легким путям. Поищем другие виды спорта”. И находили. Да и у города тоже была разная позиция по отношению к конькам — один председатель спорткомитета мне как-то сказал: “Ну что ты лезешь! Пусть коньки развиваются у нас за Полярным кругом и за Уралом, там зима настоящая, а тут — залили, растаяло: то каша, то лужа…” То есть, как это ни банально звучит, заниматься коньками перестало быть выгодным.

“Наши молодые не хуже зарубежных звезд, надо им помочь”

     — Крытый лед всех проблем не решит даже в Москве, сборную он может приютить, но для массового развития все равно нужны условия в разных частях России и города.
     
— Сейчас в Москве принята большая программа по строительству крытых ФОКов — хотелось бы, конечно, какие-то дорожки получить для конькобежцев. Есть же очень дешевые проекты, надувные конструкции. Мы обращались с просьбой рассмотреть вопрос развития конькобежного спорта в Москве в мае. Но, если честно, уже чувствуем, что к нам повернулись лицом — закупили коньки, оборудование, автобус…
     Беда в чем — тренеры испытывают потребность в учениках. Если раньше в каждой школе была секция коньков — сейчас этого нет. Вот это разделение спорта между образованием и спорткомитетом — неправильно. Ведь можно было бы во многих видах ждать пополнение со стороны школы. И здесь нужно точечно раскидать по городу наш вид спорта. Потому что сам Ледовый дворец в Крылатском далековато, конечно, находится — я на машине езжу, и то не очень удобно. А прямых автобусов там нет. Да там даже светофора нет, сколько раз мы об этом говорили! Ну не можешь по какой-то причине светофор установить — поставь ограничение скорости, “полицейского” положи резинового… Не бывает в жизни мелочей, кого-то из занимающихся мы можем потерять только потому, что родители не пустят в секцию из-за опасной дороги.
     — Вы были в этом году на чемпионате мира в Солт-Лейк-Сити. Что хотелось бы взять на вооружение?
     
— Отсутствие заорганизованности: можно запарковаться прямо у стенок катка. Разборные трибуны — нет необходимости городить бетонную трибуну, которая пустует целый год. Все элементарно: начинается чемпионат мира — собрали трибуны, разобрали — открылись четыре великолепные дорожки для занятий легкой атлетикой. Идет окупаемость сооружения целый год. А у нас — стоит как памятник. Нет кресел, только скамейки, люди спокойно перемещаются, общаются, а кресло все-таки ограничивает: можно смеяться, но у каждого человека свои размеры, не каждый умещается. Мощная поддержка болельщиками — это вообще наша мечта. Перед Солт-Лейк-Сити я был в Калгари: есть там один наш эмигрант, большой любитель коньков, всегда встречает российскую команду. Наши ребята ему даже говорят: “Слушай, Давид, ты не уходи, мы тебе сейчас аккредитацию сделаем, посиди, нам каждый болельщик ценен!”
     — Планку после Турина ниже опускать нельзя, выше — чревато. С чем к следующим Олимпийским играм идем, как думаете?
     
— Никто вам никаких обещаний не даст. Знаете, как говорят молодые зарубежные звезды? “Я хочу побить мировой рекорд, это мой спорт, я лучше всех!” Наши молодые ничуть не хуже, им надо только чуть-чуть помочь...



Партнеры