Злато-серебро

Группу, которая едет на “Евровидение”, разденет Билан

20 апреля 2007 в 15:40, просмотров: 823

  Похоже, это уже традиция — посылать на конкурс “Евровидения” молодых. Хотя понятно: кто не рискует...
     Но в этом году отборщики переплюнули сами себя — впервые за историю российского участия на конкурс отправляют не только молодых, но еще и никому не известных артистов.
     Группа под названием “Серебро” обещает сделать всех. Об интервью с блондинкой Мариной Лизоркиной и брюнетками Еленой Темниковой и Ольгой Серябкиной мы договаривались долго — у девушек катастрофически не хватало времени. Но “МК-Воскресенью” все-таки удалось пообщаться с начинающими звездами.

Подходы к продюсеру

     — Давайте с самого начала. Каким образом вы все попали в группу “Серебро”?
     
— Я приехала в Москву поступать в институт, — говорит Лена. — Театральный либо экономический — я без ума от математики, во сне решаю примеры. Но вместо этого попала на проект “Фабрика звезд” к Максиму Фадееву. Мы работаем с ним уже четыре года как. Кстати, группе “Серебро” — год. Но мы, конечно же, не собирались на “Евровидение”. В планах было выйти на публику в 2008 году. Однако все сложилось иначе. Буквально за месяц мы вдруг узнали, что едем на конкурс. Поэтому сейчас так много работаем.
     — С тобой, Лена, более или менее ясно. А откуда взялись остальные солистки?
     
— До “Серебра” я пела в других группах, — рассказывает блондинка Марина. — Однажды увидела объявление в Интернете о том, что на проект требуется поющий человек. Прислала свои фотографии, демо голоса — и меня пригласили в продюсерский центр. Оказалось, нужна была еще и видеозапись. Ее у меня не было, но я пообещала, что “прям сейчас будет”. Вышла за дверь кабинета, сняла себя на свой же сотовый и оставила мобильник на рецепшн. Потом позвонила на свой номер, продюсер взял трубку и сказал, что в принципе все клево.
     — Слышала, что Оля тоже имеет вокальный опыт...
     
— Да, я работала бэк-вокалисткой у Иракли. И на гастролях мы познакомились с Леной. Однажды она мне позвонила и пригласила попробоваться в новом проекте. Так мое демо попало к продюсеру. И он буквально сразу позвонил.
     — Но вы же не всю жизни пели. Наверное, занимались еще чем-то?
     
— Я училась в институте и активно занималась бальными танцами, — говорит Ольга. — Кроме того, очень любила музыку, всегда стремилась петь и писать тексты. Вот итог — группа “Серебро”.
     — Кстати, а почему, собственно, “Серебро”?
     
— Это благородный, честный, нежный металл, который лечит. Все.

Предложение от Билана

     — Признайтесь, сильно обрадовались, когда узнали, что едете именно вы?
     
— Дело в том, что вся эта ситуация с отбором длилась очень долго, — рассказывает Лена. — Поэтому, когда узнали, не было мыслей типа “Вау! Круто!” Было, конечно, приятно, когда звонили друзья и говорили, что мы в числе претендентов.
     Но мы тогда думали об одном — времени-то остается всего полтора месяца! И работать надо по 20 часов в сутки, пока не скажут: всем спасибо, все свободны. И так до 12 мая.
     — А моя мама поначалу даже испугалась, — говорит Ольга. — Но потом обрадовалась, ведь “Евровидение” — хороший старт. Мы надеемся понравиться России и Европе.
     — Какова сейчас степень готовности — уже середина апреля?
     
— Вообще-то мы все здесь максималистки собрались, — признается Лена, — повелительницы гор (смеется). И нам всегда мало. Все время кажется, что надо что-то поправить. Это же наш самый первый выход. Недавно вот клип сняли.
     — И как впечатления?
     
— Все интересно, — говорит Лена. — Снимали 4 дня, и операторы постоянно менялись. Вокруг одни мужчины… Я влюблялась в каждого и чуть было не вышла замуж за режиссера (смеется). Поэтому клип снимался в кайф. А еще всем девчонкам новые туфли стерли ноги в кровь. Но это нас только завело.
     — На что делается основной упор в подготовке к конкурсу: на вокал, хореографию?
     
— Поскольку это конкурс песни, то основное, конечно, это вокал, — говорит Марина. — Что же касается всего остального — мы пока не раскрываем карт. Единственное, что можно сказать, — по правилам на сцене может быть не больше шести человек, включая балет.
     — В кулуарах ходит шутка: дабы не везти на конкурс целый рояль, как сделал Билан в прошлом году, “Серебро” ограничится одними крыльями. Вы будете петь с крыльями ангелов?
     
— Какие крылья? — восклицают девушки. — Мы такой информации точно не давали. А если и будут крылья, мы подарим их Диме Билану, чтобы в следующем году ему было легче тащить рояль — вдруг опять поедет (смеются).
     — Кстати, с Биланом как с бывалым конкурсантом вы общались на тему “Евровидения”?
     
— Да, нам удалось перекинуться парой слов, — признается Лена. — Он предложил нам раздеться — и вот так понравиться публике. На что мы предложили Диме место в VIP-партере, чтобы он сам там разделся и поддержал таким образом нас (смеются).

Как петь без хрипа

     — Я слышу, что у вас голоса хриплые. Как же вы выступать будете?
     
— Тембр голоса — это ерунда, — продолжает Лена. — Бывает, что артисты, которые уже не один год на сцене, приходят к фониатору, и тот удивляется, мол, связок почти не осталось. Все дело в мастерстве. Вот я сейчас, например, говорю хриплым голосом, но стоит мне взять микрофон и начать петь, как хрипота пропадает. И вообще, мне важно поесть, чтобы хорошо говорить. А мы сегодня с утра еще ничего не ели.
     — Значит, замучили бедных девочек. С утра до ночи репетиции, подготовка?
     
— Графики разные, — говорит Ольга. — Бывает, что встаем в семь утра, а бывает, не ложимся совсем. Молодость — это наш козырь. Вокальные репетиции, которые длятся четыре часа, съемки клипа, записи в студии… Плюс мы стараемся найти время для спортзала.
     — Спорт — обязательный пункт подготовки?
     
— Нет, это наше личное желание, — говорит Лена. — Еще мы на хореографию каждый день ходим. Занимаемся, пока у педагога пульс не подскакивает за двести (смеется).
     — А как насчет диетолога?
     
— За диетолога здесь я, — хвастается Лена. — Назовите любой продукт, я скажу, сколько в нем калорий, минералов, витаминов и с чем его лучше совмещать. Мы с девчонками питаемся исходя из ощущений организма. Оля, например, не совмещает углеводы с белками.
     — Просто я очень люблю шоколад — это самая большая моя страсть, — вставляет Ольга.
     — И стилиста у вас нет?
     
— Мы сами подбираем себе костюмы, в том числе концертные, — рассказывает Марина. — Конечно, продюсер нам предлагал помощника, но никто же не угадает наше настроение так, как мы сами. Нас, к счастью, не заставляют надевать невесть что, как некоторых артистов.

Подарочный вертолет

     — Как родители относятся к тому, что их девочки так загружены?
     
— Мои родители знают, как долго я к этому стремилась, — говорит Марина. — Никто и не обещал сладкой жизни.
     — О родителях я бы хотела говорить меньше всего, — категорична Лена. — Они живут в Омске, и их журналисты замучили некорректными вопросами. Недавно мама позвонила: “Леночка, ну ты же не будешь раздеваться?” Я успокоила, что нет.
     — Кстати, а чем они занимаются? Имеют какое-то отношение к музыкальной деятельности?
     
— У меня в семье все врачи, — говорит Лена. — У Марины и Оли родители к музыке также отношения не имеют. Мы не дети олигархов, если вы об этом.
     — Кроме музыки в жизни имеются еще какие-то увлечения?
     
— Очень люблю экстрим типа американских горок, где дух захватывает, — говорит Ольга. — Обожаю кататься на горных лыжах.
     — А мне нравится рисовать маслом, — рассказывает Марина. — Рисую в своем стиле — вымещаю внутренние образы во внешний мир. Короче, это нужно видеть. Люблю водить машину. Сейчас у меня есть своя — подарили родители.
     — И часто солистки “Серебра” получают дорогие подарки?
     
— Мне один поклонник предлагал вертолет — я отказалась, — говорит Лена. — Меня в вертолетах укачивает (смеется). Но предложение, конечно, запомнилось.

“Мужчины должны пообломать нам рога”

     — Творчество нередко требует состояния влюбленности. Ваши девичьи сердца кем-то заняты?
     
— Лично я влюбляюсь довольно часто, — откровенничает Лена. — Останется этот человек со мной или нет — это уже другой вопрос. Но без любви я жить не могу.
     Кстати, некоторые издания пишут, что я замужем. И причем не один раз (смеется).
     Мне понравиться очень трудно. Настоящий мужчина, как говорится, должен сломать мне рога, потому что я сама очень сильный человек. Со мной тяжело.
     — Как обстоит дело на личном фронте у остальных?
     
— Сейчас я тоже абсолютно свободна, — заявляет Ольга. — У меня есть друзья, с которыми я могу созвониться, сходить в кафе и провести приятно время. Но пока ничего серьезного.
     — На данный момент в моей жизни есть некая романтическая направленность в сторону одного субъекта, — говорит Марина. — Но замуж я пока не собираюсь. Да мы все не собираемся.
     — Что можно сказать о характерах будущих участниц “Евровидения”?
     
— У меня переменчивое настроение, — признается Лена. — Оля — мягкая. Она тоже лидер, но может найти в себе силы и уступить. Благодаря этому за все время нашего знакомства не было ни одной ссоры. Марина — волк-одиночка. Ей обязательно нужно побыть одной.
     — Фанаты уже оккупировали “серебряных” девушек?
     
— К счастью, нет, — говорит Марина. — Мы их пока не видим особо. В Интернете что-то пишут — нам приятно. Поклонники ведь не знают, как нас найти. У нас даже номера телефонов оформлены на других людей, как у большинства артистов. А как иначе?


    Партнеры