Малышка на миллион “Оскаров”

Хилари Суонк — “МК”: “Доверие судьбе — серьезная часть моей жизни”

20 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 641

  Ей всего 32, но она экономно расходует свои силы. Зато что ни фильм — то стопроцентное попадание: “Парни не плачут”, “История с ожерельем”, “Бессонница”, “11:14”, “Малышка на миллион”, “Черная орхидея”. За умение выбирать роли американские киноакадемики уже выдали Хилари Суонк два “Оскара”.
     В мистическом триллере “Жатва”, который только вышел в российский прокат, Суонк в новом амплуа: ее героиня успешно разоблачает религиозные чудеса до тех пор, пока не попадает на американский Юг, где сталкивается с реальными библейскими проклятиями. О чудесах, вере, секретах успеха, выборе ролей и фильмах ужасов Хилари рассказала “МК” незадолго до премьеры.
     — Расскажите о своих впечатлениях от работы с настоящими исследователями человеческих суеверий, с которыми вам пришлось столкнуться во время съемок “Жатвы”. Что они думают об истории вашей героини?

     
     — На самом деле в этих людях нет ненависти и злости к тем, кто верит в религиозные чудеса. Просто они совершенно уверены, что всему есть научное объяснение. Знаете, я даже уверена, что у них есть научное объяснение веры — то есть почему человек верит в Бога. Мне было очень интересно слушать, о чем они говорят. В моей профессии есть огромный плюс — у меня есть возможность встречаться с самыми разными людьми, побывать в самых невероятных местах и узнать жизнь во всех ее проявлениях. И слушать, о чем говорят эти люди, было захватывающе. Я много с ними общалась, спорила, расспрашивала о разных чудесах, и на все мои вопросы у них был ответ. Так что я получила огромный опыт.
     — Вы стали более верующей? Или же научились находить научные объяснения многим вещам?
     
— Я все же сказала бы — более верующей. Просто потому что вижу, как изменилась моя жизнь и как счастлива я сейчас.
     — Вам пришлось столкнуться на Юге, где шли съемки, со сверхъестественными явлениями?
     
— Нет, хотя, я знала все эти фольклорные истории. Но когда я приехала в Луизиану на съемки, мне пришлось столкнуться с южным гостеприимством. Стоило мне поселиться в обычном фермерском доме, как пришли соседи: “Привет, добро пожаловать в наш город. Мы испекли вам пекановый пирог, надеемся, он вам понравится. Теперь не упустите привидений”. “О чем вы говорите?” — все время переспрашивала я. Они знают все эти истории и верят в них. И вот я остаюсь одна в деревенском доме и начинаю думать: “И что, черт возьми, здесь может случиться? И все же, как хорошо, что здесь мои собаки!” А в двух милях от меня был тот самый дом с привидениями, попав в который Опра сбежала в два часа ночи, сказав: “Это слишком странный дом для меня”. Но мне ни разу не пришлось столкнуться с призраками. Лишь однажды я проснулась от того, что мешал свет, горящий на кухне, но я так до сих пор и не знаю — призраки зажгли его или просто я забыла выключить. Так что это единственная тайна, с которой я столкнулась на Юге.
     — Вы считаете, те, кто исследует необъяснимое, неверующие?
     
— Я не говорю, что все ученые — неверующие. Есть люди, которые просто скептически ко всему относятся, а есть люди, о которых мы рассказываем в фильме, — они задают вопросы и ищут на них ответы. Они задаются вопросом — всему ли есть объяснение или нет — и стараются на него ответить. И это здорово — мне нравятся такие люди. Мир тем и хорош, что существует масса точек зрения на него, и просто нужно уметь слушать других, чтобы их увидеть.
     — У вас есть какой-то принцип, по которому вы выбираете роли?
     
— Если вы меня спрашиваете про этот фильм, то я согласилась на роль Кэтрин потому, что прочитала сценарий залпом, и он все никак не шел у меня из головы. И другие роли я выбираю по этому же принципу. Новая роль должна открывать мне что-то новое или же испытывать мои силы. Смогу ли я это сыграть? Я ищу многогранные характеры, а какой жанр — значения не имеет. Я выбираю “Черную орхидею”, “Жатву”, “Писателей свободы” — фильмы разных жанров, потому что могу попробовать свои силы. Они дают мне возможность развития и благодаря им я общаюсь с разными людьми и обсуждаю с ними самые разнообразные темы. Вот видите, сейчас мы с вами встретились из-за “Жатвы” и говорим о научном подходе к вере, завтра увидимся благодаря фильму “Писатели свободы” и будем рассуждать о насилии в школе.
     И в конечном итоге и меня, и вас, и зрителей это развлекает. Ведь кино — это развлечение. А если мы можем узнать что-то новое из фильма — прекрасно. Что до меня, то я обожаю разнообразные истории и, как ребенок, запоминаю и собираю их.
     — Вы достигли того, о чем большинство актеров только мечтают. Как вам удается устоять на ногах?
     
— Спасибо за ваши слова. Знаете, как я отвечу? Я люблю свою работу. Люблю, люблю, люблю. И я не могу себя представить за другим занятием. И именно поэтому я всегда чувствую, как я счастлива, что занимаюсь именно тем, что мне нравится. И у меня есть возможность заниматься этим каждый день моей жизни! Потому что есть множество людей, которые могут только мечтать о том же, и именно этот факт заставляет меня быть очень, очень ответственной за все, что я делаю, заставляет меня твердо стоять на ногах и не возноситься. Потому что ты никогда не можешь знать, что произойдет завтра.
     — В фильме говорят о том, что Бог защищает всех. Бывало, когда вы говорили: “О боже, как это могло случиться?”
     
— Я, наверное, больше всех верю в судьбу. Когда меня уволили из сериала “Беверли-Хиллз 90210”, через три месяца я уже снималась в “Парни не плачут” (первый фильм, принесший Суонк первый “Оскар” за лучшую женскую роль. — М.Д.) И если б меня тогда не уволили, я не получила бы роль в “Парнях” и моя жизнь могла сложиться иначе. Но тогда мне казалось, что жизнь моя закончена, я была совершенно опустошена. Так что я думаю, доверие судьбе — серьезная часть моей жизни.
     — Значит, вы верите в чудеса?
     
— Верить или нет, зависит от того, что мы с вами называем чудесами. И я уверена, что это разные вещи. Такой подход открывает огромное поле для интерпретаций.
     — Вы любите страшное кино?
     
— Я люблю страшное кино. Я люблю любые жанры в кино. Я вообще люблю кино!
     — Какой фильм вас напугал больше всего?
     
— Помню, я была фанатом ужастиков в детстве. И с тех пор это тот жанр, который я стараюсь не пропускать. Мне нравится, когда меня пугают. Мама говорила мне: “Ты не должна смотреть “Экзорциста”. Ты никогда не должна смотреть “Экзорциста”. “Экзорцист” разрушит твою жизнь”. И это настолько крепко застряло в моей голове, что даже если я посмотрю его, я не смогу остаться одна в комнате. (Смеется.) А вообще, любимый фильм — “Сияние”.



    Партнеры