Малинины загрузили двойняшек по полной

“Утром — спорт, потом музыка, а еще шахматы, верховая езда и рисование”

20 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 4219

  Народный артист Александр Малинин и его жена Эмма — многодетные родители. На двоих у них четверо детей. Двое — Антон (сын Эммы от первого брака) и Никита (сын Александра) уже совершеннолетние и вышли из-под родительской опеки. Сейчас все силы брошены на воспитание двойняшек — Фрола и Устиньи.
     
     — У вас в роду были двойняшки?
     Эмма:
Да, у моей бабушки, у двоюродного брата... Но все равно для нас это было неожиданностью. Тем более потому, что родились девочка и мальчик. Предугадать это было невозможно. Дар божий.
     — Говорят, что близнецы по сравнению с обычными детьми более талантливы. Ваши младшие научились говорить и читать раньше, чем старшие?
     Александр:
Я что-то не припомню, чтобы Фрол и Устинья начали говорить раньше, чем Никита и Антон. Но они определенно одаренные. Сейчас оба довольно серьезно занимаются музыкой — Фрол играет на скрипке, а дочь на фортепиано. Мы хотели, чтобы оба играли на скрипке, но Стюша левша. На скрипке левшам неудобно играть. Оба уже делают значительные успехи.
     — Двойняшки живут и учатся в вашем доме на Рублевке, а в детский сад они не ходят?
     Эмма:
С двух лет до четырех ходили в местный детский сад. Группу из 10 ребятишек обучали педагоги из Великобритании и России.
     Александр: Они вдвоем чувствуют себя вполне комфортно, им достаточно общества друг друга. Мне кажется, иногда им никто, кроме друг дружки, и не нужен. К тому же им, откровенно говоря, некогда скучать. У них довольно строгий график занятий.
     — Но конфликты у них бывают?
     Александр:
Очень редко могут поспорить. Например, Стюшенька может уговорить брата что-то отдать, он даже сразу не понимает, что уже расстался с игрушкой. Из-за этого может возникнуть спор, бывает и подерутся. Инициатором ссор, как ни странно, чаще бывает дочь, но и мирится она первая.
     — О строгом графике можно поподробнее?
     Александр:
Утром несколько раз в неделю к ним приходит тренер — и они занимаются спортом. Зимой, например, ходят на лыжах. Представляете, в этом году они уже по 8 километров ходили. Потом музыка. Кроме того, они, конечно, занимаются общеобразовательными предметами, все-таки в этом году в школу. Еще к нам приходит тренер по шахматам, учитель по рисованию.
     Раз в неделю мы стараемся ездить в конюшню, где живет наш конь Браслет. Дети кормят его, причесывают. Но катаются на пони, потому что конным спортом вообще-то надо заниматься с 10 лет.

* * *

     — Не жалко так малышей “грузить”?
     Александр:
Дети должны быть загружены и с самого раннего детства приучены к режиму. Если ребенок до 7 лет не знает, что такое трудиться, то, когда он идет в школу, он теряется, не понимает, как это — рано просыпаться, куда-то ходить, делать уроки...
     Эмма: Бывают, конечно, генетически трудолюбивые люди, но встречаются они редко, поэтому с самого детства надо учить человека трудиться. Любой человек от природы ленив. Нельзя предъявлять претензии к 18-летнему сыну типа: ты оболтус, ничего не делаешь, не учишься, не работаешь. Есть только две причины того, почему он такой: одна генетическая, а вторая… Его мамаша ничего не сделала для того, чтобы он был нормальным. Ребенок — это отражение нашей жизни, наших отношений, нас самих.
     — А сами дочка и сын не протестуют против такого графика?
     Александр:
Они не знают другого, и эта жизнь для них абсолютно естественна. Они не задают вопросов — надо или не надо этого делать. Просто делают. Они живут по часам.
     Очень редко у Устиньи бывают проявления протеста, но и то по делу. Дочь может сказать “я не хочу эту пьесу”, но никогда не скажет “я не хочу заниматься”. Иногда дочь и сын просят: можно я не буду спать, а поиграю немножко в компьютер...
     — Разрешаете?
     Александр:
Это началось совсем недавно, и я стараюсь им давать исключительно обучающие игры.
     Эмма: Да и зачем ребенку так называемое свободное время? На глупые мультики? Для игры достаточно не более полутора часов в день.
     — Режим предполагает диету?
     Александр:
Правильное питание. У нас в доме повсюду стоят вазы с конфетами, но сладкое детям разрешено в мизерных количествах.
     Эмма: Я контролирую питание не только своих детей, но и свое собственное, своего мужа. Посмотрите, как он выглядит. Люди постоянно очищаются. Зачем? Просто не надо свой организм засорять, и все будет хорошо.

* * *

     — Александр Николаевич, почему вы сами не обучаете своих детей музыке?
     
— Дети должны дифференцировать папу и педагога. Я хочу остаться папой, а не быть педагогом. С одной стороны, с папой же можно договориться, но лучше папе рассказать, как похвалила или поругала учительница. К тому же, несмотря на то что я по образованию педагог, я не могу заниматься с совсем маленькими. Понимаете, я же профессиональный музыкант, и у меня, честно признаюсь, терпения не хватает. Когда я слышу, как играет дочь, и вдруг что-то начинаю комментировать, то домашние, в том числе и педагог, дергают меня за рукав: “Не спешите, Александр Николаевич, ей рано еще вот так и эдак уметь”.
     — Красной нитью сквозь ваше творчество проходит христианская тема. Как приобщаете детей к церкви?
     
— Я верующий человек, и, конечно, мы прививаем детям любовь к Богу, любовь к христианству, причащаем детей, ходим вместе в храм. Недавно у нас останавливался на несколько дней схимник из Киево-Печерской лавры. Так Фрол ни на секунду от него не отходил. Сын задавал такие вопросы, которые меня удивляли.
     Эмма: Мы замечаем, что Фрол с особенным интересом относится к церкви и религии. Едем сегодня днем из поликлиники, проезжаем Красную площадь, сын видит храм Василия Блаженного — и вдруг: “Мама, мама, остановитесь, я на минуточку, я хочу зайти”. У входа была очередь, но сына пропустили, хотя до этого мы ездили несколько раз и не могли туда попасть. Вышел и говорит: “Хорошо-то как”.
     — А Устинья к чему проявляет повышенный интерес?
     Александр:
К лошадям. Она играет в лошадей, укладывает игрушечных коней спать, кормит, наряжает. А когда Устинья попадает на конюшню, она по-настоящему счастлива. Каждую лошадку, такую огромную, моя маленькая дочурка зацелует, погладит, каждой ласковое слово скажет.
     — Как же куклы?
     
— У дочки есть Барби, но они стоят в рядок в нераспечатанных коробках.
     Эмма: А Фрол, как любой мальчишка, любит машины, обожает их мыть с тряпкой во дворе. Обожает кататься на велосипеде.

* * *

     — Старшие никогда не ревновали к малышам?
     Эмма:
И Антон, и Никита созрели к появлению младших. Они были уже довольно взрослыми парнями. Помню, Антон тогда сказал: “Ну наконец-то, мама, ты будешь заниматься еще кем-то”. Сейчас он частенько приезжает и всегда с подарками для младших. Ведь мы прожили с Сашей уже много лет, когда родились двойняшки. Первые три года брака он вообще не хотел детей.
     Александр: Признаюсь, прежде я не до конца понимал, ощущал, что такое отцовство. Когда родился Никита, я сам был еще ребенком. А Фрол и Устинья, так сказать, осознанные дети.
     — Конкуренция между двойняшками есть?
     
— Нет, я бы не сказал — у мальчика и девочки разные цели и задачи. Но они стремятся к хорошим оценкам. Например, сейчас их даже “пятерки” не устраивают, только “пять с плюсом”.
     — Школу уже выбрали?
     
— Пока нет. Еще думаем. Сейчас мы в подготовительном классе Центральной музыкальной школы при консерватории имени Чайковского.

* * *

     — Какие черты воспитательной системы из собственной жизни вы перенесли на детей?
     
— Я, наоборот, стараюсь дать им то, чего у меня не было. Помню, как завидовал соседскому мальчишке, которого папа за руку водил в бассейн. Я тоже хотел, чтобы папа меня водил в бассейн, в музыкальную школу, в секцию по шахматам. Но у меня такого не было.
     Эмма: Меня строго воспитывали. Родители ко мне и сестре всегда предъявляли самые высокие требования. Добиваясь каких-то результатов, мы даже школы меняли — переходили из хорошей в лучшую.
     — То, как живут сейчас ваши двойняшки, вызывает четкие ассоциации с дворянским воспитанием…
     Эмма:
А что тут плохого? У дворян была замечательная система воспитания. Если говорить о девочках, то в первую очередь дворянку воспитывали как настоящую хозяйку. В моей семье из поколения в поколение воспитывали девочку-хозяйку. Я не хочу, чтобы моя дочь выросла этакой белоручкой. То же и со старшими детьми. Антон, например, очень хорошо готовит.
     — А как можно привить ребенку из финансово обеспеченной семьи умение обслуживать себя и других?
     Эмма:
Наши дети, например, с самого раннего возраста ухаживают за животными. В доме живут кот и кошка, две собаки. Устинья растит кролика, Фрол — морскую свинку. Они сами, а не кто-то другой, кормят животных, моют.
     — Как бы вы обозначили общий принцип воспитания “по Малининым”?
     Александр:
Характер ребенка, его мировоззрение, умение любить — все это формируется через призму отношений внутри семьи. Дети чувствуют, как родители относятся друг к другу, к ним, к окружающим. Воспитание — это система: обучение — спрос. Нельзя с ребенка спрашивать то, чему ты его не обучал. Система предполагает огромный родительский труд.
     Эмма: Баловать, воспитывать и любить — это три разных понятия. Хорошая мать не будет баловать, потому что она легко может погубить родного ребенка своей безумной любовью. Ее любовь должна быть сдержанной, она должна проявляться через ее отношение к учебе ребенка, питанию, спорту, ко всему. Нельзя воспитывать “на словах”. Мама должна в первую очередь воспитывать себя, работать над собой.


Партнеры