Момент требует истины

Восьмым посланием Путин ответит за семь предыдущих

24 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 598

  С восьмым за время своего правления посланием парламенту выступит в среду Владимир Путин. Разрешенный Конституцией срок правления ВВП неумолимо приближается к концу. И от “тронной речи” президента ждут хотя бы намека на правила игры в период смены власти. Что именно скажет гарант, предсказать, естественно, невозможно. Но не зря говорят, что новое — это хорошо забытое старое. В прошлых путинских посланиях полно фраз, звучащих в апреле 2007-го удивительно по-современному.
     
     Как это ни странно, но наиболее актуально сегодня звучит пассаж из президентской речи в далеком апреле 2001 года. Тогда ВВП высказался по поводу бытующей в обществе боязни новых политпотрясений: “Общественные опасения появились не на пустом месте. Они основываются на извечной логике: за революцией обычно следует контрреволюция, а потом и поиски виновных в революционных издержках. Но пора твердо сказать: этот цикл закончен. Не будет ни революций, ни контрреволюций”. Сегодня у многих создалось впечатление, что мы, напротив, входим в “новый цикл”. Попытки до предела закрутить гайки во всяком случае налицо. Поэтому интересно: согласен ли еще Владимир Владимирович со своими мыслями шестилетней давности?
     Силовики, правда, уверяют, что, жестоко разгоняя мирные демонстрации, они защищают стабильность. Мол, “англосаксонские демократические ценности” России не подходят. Наш народ понимает только силу. На эту тему ВВП высказался в апреле 2005 года: “Порой можно слышать, что поскольку российский народ веками безмолвствовал, то и свобода для него якобы непривычна и не нужна, и будто бы поэтому наши граждане нуждаются в постоянном начальственном присмотре”. Два года назад Путин с таким мнением категорически не согласился: “Убежден, что для современной России ценности демократии не менее важны, чем стремление к экономическому успеху”. Хочется надеяться, что за прошедшие 24 месяца ВВП не передумал.
     Параллельно с проповедями о необходимости держать россиян в железном кулаке силовики рассказывают и ужасы о будто бы наводнивших Москву во время “Марша несогласных” отрядах “оранжевых штурмовиков”. Бывшие свидетелями тех событий журналисты в смятении и не знают, кому доверять: то ли собственным глазам, то ли уважаемым чиновникам. И по этому поводу можно найти актуальную цитату из ВВП. В мае 2006 года президент заявил: “Отмечу существенную черту нашей внутриполитической жизни: а именно — низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам госвласти”. Можно предположить, что, если чиновники будут и дальше кормить нас оранжевыми сказками, уровень доверия к госвласти станет еще более низким.
     В речах ВВП содержится и объяснение того, почему наши политики стали сейчас активно размахивать оранжевым жупелом. Два года назад он сказал: “Наши чиновники представляют собой замкнутую и подчас просто надменную касту... Недобросовестная часть бюрократии научилась потреблять достигнутую стабильность в своих интересах”. В 2007 году это звучит практически как намек на то, что недобросовестные функционеры пойдут на все, чтобы сохранить свою власть и деньги в новой, постпутинской политреальности.
     Ну и, наконец, последнее — о том, как следует воспринимать сказанное в президентских посланиях. “Мы довольно часто произносим эти слова. Однако глубинный смысл ценности свободы и демократии, справедливости и закона — в их практическом преломлении раскрываем достаточно редко” — эти слова были произнесены Путиным в апреле 2005 года. Но они звучат как девиз политмомента.
     В Конституции закреплено право всех граждан на свободу демонстраций и прочие гражданские права. Но чиновники сейчас пытаются произвести подмену понятий. Мол, конечно, можно всем — но только не тем, кого мы считаем оранжевыми! Если последовать совету ВВП и задуматься о провозглашаемых лозунгах в их практическом преломлении, все мгновенно станет на свои места. Но собирается ли хоть кто-то во власти это делать?
     Среди историков принято разделять периоды госдеятельности наших лидеров на ранний и поздний. Например, ранний Брежнев обеспечил стране спокойствие и невиданно высокий уровень жизни. Поздний Брежнев втравил государство в афганскую авантюру и погрузил его в застой. Ранний Хрущев открыто назвал Сталина преступником и реабилитировал миллионы невинных людей. Поздний Хрущев загубил сельское хозяйство и ударился в глупые политэксперименты. Ранний Александр I пытался провести в стране реформы. Поздний Александр I был отъявленным мистиком и реакционером.
     Чтобы ВВП не стал последним фигурантом этого грустного списка, от него требуется только одно: управлять нашим госкораблем, руководствуясь тем, что он говорил раньше. Известно, что Путин всегда держит свое слово. И это дает хоть какие-то надежды.



Партнеры