Карьера в постели

Актриса Алла Будницкая: “Плут был моим хозяином!”

25 апреля 2007 в 21:30, просмотров: 342

  Ее дом можно найти, даже не зная точного адреса. Стоит только приблизиться к воротам, как раздается заливистый лай. Внучка и Молли, перебивая друг друга, летят навстречу, а потом, успокоившись, царственно располагаются на мягких диванах, словно родились в неге и комфорте. Но на участке холеные дамы ведут себя иначе: незваных гостей могут и без штанов оставить.
     
     Глядя на ухоженных, красивых собак — кстати, некоторые питомцы актрисы даже становились музами знаменитых художников Ромадина и Лемешева, — никогда не подумаешь, что они подобраны на улице. Будницкую не волнуют ни чистота породы, ни родословная. Она любит своих животных за совсем другие качества. Известная актриса много лет привечает бездомных животных. Любовь к зверятам началась у нее в детском возрасте, в послевоенной Германии, когда маленькая Алла уговорила маму взять с собой кошку, которая умудрилась окотиться перед самым отъездом в СССР.
     — В нашем доме во Внукове постоянно живут две-три собаки. Вот кот по имени Хвостик недавно убежал… Весна! — вздыхает Алла Зиновьевна. — Эта кличка передается по наследству. Один Хвостик был боевым котом, все Внуково перед ним трепетало. Заядлый охотник, он притаскивал мне белок в форточку, ловил соловьев — ужас! А наши собаки его обожали. Вылизывали ему, усталому, глазки и ушки. Как-то Хвостик пропал. Мы с Лией Ахеджаковой ездили его искать. Однажды она его увидела у дома и не узнала: грязно-коричневый кот сигналил лапой и севшим голосом басил: “А-а-а!” — но все-таки посадила в машину и привезла ко мне. Это был наш Хвостик. Он прожил еще несколько лет, а потом ушел навсегда.
     Все звери оставили след в душе Аллы Будницкой. Она помнит все клички, повадки, истории. Пожалуй, самым необыкновенным был пес по кличке Плут.
     — Мы тогда жили в коммуналке в проезде Художественного театра, — актриса погружается в воспоминания. — Моя мама работала администратором в Доме кино на Васильевской улице, и Плут обычно ее сопровождал. Когда ему надоедало сидеть на службе, он возвращался обратно. Шел сам до телеграфа, спускался в подземный переход и подходил к дому. Иногда он навещал мою тетю, которая жила на улице Станиславского. Плут был умнейшей собакой. Когда ко мне приезжали друзья из Франции, мы собирались за большим столом, и я, естественно, начинала говорить по-французски. Плут терпеть этого не мог и всячески мешал, потому что не понимал французскую речь. Ради меня он был готов на все. Как-то Борис Спасский прилег на мою постель отдохнуть и был укушен Плутом за нос. Он и Васю Аксенова цапнул: почему-то собаке не понравилось, что Вася предложил ей бокал вина.
     — А породистые собаки у вас были?
     — Французский бульдог по кличке Бульмиш, названный в честь бульвара Сен-Мишель в Париже, а по-домашнему просто Буля. Щенка мне подарили на юбилей. Стоил он очень дорого, и мои друзья Лия Ахеджакова, Алла Покровская, Фазиль Искандер, Сергей Коковкин и Анна Родионова приобрели его в складчину. Я в это время была на съемках и прилетела на день рождения в Москву. А тут живой сюрприз. Честно говоря, сначала даже расстроилась. Во-первых, мне хотелось самой выбрать себе собаку, а во-вторых, сразу возникла проблема: с кем оставить щенка? Да еще мой кот стал меня ужасно ревновать. Он просто плакал от горя. Сидел на шкафу, а из глаз лились слезы. В результате случилась беда: кот цапнул щенка, и у него образовалось бельмо на глазу. Лия Ахеджакова порывалась звонить знаменитому офтальмологу академику Федорову, но мы все-таки отвезли щенка к ветеринару. Ему сделали операцию. Буля прожил несколько лет и умер от разрыва сердца из-за любви к Внучке. У нее была течка, и, хоть я и разводила собак по разным помещениям, Буля очень страдал. Французские бульдоги чувствительны, как лепестки цветка.
     Внучку Алла Зиновьевна подобрала, естественно, во Внукове. Рядом строился дом, и зимой, в конце декабря, актриса увидела трясущийся от холода комочек. Оказалось, украинские строители купили щенка на Одинцовском рынке, а потом уехали домой на Рождество, оставив песика под бытовкой в опилках.
     — Внучка была такая голодная, что хватала еду вместе с опилками. Конечно, я взяла ее к себе и уже никому не отдала. Потом она ухитрилась родить, хотя мы ее блюли. Но настоящим секс-символом была, конечно, Зина. Правда, ей больше подходило имя Сара. Мы в то время строились, у нас работали малярши, а к ним приходили в гости рабочие от Познера. Однажды они привели Зину, и она, видно, запомнила адрес. Когда строители уехали, Зина ночью пробралась к нам на первый этаж и устроила дикий грохот, от которого мы в ужасе проснулись. Оказалось, она нашла банку из-под тушенки, засунула туда морду, а вытащить не смогла и стучала этой жестянкой по полу.
     Зина регулярно исчезала. Она не знала, что такое поводок, и постоянно приносила детей. Удержать ее в любовный период было невозможно. Как-то она вообще пропала надолго. И однажды мы увидели незабываемую картину: из оврага появляется Зина, а за ней 14 человек детей. Начались наши с Лией Ахеджаковой муки по пристраиванию щенков. Двух определили в театр “Современник”, остальных отдали женщине, которая продавала щенков на Птичьем рынке.
     — А как появилась красавица Молли?
     — Это Внучкина дочка. Имя ей очень подходит. В Эрмитаже на выставке английской графики была работа: графиня Гейнсборо в парике с собачкой, которая тянет ее за подол. Копия Молли! А однажды к нам приблудился пес, которого я назвала Завывалой. Он не мог лаять, только выл. Рыжий, с желтыми волчьими глазами, Завывала никогда не входил в дом, оставался у порога. Как я только его ни приваживала — бесполезно. Все решил случай.
     К нам в гости на Новый год приехал грузинский режиссер Резо Габриадзе. Мы встретили праздник за столом, как положено, а потом неожиданно решили нагрянуть к Саше Абдулову. Саша живет рядом, надо только перейти через овраг. И мы отправились всей компанией: мы с мужем, Резо, Зина с Внучкой и Завывала.
     У Абдулова огромный пес на улице дом охраняет. Мы с дворняжками вошли в дом, и они, как привыкли, плюхнулись прямо на диван. С одной стороны от меня устроилась Зина, с другой — Внучка, а под столом расположился Завывала. Я не поверила своим глазам. Мы встретились с ним взглядами, и он мне подмигнул: “Все нормально!” Саша не выдержал: “Моя собака на улице, а эти угнездились на диване. Что это такое?” Ситуацию спасла Лия Ахеджакова. Она с гордостью заявила, что наша Зина — собака уникальной породы, жемчужина Подмосковья. А мы с мужем заступились за Внучку, отрекомендовав ее корсиканской гончей, от которой сама английская королева ждет щенка! Так убедительно сочиняли, что Сашины гости поверили.
     На Резо Габриадзе вся эта новогодняя история произвела такое сильное впечатление, что он даже нарисовал картину, как наша компания идет через овраг. А Завывала, побывав в гостях у Абдулова, словно перешагнул невидимый барьер и поселился у нас в доме. Резо, вернувшись в Тбилиси, позвонил Лие и с неподражаемым грузинским акцентом поинтересовался: “Лия, ну как там Зина?” — “Нормально”. — “А Внучка?” — “Тоже хорошо!” — “Лия, скажи, пожалуйста, а как живет Завывала?” — “Как живет? Уже с Аллой в постели спит!” — “Какую карьеру сделал!”
     
     Наши постоянные читатели помнят историю Ирины Петровой, которая содержит приют для бездомных собак. В один прекрасный день она продала московскую квартиру и купила дом за городом. Количество хвостатых постояльцев стало расти как на дрожжах. Одних Ирина пригревала сама, других приносили на передержку и “забывали”, третьих просто привязывали к калитке. Сегодня на попечении хозяйки уже 140 животных. Накормить и обиходить это поголовье — непростая задача. К счастью, откликнулись люди, готовые помочь кормами, оборудованием и ветеринарной помощью. Благодарим всех, и в частности: торговую марку Pedigree, ЗАО “Байер”, ООО НВЦ “Агроветзащита”, ООО “Мосзооветснаб”, ЗАО “Карат”, Останкинский завод бараночных изделий, Долгопрудненскую городскую СББЖ и врача Лобненского ветучастка А.В.Гаврилова.
     



Партнеры