Борис, ты не прах

Россияне прощались с Ельциным, но не с подаренной им свободой

25 апреля 2007 в 21:30, просмотров: 588

Шедшие за гробом политики прощались с человеком, который вершил Историю.
Плачущая семья прощалась с мужем, отцом, дедушкой.
Обычные россияне прощались с частью своего прошлого. В котором было и плохое, и хорошее.
По большому счету это прошлое оценят не сегодня и не сейчас — ведь мы строили его вместе, и каждый из нас необъективен по-своему.
Но каждый слышал слова молитвы: “Прости ему, Господи, все прегрешения, вольные и невольные”.
Прости...

* * *

В толпе желающих проститься с первым президентом России у храма Христа Спасителя стоял бомж: он держал в одной руке газету с портретом Б.Н. Некоторые женщины плакали. Другие пришедшие вели дискуссии о роли Ельцина. А из храма выбегали девочки лет 12—13 — целый класс. Учительница на ходу разъясняет им основы истории...
В среду в 12.30 доступ в храм для обычной публики перекрыли — внутрь потянулись официальные делегации. Всего за два дня проститься с Борисом Николаевичем смогли около 20 000 человек.
В храм мог пройти любой желающий — выстояв очередь, тянувшуюся от Волхонки до набережной. На “черную и белую кость” пришедших не делили. Когда, например, глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов захотел пройти без очереди и показал милиционеру министерские “корочки”, ему ответили, что пока никаких особых списков нет и придется стоять вместе со всеми.
…Сотрудники службы безопасности терпеливо объясняли гражданам, с чем идти внутрь нельзя. Один дедуля выкладывает на столик буханку хлеба, палку колбасы и... нож с ручкой, обмотанной изолентой.
... Возле гроба — семья. Наина Ельцина сгорбилась, прижала, плача, к себе внука. Татьяна Дьяченко старательно “держала лицо”, но в какой-то момент разрыдалась.
У алтаря — огромный венок от президента. Над ним как-то странно смотрелось гигантское пасхальное яйцо. На глаза вдруг попались светящиеся буквы, оставшиеся с пасхальной службы: “Воскресе!”. Золоченый столик возле гроба завален цветами. Служительницы храма относили охапки гвоздик и роз вглубь собора, но количество цветов все росло. А свечей было так много, что пришлось выставлять для них дополнительный постамент...
“Девушка, а что, зайти помолиться можно?” — спрашивает у меня снаружи барышня с сильно накрашенными глазами. “Попробуйте, но там панихида”, — отвечаю. “Как не вовремя!” — фыркает возмущенно девица.

* * *

После полуночи начало очереди подобралось почти к Большому Каменному мосту. У выхода из “Кропоткинской” вовсю работали кафе и цветочные палатки. Вдоль очереди ходили бабушки и продавали цветы. Создавалось впечатление, что не спит вообще вся Москва...
Около двух часов ночи корреспондент “МК” подъехал к Новодевичьему монастырю. По дороге, в районе Зубовского бульвара, меняли асфальт, спешно обновляли разметку. К нашему удивлению, ворота кладбища, выходившие на Новодевичий проезд, были распахнуты. Захожу внутрь по только что уложенному асфальту. Часть кладбища залита светом прожектора, работы все еще идут — по аллее ездит каток. Спрашиваю у рабочих, где будет могила первого Президента России.
— Вот, прямо иди через площадь по центральной алее. Там все уже готово.
Сюда свет прожектора почти не достает. Могила зияет мрачной пустотой — из-за темноты дна ее не видно. По бокам — отвалы земли. Той земли, что потом легла на гроб первого Президента России.

* * *

Вчера утром очередь не уменьшилась.
Москвичка Екатерина Васильева пришла с трехлетней дочерью Таней: “Танечка принесла свои самые любимые игрушки: слоненка и жирафа — и положит их вместе с цветами к гробу Бориса Николаевича”.
Режиссер Галина Волчек плачет. “Борис Николаевич был таким светлым человеком, — дрожит ее голос. — Даже говорить не могу…”

* * *

“Сейчас будем зачищать!” — раздалось по рации у милиционера. В 11.50 людей, толпившихся напротив храма, вежливо, но настойчиво попросили удалиться.
“Череповцу меня усилять?” — просил подкрепления по рации один охранник. “Граждане, отойдите от волнореза, пожалуйста!” — кричал в мегафон в сторону толпы у заграждения другой. Но народ упорно не хотел никуда отодвигаться...
Наконец в 12.30, строго по графику, объявили: “Запуск в храм прекращен, покиньте площадь”. Человек 200, которым так и не удалось проститься с Ельциным, разворачивались неохотно. “Я специально с работы отпросился!” — возмущался мужчина в потертом костюме. “Я на цветы потратила 150 рублей, что мне с ними делать?” — расстроилась старушка в вязаной шапочке.

* * *

“Впервые за сто с лишним лет мы прощаемся с главой Государства Российского в храме — с молитвой”, — говорилось в обращении патриарха Алексия II, которое зачитал вчера перед отпеванием покойного митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.
В храме хватило места не для всех чиновников — так, группа российских губернаторов, среди которых были Валентина Матвиенко и Эдуард Россель, не осталась на отпевании. Они вышли из храма и сели в автобусы, которые должны были отвезти их на Новодевичье кладбище.
Владимир Путин с супругой приехали около двух часов. Они присели на стулья рядом с Наиной Ельциной. Рядом с семьей Бориса Николаевича сидел и режиссер Эльдар Рязанов. В его глазах стояли слезы. Плакал и белорусский президент Александр Лукашенко. А Билл Клинтон консультировался с сопровождающими, как правильно держать свечку.
Согласно православной традиции, священник обращается к родственникам покойного и присутствующим после отпевания. Однако митрополит Ювеналий, наоборот, предварил его короткой речью и зачитыванием послания от патриарха Алексия II. Причем сначала обратился к Путину: “Глубокоуважаемый Владимир Владимирович... Позвольте передать вам, и России, и нашему народу глубокое соболезнование...” Патриарх в послании тоже сначала адресовался к ВВП и лишь затем — к Наине Иосифовне и членам семьи Ельцина.

* * *

Кладбище с раннего утра взяли в тройное кольцо охраны. На железнодорожной насыпи, выходящей на Новодевичье, через каждые 50 метров стояли омоновцы.
Тех, кто попробовал забраться на крыши близлежащих домов и с высоты увидеть процессию, постигло разочарование: все чердаки и подъезды оказались под охраной. Неприметные люди в штатском интересовались у каждого входящего в подъезд пропиской.
Работникам предприятий, расположенных около монастыря, объявили выходной. А в детском саду, здание которого примыкает к Новодевичьему монастырю, планировали провести выпускной праздник, но родители попасть на него не могли.
К 12 часам через временный КПП у Лужников стали пропускать автобусы.
— Прибыла массовка, — доложил по рации страж порядка.
На новенький, накануне положенный асфальт высыпали представители районов Москвы. В руках у них были гвоздики и портреты Ельцина.
— Проверенные люди, — иронизировали рядом со мной, за третьим оцеплением. Колонны выстраивались по пять человек и занимали места вдоль кладбищенской ограды.
В “нашей” толпе знающие люди говорили:
— Хорошо, что Бориса Николаевича похоронят на территории Старого кладбища. Эта земля освящена. А вот выдающиеся деятели СССР, атеисты похоронены рядом, на не освященном церковью участке...
Уже завтра Новодевичье кладбище будет открыто для свободного посещения. Администрация погоста готовится к большому наплыву людей.

Что было на дорогах
Ночью со вторника на среду и вчера утром на улицах, прилегающих к Новодевичьему и храму Христа Спасителя, работали вереницы эвакуаторов: тех, кто не сообразил загодя перепарковать машины в другие места, ждал неприятный сюрприз. Ведь ГАИ не предупредила водителей о том, откуда именно надо убрать транспорт. Пресс-секретарь столичной ГАИ г-н Колосков прокомментировал это так: “Зачем вообще об этом говорить? Кажется, москвичи давно должны были к этому привыкнуть”.
В итоге временно лишившиеся авто граждане должны были разыскивать их по всем окрестностям: машины перемещали “куда-нибудь по соседству”.
Пробки в городе образовались с раннего утра и не рассасывались до вечера: ведь делегациям из других стран надо было улетать домой. Узнать, где именно для них будет перекрываться движение, простым смертным заранее было невозможно.

Тусовщикам все равно
Пока вся страна провожала в последний путь первого Президента РФ, так называемый бомонд предавался веселью. Почти все запланированные на вечер светские тусовки, несмотря на официально объявленный в России траур, отменять никто не собирался. “Но мы же не имеем отношения к политике!” — удивлялись организаторы вопросу корреспондента “МК”, “не отменят ли мероприятие”.
По всей видимости, к стране в целом богема тоже имеет весьма косвенное отношение...

 



    Партнеры