Коммунисты отказались поминать Ельцина

Цветы на панихиду для депутатов купили централизованно

25 апреля 2007 в 21:30, просмотров: 533

  Госдума проводила Бориса Ельцина скандалом. Коммунисты демонстративно отказались почтить память первого Президента России минутой молчания, лишний раз доказав: они ему ничего не простили и ничего не забыли. Уважение к политическому противнику, к сожалению, — не в российской традиции…
     Заседание вел первый вице-спикер Олег Морозов. Напомнив, что 25 апреля — день траура в связи с кончиной Ельцина, он объявил минуту молчания. Встали не все. Коммунисты и часть независимых (тех, в кого стреляли танки в октябре 93-го) остались в креслах…
     Жириновский назвал демонстрацию левых возмутительной и напомнил, что и “коммунисты находятся здесь благодаря той Конституции, которая была принята первым Президентом России”. “Каждый поступает так, как велит ему совесть”, — только и успел сказать Морозов. Но ящик Пандоры был уже открыт.
     “О покойнике либо хорошее, либо ничего, поэтому я не буду говорить о первом президенте ничего”, — многозначительно произнес независимый депутат Николай Курьянович. “Есть ли у нас основания для скорби?” — подхватил коммунист Валентин Романов. Сам же ответил: “Есть”. И перечислил “уничтоженный Советский Союз”, “расстрелянных защитников Советской Конституции”, “тысячи наших ребят в форме, погибших в Чечне”. Тогда Андрей Головатюк (ЛДПР) предложил заодно поскорбеть и о “Российской империи, разрушенной большевиками”, и о “невинно убитых” репрессированных… А коммунист Михаил Заполев выдал нечто совершенно убийственное: “Умер великий разрушитель, поэтому по православной традиции кол осиновый ему в могилу от всех тех, кого он обманул и ограбил”…
     Зал обомлел. Ошарашенный Олег Морозов призвал депутатов помнить, что они не только политики, но еще и люди: “Сегодня день похорон, у всех будет возможность потом выйти на митинг, высказать свою точку зрения. Давайте хотя бы сегодня, в этом зале не кощунствовать, а?”
     Позднее первый вице-спикер сообщил журналистам, что решение почтить память Бориса Ельцина минутой молчания принималось накануне на Совете Думы, и ни одна из фракций не возражала. “Я по-человечески скорблю, что публичные люди так себя ведут”, — сказал господин Морозов.
     …Накануне журналисты недоумевали, как депутатам удастся совместить участие в траурных церемониях и рабочий день. Отменять заседание нельзя: думскому большинству срочно нужно было принять закон об акцизах и решить судьбу Знамени Победы, проголосовав за компромиссный вариант соответствующего закона. Если не сделать этого 25-го — Совет Федерации не успеет одобрить, а президент — подписать вызвавший много шума закон до Дня Победы. Чтобы все желающие смогли проститься с Борисом Ельциным, устроили перерыв с 12.00 до 14.00. Восемь автобусов ждали у главного входа в Думу. В салонах расположились вице-спикеры Морозов, Пехтин, Катренко, Чилингаров, глава Комитета по законодательству Павел Крашенинников, другие единороссы, независимые депутаты (Оксана Дмитриева, Владимир Рыжков)… Борис Грызлов, только что вернувшийся из поездки в Германию, добирался в храм “своим ходом”. Коммунистов среди отъезжающих замечено не было.
     Покупать цветы народным избранникам не пришлось: их приобрели централизованно — рядом с автобусами стоял белый пикап, из которого каждый брал красные цветы — сколько захочется.



Партнеры