Жертв авиакатастрофы отдали под суд

У них второй раз пытаются отнять жизнь

25 апреля 2007 в 21:30, просмотров: 285

Супруги Крюковы за последний год пережили два кошмара. Первый — летом прошлого года, когда разбился “Ту-154”, летевший из Анапы в город на Неве. В той катастрофе погибли их дочь, зять, внук и внучка. Второй — несколько дней назад, когда узнали, что у них хотят забрать приемного сына. Маленького Ромку, ради которого только и живут осиротевшие муж и жена, суд может вернуть биологической матери.

Лишившись в одночасье любимой дочери, зятя и двух внуков после катастрофы “Ту-154”, петербуржцы Крюковы решили взять ребенка из детдома. Ромка полюбил новых родителей и практически забыл о том времени, когда жил под одной крышей с хроническими алкоголиками. Но счастье новой семьи было недолгим. Узнав, что Крюковы, которые по документам сейчас являются опекунами мальчика, собираются его усыновить, родная мать Ромы подала иск в суд. Она требует восстановления своих родительских прав.

“Хотели, чтоб был похож на внука…”

Им казалось, что время остановилось, да и жить по большому счету теперь незачем — тем страшным летом 2006-го, когда из солнечной Анапы не вернулись зять Виктор, дочь Виктория и их детишки — четырехлетний Ванечка и годовалая Сашенька. Но через два месяца после того, как Света и Александр похоронили родных, на семейном совете было принято решение — взять мальчика из детского дома. Тепло и нежность, которые им больше не на кого было выплескивать, они решили подарить чужому ребенку. Собрали нужные документы и поехали в детский дом.
— Мы хотели, чтоб это был мальчик четырех-шести лет. Такой, как наш Ванечка, — вспоминает Александр. — Вошли в комнату, увидели Романа. Это была любовь с первого взгляда. Он сразу прижался ко мне, беленький, худенький…
Крюковы оформили на Рому документы по опеке. В октябре прошлого года он переехал жить в их дом. Мальчика сразу полюбил даже лохматый Джо — пес, который мало кого к себе подпускал.
Конечно, поначалу Крюковым пришлось несладко. У Ромки были проблемы с речью — ведь в его родной семье им мало кто занимался. Бывали моменты, что мальчик неожиданно замыкался, прижимал голову к груди и долго молчал. А еще Ромка кричал во сне: “Не бейте!” Папа Саша ночевал у его дивана почти два месяца. Но зато когда лед недоверия растаял, Ромка отплатил новым родителям космической любовью. Он — нежный и послушный сын, старается не разбрасывать игрушки, усиленно занимается с логопедом, учит стихи. И ест все, что ему предлагает мама Света. А еще Ромка открыл для себя новый мир, полный радости и подарков. На Новый год Дед Мороз положил ему под елку настольный хоккей. А еще самокат и фонарик.
Родственники полюбили нового сына как родного. Крюковы часто заходят к бабе Лиде — маме Светланы. Она живет в соседнем доме, кормит внучка блинами и не чает в нем души.
А прошлое иногда дает о себе знать. Завидев на улице взрослого в подпитии, Ромка сразу прячется за могучего папу Сашу.

Родная кровь

Родная мама Ромки — Татьяна — когда-то бросила его одного в квартире, в окружении собутыльников отца. На грязном матрасе, без простыней и подушки… Рома не ел пять дней, пока взрослые “решали проблемы”. На “скорой помощи” он попал в больницу на реабилитацию. После того как мальчишку привели в порядок, его отдали в детский дом. А родителей лишили родительских прав той же осенью 2006 года.
Родная мать навестила сына всего два раза. Зато когда узнала, что Крюковы собираются усыновить ее чадо, подала в суд. И даже “подшилась” в одной из районных клиник, доказывая в исковом заявлении, что она исправилась и не потеряла связь с ребенком.
Для супругов Крюковых повестка из суда была громом среди ясного неба. Жизнь рушилась во второй раз. Притих и Ромка, который до конца не понимает, что происходит, но шестым чувством распознает опасность. О матери он вспоминал редко, а про отца и старшего брата вообще забыл.
Если отбросить эмоции и посмотреть на дело с прагматической точки зрения, то у новых родителей Ромке, конечно, лучше. Александру 48 лет, он — военный пенсионер, ныне директор преуспевающей фирмы. Мама Света сейчас не работает — она посвящает новому сыну все свободное время. За полгода, что Ромка живет у Крюковых, он поправился на 10 кило и вырос на 7 сантиметров. Кстати, когда новому сыну впервые приготовили жареную курочку, мальчик спросил, что это такое. В пять лет он не видел клубнику, груши, бананы. И не знал, что такое “растишки” и “актимельки”…
Но к какому решению придет суд, неизвестно. Адвокат Крюковых говорит, что шансы у них — пятьдесят на пятьдесят. Поэтому друзья, сослуживцы и даже работники детского дома решили выступить свидетелями в пользу мальчика.

От первого лица

— Ромка, о чем ты мечтаешь?
— В мае у меня будет день рождения. Мама приготовит торт со свечами, а папа подарит мне трактор. Он сначала спрячет его в укромное место, а потом я его найду. И загадаю желание, и задую свечки на тортике. А летом мы поедем на дачу, там есть зайчики и белочки. А потом мы поедем на море.
— Что тебе больше всего нравится делать дома?
— Больше всего я люблю вечер. Когда мы с папой гуляем с собакой Джо и играем в футбол.
— А папу с мамой ты за что любишь?
— Они меня кормят, “выгуливают” и тоже очень-очень любят.
— Свою другую маму ты помнишь?
— Нет. Она ко мне не приходила почти никогда. Помню, один раз приехала, принесла арбуз. А папа вообще не навещал.
— Какие игрушки тебе больше всего нравятся?
— Я люблю играть в компьютер и смотреть там свои фотографии. Папа мне рассказывает про животных, рыб и растения. И показывает на экране картинки. Я вообще никогда не ловил рыбу, а на даче этим летом попробую. У папы для меня есть маленькая удочка. Когда я вырасту, я стану конструктором. Только для этого надо хорошо учиться.
— Ты всегда слушаешься маму и папу?
— Стараюсь. Но иногда шалю. А папа все равно дарит мне игрушки и мама читает на ночь книжки.

“Дети нас благословили…”

Виктор, Вика, Ваня и Сашенька лежат на Большеохтинском кладбище. К ним за благословением осиротевшие родители ходили перед тем, как перевезти Ромку в свой дом. К ним пошли и когда получили повестку — за поддержкой.
— Ромка появился — и у нас появился смысл в жизни, — призналась Светлана. — Мы ведь всегда существовали ради детей, внуков. И тогда, на кладбище, почувствовали, что дети одобряют наш поступок. Иначе Ромку не взяли бы. Что же делать теперь?
Сам Рома по этому поводу рассудил здраво. Однажды он сел на диван, внимательно посмотрел на папу с мамой и изрек недетскую фразу: “Все, прошлого у меня нет. Есть новая семья, и давайте будем жить вместе!”
В Семейном кодексе не предусмотрено спрашивать ребенка младше 10 лет, с кем он хочет остаться. Ромка плакал и уверял нас, что желает жить с “папочкой и мамочкой”, имея в виду Крюковых. Думать о том, что люди, потерявшие однажды своих детей и внуков, снова осиротеют, не хочется.

 



Партнеры