Made in Майдан

Что стало с народными героями “оранжевой революции”

26 апреля 2007 в 20:00, просмотров: 992

  Они жевали апельсины не просто так. А под лозунгом: “Ющенко — так!”.
     “Оранжевая революция” произошла силами народных масс. Украинцы до сих пор помнят ее героев в лицо: бабка Параска простояла на Майдане 66 дней, стала символом демократии и удостоилась ордена из рук нового президента. Подростки по всей стране бросали школы и устремлялись в столицу на демонстрации. А в палатках митингующих вершилась еще одна мини-революция — сексуальная! Аж 15 пар тогда сыграли свадьбы в полевых условиях.
     Сейчас на Майдане новые палатки и новые герои. Ведь Ющенко проявил себя “не так”. А где же те революционеры, что так стояли за его померанчевое дело осенью 2004-го?

Бабка Параска газифицировала свое село

     На сей раз на Майдане раскинулись бело-синие палатки сторонников Януковича. Однако эта маленькая старушка стоит целого лагеря.
     — Кучма, Янукович, Кравчук — геть! — носится бабка Параска “по тылу врага”. В руке у нее оранжевый рупор. — Ющенко — всеукраинска влада! Ющенко — голова! Ющенко — так!
     В знаменитую революционерку летят огрызки яблок и бутылки из-под пива. Божий одуванчик, 68-летняя Прасковья Королюк, ловко уворачивается от этих снарядов, да еще успевает ругаться как сапожник. Может, за эту стихийность и называют бабку Параску символом новой Украины. Прославилась жительница села Дорогичевка Тернопольской области тем, что во время “оранжевой революции” 66 дней простояла на Майдане, после чего получила роль вроде “шута при дворе” президента Украины.
     — Палатки у меня не было, все те дни я ночевала и сейчас сплю на вокзале, — объясняет Прасковья Васильевна. — Перекусывала картоплей, что давали в штабе. Только по два часа в день позволяла ногам отдохнуть на лавочке.
     Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко во время тех волнующих событий постоянно выходили в народ. Активная пенсионерка каждый раз подскакивала к кандидатам во власть и выкрикивала им похвалы. А во время инаугурации президента радостная молодежь качала бабку Параску на руках. Только ленивый украинский журналист не изобразил тогда портрет этой колоритной старушки.
     Поняв, что Параска Королюк пользуется успехом и народной любовью, в марте 2005 года Виктор Ющенко решился на такую пиар-акцию. Он лично принял бабку Параску в партию “Наша Украина” и вручил специально учрежденную награду “оранжевой революции” — орден Княгини Ольги третьей степени: “Он мени среди высоких чинов на сцену вызвал — в щеку поцеловал”, — плачет Королюк. С тех пор на любое политическое событие в стране следовала незамедлительная реакция этой простой украинской женщины.
     — Виктор Ющенко мне як сынок родный, а Юлия Тимошенко як дочь, — говорит Прасковья Васильевна. — Когда их пути разошлись, я тут же оставила хозяйство и поехала до Киева — мирить. Долго мы с ними обоими по отдельности разговаривали. Они меня убедили: главное, чтоб Украине было хорошо…
     Став кавалером померанчевого ордена, Прасковья Королюк ощутила всю ответственность, возложенную на ее плечи. Все время наведывалась в Киев: то по партийному заданию, а то и по велению души… Так она стала рупором украинского народа. В буквальном смысле. Нашумел случай, когда она заняла позицию у входа в Верховную раду с оранжевым мегафоном в руках. И, конечно, хорошо пугнула одного из своих идеологических противников — бывшего президента Украины Леонида Кравчука. Сначала ошарашила его зычным лозунгом, а потом оглушила, словно пойманную на крючок рыбу, тем же матюгальником по голове.
     От Юлии Тимошенко Параска даже получила официальное приглашение на свадьбу дочери. Символическая бабка в свою очередь передала молодым подарок — рушник на счастье.
     — Мама всегда была активная. Воспитывала меня и двух сестер одна. Отец рано умер от рака легких, — рассказала нам по телефону дочь героини Мария. — Таскала нас с собой на заработки в Томск, Архангельск, Казахстан… Последние 20 лет работала дояркой. Вот и на пенсии не сидит на месте.
     В село Дорогичевка потянулись ходоки со всей Украины: бабка Параска, как президент, выслушивала насущные проблемы своего народа. Одни гости просили ее свести с Ющенко, другие — чтобы сама замолвила за них словечко в верхних эшелонах власти.
     — Не знаем, добилась ли Прасковья Васильевна льгот для просивших, а в наше село ее стараниями провели газ, — сообщили нам в сельской раде Дорогичевки.
     Несмотря на долгожданную газификацию, соседи не ценят бабку Параску. Выскочкой считают. Мол, на Майдане они все вместе стояли, а слава, орден и аудиенции у президента — только Параске достались.
     — В свете последних митингов ждем очередного скачка цен, — жалуются сельчане. — После “оранжевых” событий плата и за проезд, и за квартиру поднялась. Революции для властей — дело затратное.

Крошки для гаврошей

     Оранжевые палатки ютятся на узенькой улочке у здания Верховной рады и резиденции Ющенко. От местного штаба за пять метров несет алкоголем и мочой. Небритые парни, закутанные в померанчевые флаги, вливают в себя по десятому стакану халявного растворимого кофе.
     — Еще по водочке! — выкрикивает чумазый подросток лет 14.
     — Хватит с тебя. Зря, что ли, от бухающих предков сбежал? Нехай школу прогуливать, — осаживают его старшие. — Васька с утра веселится — даже под автобус уже кидался.
     Обласканный вниманием Васька с безумными глазами начинает приматывать одну из митингующих девушек скотчем к пластмассовому стулу. Та игриво повизгивает. Зато когда на фоне палатки пытается сфотографироваться группка туристов, оранжевые поднимают крик: “Это вам не шутки, тут люди свою позицию просиживают!”
     Основные участники украинских восстаний — молодежь. Студенты, понятно, зарабатывают прибавку к стипендии (сейчас за участие в митинге дают около 25 долларов плюс кормежка). А школу ради увлекательной игры в революцию прогуливают отпрыски из неблагополучных семей. На всех митингах дети, наряженные в оранжевые ленточки, стали привычным зрелищем.
     Один из таких маленьких героев “померанчевой революции”, 11-летний Богдан Дрозд, приехал в Киев из Вышгорода. Его историю тогда даже описали в одной итальянской газете. Мини-революционер во время тех событий чуть не замерз в снегу, когда прилег отдохнуть по дороге от Верховной рады на Крещатик.
     — Богдан тогда просто не вернулся домой после школы, — говорит его мать Тамара Дрозд, с который мы связались по телефону. — И пропал на месяц. Школу он и так часто прогуливал. Зато вернулся с деньгами. Отца тогда как раз с работы уволили, так что мы обрадовались. Где сейчас Богдан? На митинге в Киеве. В этот раз Янукович бастующим больше платит…
     Активисты “Нашей Украины” вспоминают, что на бесплатную еду во время “померанчевой революции” слетелись беспризорники со всего города.
     — В одном из штабов Ющенко при Доме профсоюзов прижилась девочка Олеся Ивлева, которая доучилась только до пятого класса, — говорит часовой штаба Дмитрий. — Каждый день вместо уроков она ходила просить милостыню на Крещатик. У ее пьющей мамаши квартиру отобрали мошенники. Та с ребенком переехала к сестре. А однажды под градусом ради развлечения обрила Олесю наголо. Вот девочка и сбежала из дома. За еду и ночлег в штабе она помогала готовить кофе и чай. Потом ее посылали “на разведку” — если вблизи оранжевого лагеря показывались бело-синие, Олеся тут же мчалась предупреждать начальство. Мы звонили ее матери, но та и слышать не хотела о блудной дочери. Так что когда “революция” закончилась, девчонка снова отправилась на паперть…
     В этом году в лагере Януковича разразился скандал: директриса одной из школ Тернополя отменила уроки и привезла на митинг два автобуса, полных детей. Ученикам обещали заплатить за прогулку по Майдану. Правда, сидящим в одном автобусе раздали по 25 гривен, а другим по 40. Дети не поделили деньги и покатили бочку на учителей. В результате сейчас их родители подали на преподавателей в местный суд за привлечение школьников к политике в учебное время.
     А ничейных детей удобно использовать во взрослых играх. Тогда они чувствуют, что кому-то нужны. Хоть и понарошку.

Апельсиновый рай в шалаше

     Глядя на политический союз Ющенко и Тимошенко на Майдане в 2004 году, демонстранты вступали в свои союзы — брачные. Около 15 молодых пар, которые впервые встретились в палаточном городке, тут же сыграли свадьбы. На сегодняшний день из них уцелели только две. Хотя тогда и новоиспеченные супруги, и отцы народа одинаково верили в свое светлое будущее.
     К 19-летней Софии Киричук любовь нечаянно нагрянула в палатку — в лице 23-летнего Васи Филосова. Будущая невеста прибыла на Майдан из Ковеля, жених — из городка Белая Церковь.
     — Вечером было холодно, я заметил, что Соню лихорадит, и попытался согреть ее в объятиях, — говорит Василий, с которым мы связались по телефону. — Потом пришлось вызвать врача “скорой помощи”, что дежурила на митинге. Из-за простуды у моей новой девушки подскочила температура.
     Филосов красиво ухаживал за будущей женой — покупал ей носовые платки, таскал горячий чай, бегал за медом… И, словно медбрат, влюбился в свою “пациентку”. Уже через несколько дней он предложил: “А здорово было бы пожениться прямо тут — и гости уже есть. Вот была бы гулянка!” На следующий день идея разнеслась по всему Майдану. Сразу несколько пар из палаточного городка заразились идеей сыграть большую оранжевую свадьбу.
     — Моя родня приезжала знакомиться с будущей женой, — говорит Василий. — Отец нас благословил. А вот София не знала, как сообщить маме, что так необдуманно выходит замуж. В результате ее родители обо всем узнали из украинских новостей. Ее мама, вдруг ставшая мне тещей, терроризировала Соню по мобильнику и требовала объяснений прямо в брачную ночь!
     К торжеству готовились всем миром. Нарезали бутерброды и чистили апельсины из нехитрых “фронтовых” запасов. Фату для невесты мастерили из померанчевого флага. Жених приготовил подарок для новобрачной — кулон в виде золотого сердца из ювелирного магазина, где сам работал продавцом. Тут же нашлись спонсоры, которые подарили молодоженам золотые кольца. Свидетелей набрали среди случайных знакомых из того же городка. На юных супругов нашелся и местный “революционный” священник.
     — Двухместной палатки для семейной жизни нам не выделили, — говорит Василий. — Вместе с нами, как в казарме, жили с десяток митингующих. Только на входе среди агитационных плакатов красовалось оранжевое сердце с надписью “Вася плюс Соня”. Правда, чтобы выполнить супружеские обязанности, нас оставили наедине. Так и началась у нас семейная жизнь — с двухместного оранжевого спальника…
     Вместе с этой парой в тот день гуляли еще две свадьбы. 18-летняя Оля Ветрова из столицы и 25-летний Макс Муратов из Херсона. “Быстро ты киевлянку окрутил! Хочешь в Киеве закрепиться”, — подшучивали его земляки над скороспелым браком. Но единственная квартира в столице, где удалось “прописаться” Максу, — двухместная палатка. Вместе с “революцией” закончилась и их “оранжевая” семейная жизнь.
     — Еще были Галя с Тарасом, оба откуда-то из провинции, — продолжает Василий. — До меня дошли слухи, что они единственные, у кого в результате всей этой авантюры родилось революционное дитя.
     Паша с Ритой, которые обменялись пластмассовыми колечками в другой день, до сих пор снимают квартиру в столице. Правда, официально они свой брак так и не зарегистрировали. Их скрепляет лишь клятва, произнесенная перед лицом одного из демонстрантов. Тот, в свою очередь, сказал следующую речь: “Властью, данной мне Комитетом национального спасения, объявляю вас мужем и женой”.
     Что касается Василия Филосова и Софии Киричук, то они некоторое время снимали квартиру в столице. Но через несколько месяцев у студентки Киевского национального экономического университета начались проблемы.
     — Из-за “революции” Соня полтора месяца не посещала занятия — ей пришлось перевестись на заочное отделение, чтобы не отчислили, — говорит о “бывшей жене” Василий. — Кроме того, начались проблемы со здоровьем — ночевки в палатках на холодной земле дали о себе знать. Ближе к лету она отбыла в Ковель. А меня ее родители как супруга не воспринимали. Да и работать надо было — я отправился в Крым. И вообще, по жизни у нас оказались разные интересы.
     Можно сказать, что судьбы трех поколений участников померанчевого Майдана изменились революционно.
     Рядовая пенсионерка была овеяна всеукраинской славой. Неблагополучные дети в очередной раз были обмануты взрослыми. А бунтарская любовь оранжевых молодоженов остыла вместе с революционными страстями.
     Так ведь и у Виктора Ющенко с Юлией Тимошенко произошел политический развод. Просто и любой семье, и избранной власти требуется проверка временем.




Партнеры