На митинги шли с детьми и термосами

А ОМОН дипломатично прятался в переулках

1 мая 2007 в 22:00, просмотров: 687

  Вчера Москва побила своеобразный рекорд по числу уличных акций, приуроченных к празднованию Первомая. Демонстраций, пикетов, митингов и шествий в столице было аж 14! При этом поражал политический спектр демонстрантов: на улицы вышли и коммунисты, и профсоюзники, и оппозиционеры из “Другой России” с запрещенными нацболами, и националисты, и “Яблоко” с СПС. Всего в стране вышли на демонстрации в честь красного дня календаря более двух миллионов россиян…
     
     И вновь Москва гостеприимно распахнула двери нижегородским и прочим иногородним омоновцам. Еще бы: таких полномасштабных акций столица не видела давно. Рано утром рекорд установили члены 44 профсоюзных движений, которые легко и непринужденно собрали на Тверской заставе 20 тысяч человек и повели их вниз, к Тверской площади, где состоялся митинг. Некоторые взяли с собой детей и несли пакеты с бутербродами и термосами...
     Главное требование профсоюзов — соблюдать 102-ю конвенцию Всемирной организации труда, согласно которой трудовая пенсия должна составлять не менее 40% утраченного заработка. Лидеры профсоюзов также хотят пересмотреть проект будущего трехлетнего бюджета, касающегося уровня зарплаты и пенсионного обеспечения.
     Самыми дисциплинированными опять оказались коммунисты. Бодрые бабушки и дедушки заполонили красными стягами Калужскую площадь еще в девятом часу утра. Их было никак не меньше полутора тысяч. Ругая и оппозиционных демократов, и действующих либералов в правительстве, старики успокаивались. Удивило, что коммунисты следят за новыми технологиями. Помимо традиционных блокнотов, значков и книг, раскрывающих тайны всемирных заговорщиков, на лотках появились диски с концертами Шульженко и Утесова. Никто из “левых” не обращал внимания на растяжку “Другой России”, которой руководят Касьянов и Каспаров. Держали ее, что примечательно, нацболы. Несколько десятков флагов “Объединенного гражданского фронта” тоже выглядели сиротливо на фоне красных стягов.
     Первыми дорогу на Театральную площадь проложили эксцентричные анпиловские последователи “Трудовой России”. Дед кричал в мегафон своим седовласым друзьям: “Товарищи, вперед, к Карлу Марксу!” (к памятнику на Театральной). Толпа дошла до Большого театра без происшествий, где окончательно слилась с людьми, участвовавшими в других акциях. Вдоль всей дороги безопасность обеспечивали милиционеры, бойцы внутренних войск с овчарками, а вот омоновцы, видимо, согласно инструкции, глаза своим видом пытались не мозолить и прятались в ближайших переулках. Всего в городе работали около 15 тысяч силовиков.
     На самом митинге коммунисты ничего нового не сказали: “Мир, Труд, Май. Дайте достойную жизнь”. Геннадий Зюганов, поругав правительство, торжественно стал принимать на сцене людей… в коммунисты.
     Тем временем на ВДНХ прошла акция совсем иного рода. Националисты из Движения против нелегальной иммиграции уж никак не радовались приходу весны и уж тем более не прославляли Труд и Май. Некоторые маргинальные депутаты Госдумы весьма жестко орали в микрофон о том, что властям надо срочно покончить со всеми “чужаками”.
     На момент подписания этого номера “МК” еще не было известно о потасовках, каковые вполне могли произойти. Так, после обеда на свою несанкционированную демонстрацию должны были выйти анархисты-радикалы. Они оказались единственными, чью акцию не санкционировали.



Партнеры