Лолиты всех стран, объединяйтесь!

Мисс “Тинейджер мира” — “МК”: “Я не натуральная?! Да я же еще ребенок”

1 мая 2007 в 22:00, просмотров: 484

  Конкурс красоты в Австралии ничем не отличался от прочих: улыбки победительниц, слезы проигравших — все как всегда. С одной лишь поправкой. Хохотали так, что впору было вызывать сейсмологов; ревели — еще чуть-чуть, и Зеленый континент бы смыло. “Miss Teen World-2007”: в минувший уик-энд мир выбирал не королеву — принцессу, и это объясняет многое. Плакала российская старлетка, ликовала — школьница из Пуэрто-Рико. Целый год 15-летняя Эмели Веласкес будет хвастаться, что она самая красивая девочка на свете.
     
     Юных красавиц собирают в Австралии уже 12-й год подряд. Тогда, в середине 90-х, островитяне решили, что, дескать, негоже им отставать от братьев по английскому разуму. Великобритания и Штаты давно уже обзавелись глобальными конкурсами красоты. От 14 до 19 лет — такой возрастной ценз на “Miss Teen World”. При этом на 18—19-летних барышень “предпенсионного” возраста смотрят здесь скорее с едва скрываемым снисхождением. 12-й раз Зеленый континент собирает очаровашек со всего света, и 12-й раз, увы, недосчитывается конкурсанток. Не только Европа, где к подобным конкурсам традиционно холодны, но и Латинская Америка, которая жить без них не может, кидала “Miss Teen World” не единожды. В этот раз на финал было заявлено 18 девушек, до Австралии добрались 15, а на подиум вышли и вовсе 14.
     Для конкурсанток милые островитяне подготовили самые что ни есть безобидные тинейджерские развлечения. Девчонки из кенгуру попрыгали, в аква-парке повизжали, разбили каблуки под быструю музыку, пообжимались с местными парнями под медленную. Кстати, многим девушкам молодые “оззи” (так называют себя австралийские аборигены) — шумные, вечно сосущие пиво, и под общий ржач бросающие окурки на головы бедным прохожим — очень даже понравились.
     Кстати, пора уж и представить девчонок. Россия впервые участвовала в подобном мероприятии — выстрелила сразу дуплетом. И не сказать, что холостым. “Мисс Россия” и “Мисс Сибирь” — Катя Савчук и Инна Бабинович — смотрелись здесь едва ли не родными сестричками. Темно-русые длинноволосые девочки — картинки, обе 90-го года рождения — одной уже исполнилось 17, другой еще нет. Обе выигрывали титул “Юная Краса России”: в 2005 и 2006 годах. Катя живет в Томске, Инна — всего в нескольких километрах по соседству — в Северске. Разница в следующем: Катя — свободно говорит по-английски, Инна — только слушает. А посему, стало быть, одна приехала в Голд-Кост побеждать и — такое впечатление — даже не сомневалась в этом; другая — в общем-то, просто потусоваться. Загад не богат. В итоге Катя вернулась домой ни с чем, Инна — нежданно-негаданно украсила едва оформившуюся грудь двумя лентами. Жюри, забраковав девушку вербально, оценило ее фигуру и фотогеничность. Теперь Инну ждут в Сиднее — местные промоутеры пожелали использовать ее фигуру, так сказать, для высшего пилотажа. Ну а Катя теряется в догадках, что сказать друзьям. Но то ли еще будет. Мама у Кати сильна в прорицании. Она желает видеть дочку супермоделью в Париже, Кате по душе Милан. Да еще в планах на личную жизнь не сошлись. За томской красавицей ухлестывает ее земляк, 19-летний хоккеист. Мама — то ли в шутку, то ли всерьез — настаивает на женихе голубых кровей. Железная кандидатура — британский принц Уильям. Кате наследник престола тоже, в общем-то, симпатичен. Отнекивалась разве что фразой: мама, ты же знаешь, он занят. Но вот недавно, что называется, свершилось — Уильям бросил наконец свою опостылевшую подружку.
     Наши юные красотки, конечно, навели шухера в Австралии. Таких тинейджерок местные аборигены еще не видали. Привыкли же, что приезжают маленькие, пухленькие “кудряшки Сью” — все–таки тин-конкурс. Наши же — стопроцентные модели. А ведь сперва восприняли “рашн гелз” настороженно: Кате и Инне в анкетах пришлось отвечать на вопросы: “Будут ли в вашей стране вводить смертную казнь для террористов?” и “Как относитесь к подписанию Россией Киотского соглашения?” Девчонки заглянули в Интернет, узнали, что почем, и ответили так, как надо, — то бишь толерантно.
     Но довольно о наших — надо и о победительницах пару добрых слов сказать. Тем более что от “подружек” своих пуэрториканка их так и не дождалась. Говорили и что наглая больно, и что мама у нее — хозяйка модельного агентства. Отсюда, мол, и целая фура разного шмотья, и личный фотограф, и личный хореограф, и личный стилист, который поправляет девушке каждый волосок и самолично натягивает ей на попу джинсы. Ну, разумеется, только потому, что латинка — сплошь искусственная: от макушки до педикюра. И если, не дай бог, нагнется сама — из декольте на травку зайчиком выпрыгнет силиконовая грудь, а нарощенные локоны ветер унесет к океану. Но лучше поближе познакомиться с той, которой теперь будут завидовать многие ее ровесники. Итак, Эмели Веласкес. Яркая брюнетка, 15 лет от роду. Умеет: играть на скрипке, исполнять танец живота, строить мужчинам глазки и гладко отвечать на вопросы. Хотя стоит ли верить на слово победительнице конкурса красоты — тоже еще большой вопрос.
     — Эмели, расскажи, чем занимаются тинейджеры в Пуэрто-Рико? Ходят на дискотеки, пьют пиво?..
     — Вообще-то у нас тинейджерам не разрешается ходить в клубы.
     — Но ты сама на тинейджера не больно-то похожа. Скажи честно, заходишь в пабы?
     — Не-не, мне ведь только 15.
     — И не пьешь пиво, не куришь, как все правильные девчонки?
     — Я хотела выиграть конкурс, как могу такое делать!
     — Ты такая красивая, у тебя, наверное, куча поклонников?
     — Да, я такая счастливая, потому что в моей стране очень любят конкурсы красоты и у меня действительно большая поддержка.
     — Есть ли у тебя бойфренд?
     — Пока нет.
     — Знаешь, участницы говорили, что ты сплошь в пластике, что волосы нарощенные…
     — Я?! Я не натуральная? Да я же еще ребенок, я очень даже натуральная.
     — В будущем, наверное, станешь моделью?
     — Нет, я не хочу в модели. На самом деле я хотела бы стать пластическим хирургом. Хочу, чтобы люди смотрели на себя в зеркало и им нравилось собственное отображение.
     — Вот как. Тогда скажи: кому из участниц ты подправила бы носик?
     — О, они все великолепны. Но я имею в виду не ту пластическую хирургию, о которой подумали вы, не исправление физических недостатков. А если, человек потерял глаз… Понимаете?
     — Значит, будешь поступать в медицинский?
     — Да, я хотела бы учиться в США, там совсем другие возможности.
     — Но разве твоя мама не хозяйка модельного агентства?
     — Моя мама домохозяйка, а вот у папы собственная строительная компания.
     — А вообще у тебя большая семья?
     — Нас всего около двухсот человек, но близкие родственники — это мама, папа, сестра.
     — Когда же двести родственников будут гулять на твоей свадьбе?
     — О, я не планирую так скоро выходить замуж. Разве что кто-то поторопит.




Партнеры