День зачистки детей

По новому Жилищному кодексу их делают бесправными бомжами

2 мая 2007 в 21:00, просмотров: 645

  “Папа продал нас вместе с квартирой!” — с такими плакатами на днях вышли на митинг на Театральную площадь жертвы нового Жилищного кодекса. Который с 2005 года позволяет выселять бывших жен, мужей, дочерей, детей, стариков и пр. в никуда — если они становятся бывшими членами семьи собственника квартиры.
     Эту поправку в свое время в своих интересах пролоббировали риэлторы. Еще два года назад уполномоченный по правам ребенка в столице Алексей Головань предупреждал, насколько это опасно. Но его, как и других противников нововведений в ЖК, не послушали. И теперь суды выселяют детей на улицы даже не десятками — сотнями.

Папа выгнал сына на улицу

     27 апреля журналисты “МК” приехали на выселение матери троих детей Светланы Тереховой. Поддержать женщину явились не только мы, но и такие же, как она, пострадавшие. На лестничной площадке толпился народ, люди пытались перекричать друг друга. К моменту нашего прихода судебные приставы выломали дверь в квартире на Кутузовском проспекте. А теперь тупо смотрели в пол. Обескураженные сопротивлением, они не знали, что делать.
     — Мой сын стал бомжем! — кричала Света. За ее спиной стоял белокурый 14-летний Слава. — Его отец продал его с квартирой!
     — Что ж вы замуж-то выходили за такого алкоголика? — вмешалась в разговор плотная дамочка с красным лицом.
     Дамочка оказалась “доверенным лицом” бывшего Светиного мужа, которая и помогла ему провернуть выгодную сделку. “Трешка” в самом сердце города досталась бывшему сотруднику правоохранительных органов, который в это время ожидал развязки на улице в своем джипе. Понимал ли он, что покупает квартиру, где прописаны дети?
     …Света развелась с мужем в 2003-м. Тогда она была уверена, что ее с законнорожденным сыном никто не посмеет выкинуть на улицу. Сначала муж предлагал разменяться, но потом вступил в силу новый Жилищный кодекс. И о том, что муж продал квартиру, Света узнала лишь через полгода, получив извещение по почте.
     — Все это время мой муж не работал, его взяла в оборот та тетка (с красным лицом. — Авт.), кормила его и, видимо, поила. В общем, его пригрели хваткие люди. С тех пор с мужем встречаюсь только на судах — и он всегда в таком невменяемом состоянии, будто его чем накачали, — рассказывает Света.
     Никаких родственников у Светиного мужа, кроме нее и детей, нет. Случись что — его и искать не будут. А в то, что, как только квартира уйдет новым покупателям, может случиться что-то нехорошее, Света почти уверена. Она показала нам посуду, из которой кормили мужа его дружки, — грязная железная тарелка и обгоревшая помоечного вида кастрюлька…
     “Друзья” тем временем собирают для суда справки, что у Светиных друзей есть квартиры — в общем, ей есть куда пойти… Видно, справки произвели впечатление на Дорогомиловский суд, который выселил семью на улицу, признав в исполнительном листе должником не только Свету, но и 14-летнего Славу — в случае невыполнения решения ему, как и маме, придется платить штраф в 200 тыс. рублей. ЖЭК выдал Свете справку, где в графе “Место дальнейшего проживания” — прочерк. У них теперь нет ни прописки, ни возможности пойти в поликлинику, ни учиться в школе. Да и другого жилья у Светы нет: в свое время квартиру в Сибири, где она родилась, продал ее отец.
     …Скандал тем временем накалялся.
     — Где мой папа?! Почему он сам не пришел?! — кричал краснолицей белокурый Слава. Гражданка не выдержала упреков ребенка и засеменила вниз по лестнице.
     — Ну, что вы молчите? Почему исполняете закон, который против детей? Неужели не можете сказать, что решение суда аморально? — вопросы к приставам оставались без ответа.
     Неожиданно на площадку поднялось еще несколько человек в форме. Посовещавшись, приставы сообщили радостную весть: выселение откладывается до начала мая — до решения суда по иску Светы о признании сделки незаконной. Но если суд решит, что она не права, ей придется покинуть квартиру. Приставы заявили, что “пошли навстречу, учитывая интересы ребенка”. Или их испугало присутствие журналистов?..
     Когда приставы покинули дом, в разломанную дверь раздался вежливый звонок. Человек, купивший квартиру, пришел поговорить.
     — Как вам удалось купить квартиру за такие смешные деньги? Вы же знали, что там прописаны дети, — спросили мы его.
     — Мне сказали, что это дети другого человека. Мне эта квартира уже поперек горла, полтора года этот скандал длится — я в ней жить все равно не буду, — мужчина обиделся и ушел.

Изгои не нужны обществу

     История Светы Тереховой, увы, не уникальна. Например, 7-летний Даниил Грушников должен был пойти в этом году в школу, но его сняли с регистрационного учета, когда ему было 5 лет. Теперь он — бомж.
     — Меня выгнал из квартиры муж, когда я была на пятом месяце, — рассказывает другая жертва, Наталья Федорова. — Бил меня, сказал, если я не уйду, такую жизнь мне устроит…
     Теперь Наташа с 4-месячным сыночком мотается по знакомым. Ребенок нигде не прописан: мама не может получить на него ни пособий, ни питания, ни сводить к врачу.
     Ее “коллега” по несчастью — 27-летняя Дарья Тяжелова. Сейчас ее вместе с мамой, маленьким сынишкой и 17-летней сестрой приютила в своей “однушке” подруга, у которой тоже есть муж и трехлетний ребенок. Конечно, вечно это продолжаться не будет — нужно где-то искать жилье. Но денег на его аренду нет, а встать в очередь Дарьина семья не может. В Департаменте муниципального жилья им сказали: для постановки на учет на члена семьи должно приходиться не более 10 кв. метров площади. У семьи Дарьи никаких метров нет, а бомжей в Москве в жилищную очередь не ставят.
     Когда-то Дарья жила в Ташкенте. Когда ей было 6 лет, мама вышла во второй раз замуж за одноклассника по фамилии Бойко. И у отчима, и у мамы в Ташкенте было по “трешке”. В новой семье появился ребенок (сейчас Владе 17). Но в 1993 году Бойко уговорил семью перебраться в Москву, где жили его родители.
     — Сначала мы жили в квартире матери отчима, а в 1997 году он уговорил маму продать ее “трешку” в Ташкенте — на эти деньги мы купили “двушку” в Чертанове. У мамы на тот момент гражданства не было, и квартиру оформили на ее свекровь, мать отчима. Мама же не думала, что ее подставят, — рассказывает Дарья Тяжелова.
     А в 2000 году у отчима случилась большая любовь. Он бросил жену и детей. До 2005 года обсуждал с матерью Дарьи, как бы им разменяться, но после выхода нового ЖК переговоры прекратились. Г-н Бойко продал “двушку” в Чертанове (своей племяннице за 500 тыс. рублей), а его бывшую жену, падчерицу с ее крошкой-сыном и родную 15-летнюю дочь Чертановский суд выселил из квартиры как не родственников. На улицу — без предоставления нового жилья. 23 декабря 2006 года приставы сделали семье подарок к Новому году — исполнили решение суда.
     — У нас теперь нет никакой собственности вообще, а у той семьи — 4 квартиры, — говорит Дарья.
     В свое время ее мать не взяла с мужа расписку, что вносила деньги на покупку квартиры. И доказательств, что она участвовала в приобретении жилья, нет. Потеряна не только квартира — Влада фактически потеряла отца. А ведь она — его единственный ребенок.
     — Скоро терпение у моей подруги кончится, и куда мы пойдем — не знаю. Жилья в Ташкенте (спасибо отчиму) у нас не осталось, — говорит Дарья. — Когда мы прописывались в Чертанове, были уверены, что собственник никогда не сможет нас выселить. Я рожала ребенка без мужа, уверенная, что у нас будет свой угол. Кто же знал, что примут такой закон и мы окажемся на улице. Даже ребенка в сад отдать не могу — нет прописки.
     Осенью прошлого года “МК” описывал историю москвички Светланы Воронцовой, которая вместе с дочкой фактически живет в машине. Мама Светы и бабушка 10-летней Риммы вытурила ее из комфортабельной “трешки” в центре города, а суд признал, что все по закону. В квартире остались бабушка Риммы, семья ее тетки и целый выводок животных в отдельной комнате. Долгое время Света скиталась по знакомым, а чаще спала в старенькой “восьмерке”. Дочку же приютили друзья на летней даче.
     Решение суда, сделавшее бомжами коренную москвичку и ее ребенка, законно: соответствует статье 31 Жилищного кодекса. Потому что Света и Римма, во-первых, не собственники квартиры, а во-вторых... не члены семьи собственника. Дело в том, то какое-то время Света снимала с дочкой квартиру (у девочки началась астма из-за соседства с животными бабушки), и суд счел, что коль уж внучка несколько лет не жила с бабушкой, членами одной семьи они считаться не могут. И снял Светлану и Римму Воронцовых с регистрационного учета. Т.е. выселил в никуда, лишив ребенка права не только на проживание, но и на социальные дотации. Свете в голову не могло прийти, что родные мать и сестра могут ее нагреть.
     …Такие решения суда стали порядком вещей. И мы плавно возвращаемся в дикий 1992-й, когда при продаже квартир не учитывались интересы детей, что приводило к множеству криминальных финалов.
     — То, что детей выселяют на улицу, — абсурд и полное нарушение их прав, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань. — Но с точки зрения действующего Жилищного кодекса — все законно. Таких случаев уже сотни. Выселяют не только детей, но и стариков, инвалидов… 31-я статья ЖК нарушает конституционные права граждан, а главное — право детей на жилище. Дети ведь не могут решить жилищную проблему сами — арендовать квартиру, купить, разменять. Мы боролись с этой нормой еще на этапе проекта закона и предупреждали, чем это обернется. Но нам дали понять, что право собственности превыше всего. Даже превыше интересов и прав детей. Такого нет ни в одной цивилизованной стране! Раньше люди теряли жилье, так как втягивались в криминальные сделки; сейчас же их вина в том, что они не являются собственниками, поскольку несколько лет назад, когда приватизировали квартиру на какого-то члена семьи, не догадывались, чем это может кончиться.

Закону срочно нужны поправки

     — Если бы не ваша публикация, не знаю, что бы со мной было, — говорит теперь Светлана Воронцова.
     Ее стали приглашать на различные теле- и радиопередачи, где она смогла познакомиться с такими же, как она, жертвами Жилищного кодекса. Братьев и сестер по несчастью оказалось до жути много. ЖК ведь позволяет выкидывать на улицу не только детей, но и ненужных постаревших жен, бабушек, родителей — таких случаев тоже полно. Вот пострадавшие и объединились в ассоциацию “Жертвы Жилищного кодекса-2005” (“ЖЖК”. — Авт.). Они проводят в Москве митинги и чем могут помогают друг другу. Выселенцы все еще надеются, что власти одумаются и примут поправки в ЖК. Они создали в Интернете свой сайт, где делятся друг с другом последними новостями, публикуют документы и статьи в СМИ.
     Долгое время они пытались достучаться до властей. Но до последнего времени, кроме соболезнований, от чиновников ничего не получали. Однако вода камень точит. И процесс вроде как пошел.
     — Депутаты Госдумы внесли проект поправки в 31-ю статью ЖК. Но, увы, в полной мере она проблемы не решит, — говорит Алексей Головань. — Поскольку не учитывает всех возможных случаев, когда собственники смогут выселять детей на улицу.
     Поправка звучит так: “не считать бывшими членами семьи несовершеннолетних детей при разводе родителей”. Замечательно, но есть несколько “но”. Первое: детей могут выселить на улицу не только родители, но и другие родственники. Второе: часто по решению суда при расторжении брака воспитание ребенка поручают родителю, который собственником квартиры не является. И даже если ребенка оставят при жилье, его мама (или папа) не сможет осуществлять родительские обязанности. Получается, ребенку жить разрешат, а маму выселят на улицу. По мнению Голованя, нужно сделать так, чтобы родители — не собственники могли проживать с детьми минимум до 18 лет. И, наконец, третье: изменений в 292-ю статью Гражданского кодекса, гласящую: “если изменяется собственник жилого помещения, права всех пользователей жилого помещения прекращаются”, никто не планирует. И если все останется как есть, поправка в 31-ю статью ЖК ничего не изменит. Собственники продолжат продавать жилье по фиктивным сделкам, оставляя детей на улице.
     А что делать с теми детьми, которых уже лишили крыши над головой? Нельзя же вечно жить на вокзалах, у знакомых, в машинах… В большинстве своем “ЖЖК” — коренные москвичи, интеллигенция. И на их месте могут оказаться очень и очень многие. Даже те, кто сейчас об этом попросту не задумываются.
     — Нужно искать варианты, как вернуть им жилье. Это самый сложный вопрос, — говорит г-н Головань. — Непонятно, за чей счет это делать. Ведь решение принимали федеральные власти, и логично, чтобы они платили за ошибку из федеральной казны. Но я понимаю, что этот вариант практически нереален. Видимо, придется решать их жилищную проблему за счет Москвы. То есть — за счет очередников.
     По словам г-на Голованя, чаще всего в столице нарушают именно жилищные права детей (43,9% обращений за 2006 год). “Государство не только не решает проблем семьи, но и создает новые предпосылки для ее разрушения”, — считает правозащитник.
     А выселенным матерям и их детям не ясно одно. Как можно говорить о Годе ребенка, когда дети в Москве пополняют ряды бомжей? Стоит ли вообще рожать, если в любое время ребенок может оказаться бывшим членом семьи и угодить на улицу? На эти вопросы им предстоит ответить самостоятельно.
     
     P.S. Вчера, когда верстался этот текст, суд отказал семье Тереховых в отсрочке отселения. Сегодня они должны покинуть квартиру.


Партнеры