Нелюди охотились на людей

Серийные убийцы-нацисты не похожи на “хрестоматийных” скинхедов

2 мая 2007 в 21:00, просмотров: 654

  В последнее время стало популярным составлять усредненный портрет представителя любой неформальной группировки. Видимо, чтобы рядовым москвичам было легче опознать его в толпе. Но именно самые опасные субкультуры далеко не всегда требуют от своих адептов определенной формы одежды и стиля поведения.
     На днях “МК” сообщал о задержании двух подростков, совершивших зверское убийство выходца из Армении. Двое 17-летних парней, Павел и Артур, внешне не похожи на классических скинхедов. Вид ребят ничем не отличался от тысяч таких же в Москве. Оба предпочитали спортивные костюмы, комбинезоны, на голове — кепка или бандана поверх короткой, но не экстремальной стрижки.
     На счету молодых людей — как минимум десять убийств “инородцев”. “МК” стали известны подробности страшных экскурсий отморозков по Москве.

“Борцы за чистоту нации”

     Действовали друзья по отработанной схеме. В свободное время, которого у парней было достаточно, на попутных машинах они перемещались по Москве. Стараясь не следить два раза подряд в одном и том же округе, они выходили на “прогулку” по выбранной наугад улице. Предпочитали спальные районы в вечернее время суток. Наметанным взглядом в сумерках вычислялся “нерусский”, а дальше — дело техники…
     — Как правило, выбирался одинокий прохожий, — рассказали “МК” оперативники. — Его одежда и вещи, которые он нес с собой, не имели значения — главное, чтобы смуглый, кудрявый, с характерным носом или восточным разрезом глаз. Скольких встретят за вечер — стольких и резали. Бывало, что и двоих сразу.
     Артур и Павел набрасывались на своих жертв, оглушали их и били ножами куда попало, нанося каждому потерпевшему от 20 до 50 ударов. Жертвы звали на помощь. Но обыватели то ли боялись вмешиваться — в лучшем случае звонили на “02”, когда было уже поздно, то ли подленько, по-бытовому, разделяли позицию убийц — раз “черный”, его не жалко. Мало кто из прохожих в наше время подойдет к “нерусскому”, лежащему на улице в луже крови, или хотя бы вызовет ему “скорую”.
     Из тех, кто погиб во время жутких “рейдов”, — 20-летний ремонтник-маляр, приехавший из Узбекистана; 23-летний гражданин Таджикистана, зарабатывавший на мебельном комбинате достаточно, чтобы снимать в Москве жилье. Еще один его земляк, 26 лет, легально трудился дворником, а заодно и мастером на все руки — электриком, механиком…
     Потом уже милиция выяснила, что у большинства убитых была либо официальная регистрация, либо вообще прописка в Москве и постоянная работа. Почти у всех семьи — здесь или на родине. Эти люди имели намного больше прав жить в столице, чем такие “борцы за чистоту нации”, любители вооруженных променадов.

“Качок” и “иконописец”

     Павел Скачевский, москвич, когда-то подавал надежды как спортсмен. Он учился в Институте физкультуры, занимался горными лыжами и бодибилдингом.
     — Павлик слишком легко попадал под влияние окружающих, — жалуются его родители. — Куда ни позовут — бежит. Друзья уговорили, и он начал увлекаться тайским боксом, а ведь этот вид спорта запрещен в некоторых странах как опасный!
     Отец Павла несколько лет назад ушел из семьи, но всегда уделял сыну достаточно внимания, постоянно встречался с ним и даже финансировал его спортивные увлечения из своего скудного заработка водителя. Правда, из-за проблем у отца, в том числе и материальных, некоторое время папа и сын не общались. Именно в этот момент Павел нашел себе нового друга — Артура. По некоторым данным, встретились они на сходке футбольных хулиганов — из тех, кто на стадион и не заглядывает, предпочитая вместо этого оттачивать приемы уличного боя на фанатах противоборствующих команд.
     Артур Рыно вместе с матерью перебрались в Москву из Хабаровского края и поселились в общежитии. Подросток учился в школе иконописи. Тем не менее православной семейку никто бы не осмелился назвать. Оба интересовались оккультизмом в самых разных его проявлениях — от сатанизма до сектантских ответвлений христианства. Мать Артура даже планировала издавать газету, пропагандирующую ее взгляды на веру. Правда, единомышленников у нее не нашлось. Националистические идеи Артур начал черпать из литературы по славянскому язычеству.
     Павел быстро стал во всем ориентироваться на нового друга, в том числе и в идеологии. Кстати, чаще всего именно Артур выбирал следующую жертву. Ножи, которыми негодяи казнили своих жертв, также носил при себе Рыно.
     До ограбления своих жертв парни почти никогда не опускались. Но… ключевое слово — почти. По предварительным сведениям, двоих убитых Павел и Артур все-таки обобрали, украв мобильные телефоны. Для отморозков подобного толка идея не перекрывает финансовую выгоду.

Они убивали по плану

     Адская серия из десяти загубленных жизней растянулась на несколько месяцев. На десятом убийстве парни “погорели”.
     Последней жертвой подонков пал 46-летний армянин. У Карена Абрамяна, который приехал в Москву много лет назад, получил здесь высшее образование и основал свое дело — страховую компанию, остались жена, трое детей и престарелые родители.
     Респектабельный бизнесмен, он был убит у подъезда собственного дома на глазах сына-школьника. Пока преступники бегом скрывались с места убийства, мальчик рвал на себе одежду и пытался забинтовать раны отцу.
     За убийцами погнались прохожие, которые успели рассмотреть тех как следует и сообщить в милицию приметы. Но через пару часов парни уже не прятались и не скрывались. “План на вечер” был перевыполнен. Как выяснилось позже, за два часа до последнего убийства Рыно и Скачевский лишили жизни 26-летнего Хайрулло Садыкова в Перове по той же схеме: догнали, ударили, искромсали ножами… Теперь они отдыхали — спокойно ехали в трамвае в направлении Черемушкинского рынка. Сотрудники второго отдела вневедомственной охраны ЮЗАО догнали на патрульной машине трамвай и задержали преступников. Душегубы даже не потрудились сменить окровавленную одежду.
     Мать Артура Рыно с удивительным смирением восприняла весть об аресте сына за многочисленные убийства. Отец Павла Скачевского пребывает в состоянии шока, а мать уверена, что сына “насильно подчинили чужой воле”.
     “Дед Карена в Великую Отечественную войну отдал жизнь в борьбе с фашизмом, — вспоминают родственники Абрамяна. — Думал ли он, что его внук спустя полвека погибнет вот так?..”


Партнеры