Зачем Булгарин убил француза

Современницам Пушкина было стыдно иметь розовые щеки

3 мая 2007 в 20:00, просмотров: 718

“Коль ты к Смирдину войдешь,/Ничего там не найдешь,/Ничего ты там не купишь,/Лишь Сеньковского толкнешь/Иль в Булгарина наступишь”. Последнюю недвусмысленную строчку придумал Пушкин, все остальное — Соллогуб. Фаддей Булгарин — фигура одиозная в Золотом веке русской литературы. Считается, что он и вошел-то в историю только оттого, что писал всякие гадости про наше Солнце русской поэзии. И теперь — откройте любую энциклопедию, советскую или современную. Только что продажной шкурой Булгарина не называют. “Дурные времена” — сборник очерков Булгарина, выходивших в периодике полуторавековой давности и ранее никогда не издававшихся. Кто такой Булгарин и с чем его едят?

В каждой бочке затычка — это про него. Карикатуры можно раскладывать веером — этакая припухшая рожица с носом картошкой. По происхождению поляк, он успел повоевать как против французов в 1806—1807 годах, так и за французов в наполеоновской армии. Отсюда и обвинения в беспринципности. В 1819 году он возвращается в Петербург, и… понеслась душа в рай. В журналистику, как в омут с головой, далее знакомства с Карамзиным, Рылеевым, Грибоедовым, будущим неразлучным другом Гречем… А далее — его литературные журналы “Северные цветы”, “Литературные листки” и легендарная “Северная пчела”, театральная “Русская Талия”. Именно в этом альманахе были опубликованы отрывки из “Горя от ума”. Перед отъездом в Персию Грибоедов передал рукопись Булгарину. Кстати, с его пьесой Булгарин обошелся очень бережно.
А дальше — литературная война, которую, как курильщик запах табака, Булгарин тащил за собой всю жизнь. Ругня со всем пушкинским кругом, обмен едкими эпиграммами, доносы в небезызвестное III отделение. Пушкин придумал для него прозвище — Видок Фиглярин, а Булгарин обвинял Пушкина в бездарности.
В 40-е, после ухода со сцены Пушкина, Булгарин продолжает ругаться — теперь уже с писателями “натуральной школы” — и только ближе к смерти (1859) несколько успокаивается. А именно к “натуральной” (быто– и нравописательной) литературе Булгарин и относился. Чтение его очерков — занятие крайне забавное.
Булгарин коснулся всех сторон петербургской жизни XIX века. Девушка-провинциалка переезжает в столицу и быстро учится всем премудростям: стыдно иметь розовые щеки (“деревенский цвет!”), для катания на лошадях надо носить амазонку с мужским галстуком (“это галстух с бантиком, говорят, мне очень к лицу”), о литературе говорят, только если автор имеет покровительство или отлично раскупается, и тогда все, не читая, кричат: charmant!
Как дамы обсуждают друг друга на балах, и как литераторы перемывают друг другу косточки, и как “везде своя рука” определяет место в жизни — обо всем у Фаддея есть. В общем, Булгарин как будто в каждом очерке восклицает: о времена! о нравы!
“Здесь только два времени года — трехмесячное лето и девятимесячная зима с желтым предисловием и зеленоватым эпилогом”. Красиво сказано?
А что, по-вашему, означает выражение “убить француза”? После французского вина хлопнуть ерофеича...
К опусу “Древняя и новая русская любовь”, где речь идет, разумеется, о чистом и светлом, приложен следующий эпиграф: “Что вы более всего любите?” — “Рябчики в соусе” (из дружеских разговоров)”.
Про театр: Булгарина восхищают дела закулисные. “Закулисный язык имеет для меня необыкновенную занимательность. Здесь, кажется, царство фей или вершина Олимпа; со всех сторон раздаются крики: подними солнце, опусти облака, гаси луну, придвинь лес, отодвинь гору, начинай бурю, не опали воды!”
При всех наивностях текста перед нами — живая история нашей страны и наших людей. Над кем смеетесь? Над собой смеетесь! Даже если амазонок с галстухами давно уж не носят.

BOOK вально

Марк Леви “Каждый хочет любить”
Марк Леви, автор бестселлера прошлой весны “Между небом и землей”, опубликовал в России свое новое произведение. Два друга, расставшись с женами, поселились вдвоем — чтобы вместе воспитывать своих хитрецов детей. У каждого появилась влюбленность, но обстоятельства, как всегда, против.
В романе есть все, что происходит в жизни каждого человека. Минуты, когда ты невыносим. Восторг неожиданной близости. Одиночество, разочарование в противоположном поле. Случайная человеческая доброта, когда, кажется, все — туши свет. Отъезды и дела, которые отделяют нас от любимых. Ну и, конечно, любовь.

Андре Моруа “Голландия”
Классик французской литературы XX века, автор “Превратностей любви”, “Семейного круга” и множества жизнеописаний, Андре Моруа путешествовал много. Тому, кто хочет все узнать о Голландии, не вылезая из-под любимого одеяла или из кресла, сам Бог велел прочитать роман, никогда ранее не издававшийся на русском. “Голландия — это не только страна, это еще и особое состояние души. Природа не давала людям эту землю: они отвоевали ее у моря”...
Одни названия глав чего стоят: “Как Голландия сформировала голландцев”, “Как голландцы создают Голландию”, “Покупатели молчат, а цветы улетают”… А легенды этой страны? Миф об Ундине, возможно, родился в одной рыбацкой деревушке: в озере однажды обнаружили прекрасную обнаженную женщину, все тело которой было покрыто зеленоватой пеной.

Инге и Вальтер Йенс “Фрау Томас Манн”
Что интереснее — увлекательно выдуманная биография выдуманного героя или жизнь и удивительные приключения реально существовавшего человека, еще и вошедшего в историю? Роман — о вечной спутнице Волшебника (так Томас Манн подписывал свои письма детям), Катарине Манн.
Раздумывая, почему скотиной называется не только домашнее животное, но и человек, маленькая Катя решила: потому что животное тоже может плохо себя вести. Это было задолго до знакомства с молодым поэтом Томасом Манном. А дальше — длинный жизненный путь с гением. В нем — и горе, и радости.

Андрей Корнев “Юноша из личной коллекции”
Этакие эксцентричные вещи в современной литературе появляются, но широкую популярность не обретают, ибо рассчитаны на узкий круг сексуально суперсвободных товарищей. Но, в общем, никакой чернухи — только тонкий эротизм и попытки найти свое счастье в этой жизни. Огромное небо, травы и холмы в глубинке Таиланда, крошка-мальчик и крошка-девочка, брат и сестра. Через много лет крошка-мальчик станет… прекрасной девушкой-транссексуалом. С ней нашел свое счастье обычный русский бизнесмен.
Большую часть небольшого романа Андрея Корнева занимает история романа героя с красивой женщиной, которая никакого счастья жизни ему не дала.



Партнеры