Должок нагишом красен

Австрийский горнолыжник Райнер Шонфельдер прославился на весь мир, раздевшись на публике

4 мая 2007 в 14:08, просмотров: 627

Несколько месяцев назад известный австрийский горнолыжник, представитель Fisher Racing Team Райнер Шонфельдер, упал на тренировке и серьезно расшибся. Потом его мучили боли в шее и спине, а когда его физиотерапевт пообещал вылечить горнолыжника меньше чем за неделю, тот не поверил. Доктора это задело, и он предложил пари: если ему все-таки удастся за неделю исцелить Шонфельдера, тот должен был спуститься по трассе абсолютно голым. Что же должен был сделать в случае поражения врач, осталось тайной, поскольку в результате он все-таки выиграл. А Райнер на радостях не просто разочек проехал нагишом пару поворотов, как обещал, а с особым удовольствием проделал несколько длинных спусков с самой вершины, осчастливив поклонниц обнаженным силуэтом… И лишь когда все его увидели и обомлели (благо на улице был плюс), горнолыжник остался доволен и отправился греться…
И вот тот самый Райнер Шонфельдер на несколько дней прилетел в Москву и дал эксклюзивное интервью “МК-Воскресенью”.

Райнера Шонфельдера в горнолыжном мире уже давно прозвали Поющий Райнер. Потому что в свободное от тренировок и соревнований время обладатель малого Хрустального глобуса в слаломе и двукратный призер Олимпиады в Турине весьма успешно справляется с ролью диджея на всевозможных вечеринках, а кроме того, сочиняет песни и записывает собственные диски. Те, кто слышал, говорят: “Впечатляет!”
— А что, — размышляет Райнер, — горнолыжный век довольно короток. Выступать мне осталось от силы лет пять, а надо ведь и дальше что-то делать…
Появление Райнера в Москве произвело сенсацию. Мало того что наши юные горнолыжники буквально в очередь выстраивались, чтобы взять у него автограф, так его даже обычные люди на Красной площади узнавали. Даже в одежде, шутка…
— Представляете, встретил земляков прямо у Кремля! — Райнер радовался как ребенок. — Они буквально кинулись ко мне, просили вместе сфотографироваться, так приятно было, я ведь первый раз в Москве…
— Вы как турист приехали или вас кто-то пригласил?
— Меня пригласило руководство Федерации горных лыж и сноуборда России.
Мы встретились в одном из широко известных в узких горнолыжных кругах ночном клубе столицы. И чувствовалось, что Райнер при всей своей кипучей энергии все-таки не привык к такому бурному образу жизни. Он пил только легкое белое вино и настраивался поразить нас в качестве диджея, что ему потом с успехом удалось.
— Я просто в шоке, как у вас тут бурлит жизнь. У нас в Австрии, конечно, все спокойней… — он даже загрустил.
— Вот вы и рветесь эпатировать публику, прямо как наш Марат Сафин, который однажды в знак протеста тоже разделся — прямо на корте!
— Я и сам теннисом с детства занимаюсь, а Марата просто обожаю. Именно за то, что он не любит сдерживать эмоций. Жаль, что мы не знакомы. Было бы здорово встретиться и вместе что-нибудь придумать.
— И все-таки, чего ради вы тогда решились прокатиться голым — для пиара? Только не говорите, что дело исключительно в пари — вы ведь и на что-нибудь другое могли поспорить.
— Честно говоря, в тот момент ни о каком пиаре я не думал.
— И именно поэтому вместо одного коротенького спуска прокатились с самой вершины горы аж несколько раз?
— Но ведь это было забавно. И что с того, что кто-то меня осудил. Я же не ставлю перед собой задачу нравиться всем. И кто же знал, что на той горе случайно окажется человек с фотоаппаратом и потом его снимки облетят весь мир. Впрочем, я по этому поводу нисколько не расстроился.
— Знаете, это как в фильме “Заряженное оружие”, когда обнаженный Мэл Гибсон выходит прогуляться ночью со словами: “Это была одна из тех ничем не мотивированных прогулок с голой попой под луной, которую так любят режиссеры…” Может, вам тоже стоит стать актером?
— Я думал об этом. С удовольствием сыграл бы в какой-нибудь комедии. Конечно, не в роли “Маски” Джима Керри, хотя он мне очень нравится. — (То ли дело “Маска Зорро”, тем более, что улыбкой Райнер напоминает молодого Алена Делона, — Авт.) — А вот Джеймса Бонда с удовольствием… — и горнолыжник элегантно поправил темные очки.
— Интересно, а поклонниц после этой эротической выходки у вас прибавилось?
— О, конечно, — засмеялся Райнер. А сам влюбленно посмотрел в сторону своей девушки Мануэлы и целомудренно добавил, заметив, что я поймала его взгляд: — Мы уж 12 лет вместе…
— А по поводу женитьбы не задумывались: все-таки герлфренд с 12-летним стажем отношений — это немного странно… Или просто боитесь окончательно потерять свободу?
Райнер задумался.
— Ну, понимаете, свадьба, платье, церемония — все это больше волнует девушек. Для меня это не имеет такого значения. Мы вместе, у нас все хорошо, и это главное. Некоторые, между прочим, после свадьбы все это теряют…
— А скажите, Райнер, что вы думаете о российских горнолыжниках — есть у нас перспективы добиться успеха?
— Думаю, есть. Но нужно, чтобы горные лыжи были не только спортом, а еще и шоу. И чем интернациональней оно будет, тем лучше! И может быть, есть смысл строить горы в городах, таких как Москва, и неважно, что трассы будут короткими — зато какое зрелище! Тысячи людей будут собираться, чтобы посмотреть.
— Так ведь короткие трассы для чемпионатов мира не подходят!
— Ничего страшного, просто вместо обычных двух попыток нужно сделать четыре — вот и все.
— Наверное, морально очень сложно выступать за одну из сильнейших сборных мира, где такие звезды, как Херман Майер, — кстати, вы с ним дружите?
— Едва ли это можно назвать дружбой. Мы же соперники. Но в душе, конечно, Херман для меня лучший. Я невероятно его уважаю.
На следующее утро Райнер улетал, и я просто не могла не спросить:
— Что же вам больше всего понравилось в Москве?
— Две вещи. Во-первых, Кремль, это просто чудо какое-то! А во-вторых, — и он мечтательно улыбнулся… — в Москве так много красивых девушек…
— А как же Мануэла?
— С ее приездом просто стало на одну красивую девушку больше…



Партнеры