ТЕРРИТОРИЯ ЖЕНЩИНЫ

Главы из будущей книги*

4 мая 2007 в 14:04, просмотров: 200

“ЛАВ — ЭТО НЕ ТВОЯ ИСТОРИЯ”
От первого мужа я уходила не к Владу Радимову. Я уходила просто в никуда — мне нужно было подумать, пожить отдельно. Коля понимал, что между нами образовалась пропасть, он какое-то время надеялся, что ему удастся перекинуть через нее прочный мостик. Ему казалось, что я ухожу на время. Как будто я заболела, но через некоторое время обязательно поправлюсь, и все станет как прежде. В этом он ошибался.

Мы подали на развод, заплатили деньги, чтобы эта болезненная процедура прошла как можно быстрее. Но возникали какие-то препятствия, как будто судьба нас испытывала: выдержим — не выдержим?
Обычно за вознаграждение разводят за два дня, а мы ждали целых три месяца. За это время Коля несколько раз пытался уговорить меня забрать документы.

Наконец, я получила свидетельство о разводе. Меня охватило какое-то странное чувство. Я поняла, что до этого ни разу не была одна. Из родительского дома ушла в дом мужа, и мы прожили 13 лет. Мы все время были вместе, стали как одно целое. И вдруг все это закончилось. У меня в голове не укладывалось, что я свободна. Не могу сказать, что приобретенная свобода меня радовала. Было ощущение, как будто я теряю равновесие, как будто неожиданно сломалась опора, за которую я держалась всю свою жизнь.
Формально развод прошел легко, делить было нечего, ведь у нас не было совместного имущества. У каждого осталась своя квартира, своя машина, своя дача, свои деньги…
Но было очень тяжело — и Коле, и мне. Ведь у нас была многолетняя, очень крепкая сцепка, которая осталась до сих пор. Правда, сейчас это проявляется только в работе.

Когда мы с Колей разошлись, он прислал сообщение: “Лав — это не твоя история”. Он считал, что на любовь я не способна.
На самом деле, просто иногда я прячу свои чувства, закапываю и на безопасную глубину, чтобы потом не испытывать сильного разочарования. Наверное, это не всегда хорошо, но у меня получается именно так.

С СОПЕРНИЦЕЙ ПОХОЖИ, КАК СЕСТРЫ
Коля повел себя по-мужски — никаких истерик и претензий. Особенно на фоне девушки Влада, которая раздавала интервью газетам и телеканалам. Юля рассказывала, что мы были подругами и я, такая сволочь, увела у нее мужа. Мы никогда не были подругами. И не я стала причиной разрыва их отношений.

Со своей девушкой Влад прожил два года и считал ее гражданской женой. И я знаю, что отношения у них не были гладкими. Еще когда мы только-только начали встречаться в компаниях и ничего не предвещало нашего с Колей развода, я смотрела на спутницу Влада и думала: “Как же ей, наверное, тяжело живется”. Было ощущение, что она ревнует Влада ко всем на свете. Но тогда это было не мое дело.
Удивительно, но те, кто впервые видел Юлю, потом говорили мне, что мы с ней похожи, как сестры. Может, со стороны именно так и казалось: светлые волосы, похожие глаза, в общем, один типаж. Хотя я так не считаю. И Коля говорил, что у нас ничего общего. И Влад так считал.
Наверное, когда начинаешь общаться с человеком, воспринимаешь его как будто изнутри и на внешние данные смотришь через призму характера.

Мы с Колей уже официально развелись. Влад расстался со своей девушкой. Юля звонила мне, говорила, что еще поборется за свое счастье. А я не вмешивалась. В любом случае Влад должен был все решить сам.
— Только ты можешь принять решение, и каким бы оно ни было, оно будет правильным, — говорила я Владу.

Влад сумел найти в себе силы, чтобы разрулить сложную ситуацию и поставить точку в отношениях со своей девушкой.

ДОЛГАЯ ДОРОГА К БРАКУ
Уже позже, где-то через полгода близких отношений, Влад признался, что какое-то время боялся меня. И я это чувствовала. Наверное, он относился ко мне как к артистке, которая совершенно неожиданно из телевизора шагнула в его жизнь.
Поначалу, когда мы только начали встречаться, Влад нервничал. Я все время что-то рассказывала, а он молчал. Меня это напрягало.
“Может, ему не хочется больше со мной общаться, просто сказать неудобно?” — думала я.
Но нервничал и отмалчивался Влад по другой причине: боялся что-то не то сказать, чем-то обидеть, что мне будет неинтересно…

Влад продолжал делать мне предложения. И по-прежнему делал это полушутя-полусерьезно. Он задавал вопрос, а в глазах читалось какое-то опасение, а вдруг я скажу ему: “Да ладно, может, обойдемся пока без этого?”
А потом мы встретились в Париже. Я гастролировала в Германии, а в столице Франции у меня было одно выступление — в клубе. Это были выходные, и Влад прилетел ко мне.
После выступления мы гуляли по ночному Парижу. Добрались до Эйфелевой башни, которая, естественно, была закрыта. Мы устроились на лавочке под башней и часа полтора смотрели на нее не отрываясь. В этот момент говорить ни о чем не хотелось. На следующий день мы все-таки поднялись на башню. И теперь считаем, что именно там Влад сделал мне официальное предложение.

Наконец, мы все-таки обговорили день, когда поедем подавать заявление. Встретились, сели в машину. Он молчит, я молчу. Наконец, я не выдерживаю:
— А заявление мы поедем подавать?
— Да, я паспорт взял, — поспешно ответил Влад, и мы поехали во Дворец бракосочетания. Видимо, все-таки он до последнего момента боялся, что я передумаю…

ЗАТМИЛИ СВАДЬБУ ПУГАЧЕВОЙ
— Я тебя умоляю, давай обойдемся без белых платьев и всего такого! — попросил Влад.
— Ну не в тренировочных же штанах и не в брючном костюмчике нам расписываться? — возразила я. — Пусть все будет по-настоящему.
И мы с подружкой отправились выбирать мне свадебный наряд.
Я прекрасно понимала, что это платье на один раз. Поэтому хотелось, чтобы потом его можно было бы использовать для выступлений. Мы пришли в салон, но закройщика в этот день не оказалось, и нас попросили зайти через два дня.
Совершенно случайно мы заглянули в соседний магазин. Я застыла у входа: в центре зала висело оно — белое, невесомое и воздушное, как облако. Мое платье. Но оно показалось мне слишком дорогим, к тому же его я точно уже никуда не смогла бы надеть.
Через два дня мы снова отправились к закройщику и на всякий случай заглянули в тот самый магазин, где мы увидели то самое белое “облако”. Его еще не продали. Я решила примерить, и когда вышла и посмотрела на себя в зеркало…

Я вспомнила свою первую свадьбу. Из-за безденежья я купила одно из самых дешевых платьев. Правда, мы с мамой довели его до ума, украсили, и я даже потом выступала в нем на сцене.
Глядя на себя, такую прекрасную в этом “облаке”, я вдруг подумала: “Не знаю, как сложится моя жизнь дальше, но то, что такой свадьбы у меня никогда больше не будет, — это точно! Практически последний раз в жизни я могу вот так выступить”. И купила его.

Когда Влад увидел меня в свадебном платье, я сразу поняла, что ему понравилось. Его глаза засияли.

А примерно за час до росписи мне позвонила заведующая Дворцом бракосочетания на Английской набережной:
— Таня, столько прессы у нас не было, даже когда Пугачева с Киркоровым расписывались. Что делать?
— А у вас есть черный ход?
— Нет, только подвал. Ну не будете же вы расписываться в подвале?
Кто-то сообщил день и время нашей свадьбы через Интернет. За день до этого события мне стали звонить мои поклонники:
— Мы к вам придем! — радостно сообщали они.
В результате, когда мы с Владом и восемь наших гостей приехали ко дворцу, там уже собралась целая армия теле- и фоторепортеров. И это не считая болельщиков “Зенита” и моих фанатов.
Я понимала, что наша свадьба не станет интимным событием, но что она превратится в некое подобие представления, если честно, не ожидала… Бедные молодожены, которые должны были расписываться после нас, из-за съемок все сильно задержалось — и им пришлось ждать.
ИНТИМНАЯ
ПОТЕРЯ
Когда нас наконец-то расписали, я должна была бросить букет невесты. И бросила. Но его никто не поймал, потому что он застрял в люстре!
Мы уехали из дворца и очень надеялись, что шоу закончилось. Наивные! Где бы ни останавливался свадебный лимузин, нас поджидали съемочные бригады. Уже через какое-то время я вспомнила про подвязку. По традиции жених кидает эту интимную деталь наряда невесты гостям, и парень, который ее поймает, должен будет в скором времени жениться. Влад полез за подвязкой, но ее не оказалось на месте…

А через год мы пришли к заведующей Дворцом бракосочетания с конфетами и шампанским. Вспомнили про букет, застрявший в люстре, и про исчезнувшую подвязку.
— Таня, а подвязка ведь у нас осталась! Хотите забрать? — предложила Марина Владимировна.
Мы отказались и оставили ее во дворце — на память.

Кстати, по приметам все получилось верно. Поскольку букет и подвязку никто не поймал, никто из наших гостей до сих пор и не женился. Может, это случайное совпадение, а может, и нет…

СЕМЕЙНЫЙ ДРЕСС-КОД
Мы долго учились делать друг другу подарки. Как-то накануне Нового года Влад решил устроить мне сюрприз и принес очень дорогие настольные часы. В тот момент мне казалось, что большего огорчения в жизни быть не может! Во-первых, это плохая примета — считается, что часы начинают отсчитывать время до расставания. А во-вторых, я и наручных часов не ношу — они мне почему-то ужасно мешают. Сказать ему было неудобно. Но, к счастью, Влад сам заметил, что со мной что-то не то. Мы пошли в магазин и поменяли их на сережки…

С Владом мне не пришлось меняться, я осталась такой же, как и была. Единственное, что действительно изменилось, так это мой гардероб. Влад терпеть не может обожаемые мною кроссовки на платформе и джинсы. Ему нравится, когда женщина действительно похожа на саму себя, то есть носит юбки и высокие каблуки. Теперь в моем гардеробе появилось приличное количество юбок — прямых, до колена. И если я хочу сделать Владу приятное, то я выгляжу именно так, как любит он, — заставляю себя влезть в туфли на высоченных шпильках и надеваю юбку.
На самом деле этот процесс затягивает, мне самой становится интересно выглядеть как женщина.

Иногда я догадываюсь, что Владу неприятна наша совместная работа с моим бывшим мужем Колей Тагриным. Но изменить ничего невозможно, и я благодарна Владу за понимание. Иногда он даже пытается мне помочь.
— Давай я дам тебе денег на новый клип, — предложил он как-то.
Я отказалась. И не потому, что такая гордая, а просто мне это действительно пока не нужно.
Иногда Влад говорит: “Ну, для Тани работа — это как хобби. Там и заработки не очень большие”. Но мне кажется, он мною гордится, и мое “хобби” ему безумно нравится.

Иногда на концертах меня объявляют: “Выступает Татьяна Радимова!” Меня нисколько это не коробит. Тем более, я действительно хочу поменять фамилию. Сейчас не хватает только одного документа, но если найду его, то обязательно сделаю это. Влад очень этого хочет. Хотя и понимает, что после того, как я 38 лет была Татьяной Булановой, Радимовой меня никто воспринимать не будет. Но эта смена для него очень многое значит. А значит, это важно и для меня.
В какой-то газетной статье после проигрыша “Зенита” Влада назвали Булановым. Моего мужа это взбесило, и он даже подрался с этим журналистом. Правда, вскоре они помирились.
В другой раз во время матча в Москве болельщики “Спартака” посвятили мне несколько грубых кричалок, которые скандировали на трибунах. Мой муж взвился.
— Влад, видишь, какая я популярная, — успокаивала я его. На самом деле меня это даже не обидело. — Не обращай на них внимания.
Но Влад разозлился и нагрубил болельщикам. В результате фанаты “Спартака” добились того, чего хотели, — вывели футболиста “Зенита” из себя.
В ШКУРЕ РАЗЛУЧНИЦЫ
— Я не отпущу его! Я буду бороться, — в голосе Юли появились угрожающие нотки.
— Ну будь же ты гордой, в конце концов. И разбирайтесь между собой сами, я не собираюсь вставлять палки в колеса, — я повесила трубку.

Я рассталась с Колей, Влад пытается расстаться со своей уже бывшей девушкой Юлей. В газетах появляются интервью обо мне, разлучнице.

Журналисты атакуют Влада, меня, моего бывшего мужа Колю… Коля поступил очень мудро, очень по-мужски. После этого я его еще больше зауважала. Особенно на фоне всех интервью, которые раздавала девушка Влада. Они прожили вместе два года, а мы с Колей 13 лет, притом у нас общий ребенок. Ему было что рассказать. И, в принципе, его было интересно послушать. Но Коля принял нейтральную позицию — “оставьте меня в покое”. Меня тоже бомбили звонками, просили ответить. Я молчала. Но когда задали вопрос, как бы я поступила на месте бывшей девушки Влада, не выдержала:
— Да я бы уехала! Если бы не жила в этом городе, уехала бы с глаз долой, лишь бы быть подальше от этого человека.

Юлина борьба за любовь закончилась ничем. И я считаю, что не любовь это и была. Что толку преследовать, цепляться за человека, если все кончилось? Мне кажется, что в подобной ситуации нужно вести себя так, чтобы потом сказали: да, эта женщина достойно вышла из трудной ситуации. Все-таки надо себя уважать и иметь собственное достоинство.

Если бы мне прямым текстом сказали: “Больше не хочу с тобой жить”, — точно знаю, что не стала бы навязываться. Мне кажется, это так стыдно — умолять остаться, цепляться за ноги, биться в истерике. И прежде всего, стыдно перед самой собой.

ГРАБИТЕЛИ И ЗЛОПЫХАТЕЛИ
Когда я была беременна нашим с Владом сыном, мы шутили, что назовем его Сашей. Моего старшего сына зовут Сашей, дочь Влада от первого брака — тоже Сашей. И если у нас в семье будет три Саши, мы никогда не запутаемся в именах.

Мы с Владом планировали, что уже зимой снова станем родителями. Но тогда  ничего не получилось. Наверное, кто-то свыше захотел, чтобы у меня опять родилась Рыбка. Теперь в нашей семье три Рыбы: я, Саша и Никита. А это уже настоящий аквариум.

О моей беременности стали писать буквально сразу, как только мы с Владом поженились. Кто-то сообщал, что я жду ребенка, кто-то — что лечусь от бесплодия. Я старалась не обращать внимания на эти публикации в желтой прессе. Пока у нас действительно не началась другая жизнь — в ожидании малыша. В эти девять месяцев я в буквальном смысле страдала физически от любой попытки вторгнуться в то, что происходит на моей личной территории.
За последние несколько месяцев до появления малыша стрессы преследовали меня постоянно. Сначала Саша заболел краснухой. А для беременной женщины это очень опасно. Но, слава Богу, я сделала прививку.
Потом меня ограбили — я была уже на восьмом месяце беременности. Возвращалась домой на машине. К парадной должен был подъехать мой старший брат Валя, и пока я его ждала, решила счистить снег с лобового стекла. Свою “Тойоту” я не закрыла и сумку оставила внутри. Все произошло в какие-то секунды — грабитель открыл дверь, нырнул в салон, схватил с переднего сиденья сумку и побежал к припаркованной неподалеку машине. Я рванула за ним. К счастью, догнать его не удалось. Иначе это могло бы плохо закончиться. Я поскользнулась и упала. Упала очень удачно — на колени, животом даже земли не коснулась.
Было ужасно неприятно: в сумке кроме приличной суммы денег лежали все мои документы, включая паспорт и водительские права. Кроме того, там же находились права Влада…
Правда, эта неприятная история закончилась на следующий день. Грабители подкинули мою сумку со всем содержимым — кроме кошелька, естественно, — моим знакомым, чей адрес нашли в визитнице.

Я помню, когда Алена Апина очень хотела ребенка, она говорила:
— Как только у меня получится, все — я буду готова уйти.
Я с самого начала знала, что если у малыша и у меня со здоровьем все будет нормально, то дома сидеть не буду. Правда, и у меня, и у Влада работа связана с разъездами. Но есть моя мама, старший сын, я заранее нашла няню, которая будет мне помогать.

КРЕДО МАЧЕХИ
Когда мы с Колей все-таки решили развестись, Саша очень мудро, даже философски отнесся к нашему решению. Он просто понял, что уже ничего не склеишь, что бесполезно попытаться эксплуатировать на собственной персоне, пытаясь нас сблизить.
Теперь, когда Саше уже 14, я очень хочу, чтобы он стал самостоятельным, научился принимать решения. И очень надеюсь, что со временем это к нему придет.

Дочери Влада Саше Радимовой десять лет, она славная девочка. С первой же встречи она стала называть меня Таней и на “ты”. А вот Саша очень долго не мог преодолеть этот барьер. Позже, когда мы с Владом стали встречаться, мой будущий муж сказал Сашке:
— Будешь говорить мне “вы”, я тоже стану тебе “выкать”.
Саша подумал-подумал, и стал говорить Владу “ты”.

Дочка Влада нашу свадьбу восприняла совершенно спокойно, для нее это событие не стало какой-то трагедией. Тем более что ее родители развелись много лет назад, мама замужем. Поэтому, когда мы решили пожениться, я посчитала, что наши дети обязательно должны стать самыми почетными гостями. Это была моя идея.
Мой Саша хотел пойти и очень готовился к этому событию — если бы я его не взяла с собой, он бы обиделся, получилось, будто бы он мне побоку. Что касается дочки Влада, то он сначала к этой идее отнесся насторожено, аккуратно спросил у Саши, и она с радостью согласилась.
Наши дети — Александр и Александра — все время были рядом, чувствовали себя совершенно комфортно и уже тогда подружились. Дочка Влада иногда приезжает к нам. Мой сын всегда очень радуется этим встречам и называет ее сестренкой. Мне иногда даже кажется, что, когда они общаются, между ними возникает какая-то симпатия. Детская, но все равно симпатия.

ОТБРИЛА
НАГЛЕЦА
Лет десять назад я познакомилась с одним замечательным астрологом. Она составила мне индивидуальный гороскоп на следующий год, буквально по месяцам.
А потом просмотрела на мою будущую жизнь. Тогда она мне сказала, что мне придется поменять место жительства. Я долго в этом сомневалась, но именно так через какое-то время и произойдет: из своей квартиры я перееду в квартиру Влада, которую он сейчас достраивает. По поводу личной жизни астролог ничего не говорила, да я и не спрашивала, тогда мне казалось, что с Колей мы навсегда.
Еще она меня предупредила, что в один из моментов нужно быть осторожной. Я, как обычно, выслушала и забыла. Потом, когда все случилось, я поняла, что это действительно было реальное предупреждение. И если бы я послушалась, избежала бы сложностей в работе. Нужно было аккуратнее подписывать кое-какие документы. Мне до сих пор это аукается неприятностями с центральными телеканалами.
А еще астролог сказала, что со временем я изменюсь внешне. Не постарею, а именно изменюсь.
И действительно, это произошло — лицо изменилось. Во-первых, я похудела. Но это ладно. У меня очень сильно изменилась форма носа, совершенно другим стал подбородок. Если сравнить фотографии, где мне 25 и 35 лет, — ощущение, что это два разных человека. И сейчас я выгляжу лучше.

Никогда не выйду на сцену и не шагну на последнюю ступеньку с левой ноги. Обязательно переступлю и зайду с правой.
Уже спустя много лет после того, как я начала “шагать с правой”, я где-то услышала, что во всех древних храмах количество ступенек обязательно нечетное: чтобы, ступив на лестницу с правой ноги, на последней ступеньке также оказалась правая. Я никогда не углублялась в суть вопроса, но если и в древних храмах придерживались этого правила, то уж, наверное, в этом что-то есть.

После концерта ко мне подходит молодой человек:
— Можно вас поцеловать?
Я подставляю щеку.
И вдруг он впивается мне в губы.
Я обалдела от этой наглости. Оттолкнула его и сказала первое, что пришло в голову:
— Да вы что! У меня же губы накрашены!



    Партнеры