Дочка, поиграй с маньяком

Родители сами толкают своих детей в руки серийных убийц

6 мая 2007 в 20:00, просмотров: 3183

  Четырехлетняя Настя Макрякова из подмосковной Ивантеевки зарезана; пятилетняя Полина Малькова из Красноярска изнасилована и убита; труп ее ровесника Вани Волкова из Новгородской области найден изувеченным рядом с кладбищем; десятилетнюю Настю Бутенкову из поселка Томилино нашли задушенной в подъезде; тело Жени Петрова из Южно-Сахалинска обнаружено в колодце. Этот страшный список можно продолжить. Артем Дубаков, Сергей Мальков, Саша Худяков, Паша Матросов, Валя Корик, Артур Ожерельев — судьба этих пропавших детей пока неизвестна.
     И все это за два месяца. Никто не станет отрицать, что именно весною у всевозможных маньяков и педофилов начинаются обострения. Но есть и еще одна сторона у этих трагедий. Та, которую стараются не затрагивать: дескать, родители и так пострадали.
     Но и молчать об этом нельзя. Все погибшие или пропавшие дети в момент, когда с ними случалось самое страшное, были одни. А значит, главной причиной бед стала банальная родительская халатность. А если быть точнее — преступное равнодушие к детям.
     Дети пропадали из дому всегда. Кто-то бежит на улицу, не ужившись с отчимом или мачехой. Кому-то надоело смотреть на родных отца и мать, которым за пьянками некогда ни накормить ребенка, ни по-человечески поговорить с ним. По данным МВД, ежегодно из-за семейных неурядиц пускаются в бега 160 тыс. детей.
     Только за 2006 г. в стране лишены родительских прав более 37 тыс. родителей, около 10 тыс. привлечены к уголовной ответственности за неисполнение родительских обязанностей. Результат — более 170 тысяч несовершеннолетних в прошлом году стали жертвами преступлений. Кинднеппинг, торговля детьми, их органами, детская наркомания, порнография, проституция перестали быть чем-то из ряда вон.
     Всего за прошлый год в России были убиты или подверглись покушению 817 детей. По мнению экспертов, подавляющее большинство этих случаев произошли из-за беспечности взрослых.
     Страшно читать заключение судмедэкспертов о причинах смерти Полины Мальковой. Еще страшнее осознавать то, что, если бы мама Полины не бросила ее на целый день одну в песочнице, жертвой извращенца она бы не стала.
     Оказывается, оба родителя Полины злоупотребляли спиртным, а отец был неоднократно судим. И случай, когда малышка оставалась без присмотра, — не первый: в 4 года мать додумалась отправить ее одну в магазин. Тогда все обошлось. Но никто на это не обратил внимания.
     Еще один показательный случай. 3 апреля 2007 года директор детского сада села Лычково Новгородской области прибежала в дежурную часть за помощью. Накануне около 9 часов вечера пятилетний воспитанник детского сада Ваня Волков ушел из дома и не вернулся. На следующий день милиция обнаружила труп малыша со следами насильственной смерти. Из материалов уголовного дела: “Вблизи кладбища с. Лычково обнаружен труп Волкова Ивана. Труп находится в канаве с водой лицом вниз. В 50 метрах обнаружен мертвый щенок, принадлежащий мальчику”.
     Жутко представить, что пришлось пережить ребенку. Но еще страшнее, что поначалу милиция даже начала подозревать в убийстве мать Вани — настолько странным показалось милиционерам ее поведение сразу же после исчезновения сына. Ни она, ни отец мальчика так и не нашли времени прийти в милицию. А еще мать все то время, что шли поиски, с бутылкой самогона просиживала у соседей, жалуясь им на своего непослушного отпрыска.

* * *

     Все эти случаи говорят об одном: при таком отношении к детям количество детских убийств уменьшаться не будет. Но почему все эти дети остались также вне внимания тех, кто обязан был по долгу службы защитить их от нерадивых родителей?
     В моем подъезде живет молодая наркоманка с маленькой дочерью. Совсем недавно она ходила по соседям, просила одолжить денег на лекарства для своей сильно простудившейся Насти. Когда я спросила ее, что именно она намерена купить девочке, то услыхала в ответ нечто странное: баралгин и валерьянку. Сомнительно, что эти средства предназначались дочери. Но если это действительно так, то в результате такого “квалифицированного” лечения девочка могла и не оправиться от болезни.
     Интересно, в органах опеки и попечительства, в опорном пункте милиции знают об этой семье? Если знают, то чего ждут? Пока с ребенком случится какое-нибудь несчастье, как это случилось несколько лет назад с шестилетним москвичом? Саша Беляков лично обивал пороги чиновников и просил забрать его от матери-алкоголички. Но безрезультатно — чиновники от него просто отмахнулись. Спустя полтора месяца он сгорел вместе с матерью, которая в пьяном угаре забыла выключить плиту.
     Но даже если родители совсем не пьяницы, не наркоманы, все ли они сделали, чтобы обезопасить свое чадо, научить его, как вести себя при встрече с “добрыми” дяденькой или тетенькой? Как часто несчастья происходят из-за обычной самонадеянности родителей, считающих своего отпрыска достаточно взрослым, чтобы, например, встречать его из школы.
     Десятилетние Паша Матросов и Валя Корик из Великих Лук шли домой после уроков. Вместе с ними была одноклассница Катя. Дети остановились возле игровой площадки и решили покататься на качелях. В разгар веселья к ребятам подошел незнакомый мужчина. Он рассказал, что приехал из Москвы специально, чтобы снять интереснейший фильм о космосе. И предложил детям главные роли. Катя тут же убежала домой, а вот Валя и Паша пошли с дяденькой-“режиссером” на “кинопробы”. Последний раз их видели проходящими мимо местного Дома культуры. Куда завел ребят “столичный кинодеятель”, до сих пор никому не известно.
     Еще один случай. 5 апреля в дежурную часть Томилинского отдела милиции поступило сообщение, что в одном из домов между 6-м и 7-м этажами найдено тело девочки. На шее — следы удушения, джинсы расстегнуты. Оказалось, жертва — жительница этого подъезда 10-летняя Настя Бутенкова. Во время опросов одноклассников Насти выяснилось, что за девочками в тот день следил мужчина, который впоследствии был задержан милицией и оказался ранее судимым за убийство, психически нездоровым жителем поселка.
     В обоих случаях дети росли в благополучных семьях. Неужели родители не рассказывали своим чадам, как нужно вести себя с незнакомцами? Что нельзя ни под каким предлогом никуда идти с ними, брать от них какие бы то ни было угощения, подарки? Почему Настя, видя, что за нею следит какой-то подозрительный дяденька, не позвонила родителям, не попросила встретить?

* * *

     Ну хорошо, пусть не родители, пусть учит школа. Однако, как рассказал “МК” директор Центра научно-методического и организационного обеспечения образовательной области “Безопасность жизнедеятельности”, автор учебника “ОБЖ” Виктор Сюньков, в последнее время эти самые ОБЖ постепенно вымываются из школьной программы.
     — Программа предназначена для изучения с 1-го по 11-й классы, по одному часу в неделю. Но буквально на днях вышел новый базисный план, в нем вместо 400 часов на изучение курса ОБЖ отведено 68.
     Авторы программы сетуют, что в большинстве школ директора и без этого попросту отменяют занятия по этой дисциплине своим личным приказом.
     — Объяснить то, что из школьной программы пытаются выжить предмет, который учит молодежь уметь вести себя в любой экстремальной ситуации, можно только происками врагов России, — то ли в шутку, то ли всерьез считает Сюньков.
     Чиновники от образования объясняют это так: нагрузка на школьника ограничена санитарными нормами, и любой новый предмет можно ввести в программу только за счет другого. А это значит, что обязательная математика, как это ни парадоксально звучит, всегда будет главнее какой-то там безопасности. И вполне достаточно беседовать о ней во время классных часов и на родительских собраниях. Но кто проследит, сколько раз учитель напоминал своим ученикам и их родителям об опасности и какого качества были его советы?
     На сегодняшний день Москва — один из немногих регионов, где эта ситуация более или менее регулируется.
     — В каждой столичной школе введена должность замдиректора по вопросам безопасности, — сообщил нам руководитель пресс-службы Департамента образования г. Москвы Александр Гаврилов. — Ему вменено проводить в том числе и разъяснительную работу с родителями и детьми. Кроме того, в паспорте безопасности образовательного учреждения — обязательном документе для каждой школы — есть четкие предписания, обязывающие проводить такие разъяснения.
     Этим же паспортом предусмотрено в каждой школе иметь уголок безопасности, где школьникам предлагаются модели поведения в разных опасных ситуациях. Если этих уголков нет или разъяснительная работа с вашими детьми не проводится, необходимо жаловаться в Департамент образования Москвы или в окружное управление ФСБ, курирующее эту работу в школах.

* * *

     И все-таки — почему в последнее время происходит так много трагедий с детьми?
     Как считает наш эксперт, доктор медицинских наук, врач-психотерапевт Евгений Шапошников, объяснить это простым весенним обострением психики у преступников нельзя. В стране или “действует терроризм специфической формы”, или ведется некая “эксклюзивная партизанская война против детей”.
     Если это действительно так, то правоохранительные органы обязаны буквально встать на уши. По мнению Шапошникова, к поимке преступников обязательно нужно привлекать высокопрофессиональных специалистов в области психиатрии и психологии, поскольку, безусловно, среди детоубийц немало психически нездоровых людей. Однако основная часть преступников, по мнению эксперта, — “дьявольски изобретательные асоциальные типы, которых плодит социально-экономическая ситуация”.
     — Обществу ни в коем случае нельзя притерпеться к происходящему. Во многих цивилизованных странах — а там эти проблемы не менее остры, чем в России, — такие случаи приравниваются к национальной трагедии, — говорит Шапошников. — В Германии, например, в СМИ существуют ежедневные рубрики и передачи, в которых это систематически обсуждается полицейскими, политиками, врачами, религиозными и общественными деятелями. Важно, чтобы у нас тоже не было ситуации: вы ловите, а мы будем заниматься своими делами.
     Но помимо ответственности общества необходимо повышать и личную ответственность родителей. Кошмар, случившийся с Полиной Мальковой, уже подтолкнул власти Красноярска обратиться в Госдуму с законодательной инициативой — всерьез рассмотреть введение уголовной ответственности родителей за оставление детей без присмотра. Было бы справедливо, чтобы поправки к закону предусматривали и экономические последствия для тех, чьих сбежавших из дому детей вынуждены искать за счет государства.
     В нынешней редакции УК предусмотрено наказание за умышленное оставление человека в опасности. Эта статья вполне подходит для наказания нерадивых родителей. Однако, как показывает практика, на скамье подсудимых крайне редко встретишь отца семейства, под воздействием горячительного выгнавшего домочадцев на улицу. Еще реже — а точнее никогда — горе-мамашу, оставившую малолетнюю дочь без присмотра на детской площадке. Значит, нужно, не дожидаясь, пока депутаты будут голосовать “за” и “против”, сделать так, чтобы эта статья заработала в полную силу.
     А для этого милиции и органам опеки ни в коем случае нельзя отмахиваться от тех, кто “лезет не в свое дело”. Это тот самый случай, когда излишняя жесткость намного гуманнее, чем мнимая толерантность.

* * *

     Как уберечь своего ребенка от беды?
     Вычислить маньяка по каким-то внешним признакам, считает профессор Шапошников, обывателю практически невозможно — эти люди хоть и не блещут социальной респектабельностью и развитым интеллектом, однако довольно удачно мимикрируют. При этом они очень наблюдательны, хитры и изворотливы.
     Чаще всего преступники, чтобы завоевать детское внимание, представляются людьми творческих, увлекательных профессий: режиссер, фокусник, спортсмен. Набор предлогов для обращения довольно стандартен. Главное — заинтриговать. Мальчику расскажут, что неподалеку лежит ничей самокат или робот. Девочке предложат посмотреть какое-нибудь животное или цветок. Или постараются надавить на жалость: за углом лежит щенок с перебитой лапкой или разоренное гнездышко.
     По мнению нашего эксперта, в вопросе профилактики не нужно бояться перегибов — в этом случае запугивание как раз может сыграть положительную роль. Ребенку нужно буквально вдолбить в голову, что, если к нему подошел любой незнакомец, он может делать только одно: бежать, звать на помощь. Без вариантов. Без раздумий. Без стеснений.

Чему учить ребенка:

     •Всегда играй в компании друзей.
     •Никогда не принимай подарки (сладости) от незнакомцев без разрешения старших.
     •Никогда не соглашайся куда-либо идти в сопровождении незнакомых людей, не садись в автомобиль с незнакомым человеком. Кричи изо всех сил, если кто–то просит тебя об этом, немедленно расскажи родителям.
     •Никогда не позволяй кому-то прикасаться к тебе. Сразу расскажи старшим, если это случилось. Помни, что твои родители любят тебя и никогда не накажут за правду.
     •Если увидишь кого–то шатающимся вокруг школы или игровой площадки, расскажи об этом родителям или преподавателю. Запомни, как выглядел этот человек, какая у него машина.
     •Не обсуждай своих проблем с незнакомыми и малознакомыми людьми, как бы плохо тебе ни было.
     •Если кто-то пытается ворваться в квартиру, звони в милицию, а затем открой окно и зови на помощь.
     •Если люди в автомобиле спрашивают тебя, как куда-нибудь доехать, не подходи близко и не соглашайся сопроводить их, даже если тебе по пути.

Советы родителям:

     •Убедитесь, что ваши дети знают телефон милиции, адрес. Отрепетируйте, как нужно разговаривать с дежурным, чтобы в нужный момент ребенок не растерялся.
     •Всегда знайте, где ваши дети, и они пусть всегда знают, где вы.
     •Никогда не пишите имя вашего ребенка на одежде, портфеле, велосипеде.
     •Научите ребенка в случае, если он потерялся, ждать вас в том месте, где вы расстались, и никуда не уходить ни с кем, ни под каким предлогом.
     •Всегда записывайте адреса и телефоны всех друзей вашего ребенка, а также телефоны (рабочие и мобильные) их родителей.
     •В случае возникновения неприязни между вашим ребенком и еще кем-либо обязательно выясните ее причины, постарайтесь уладить конфликт или избавьте ребенка от любого возможного контакта с источником неприязни.
     •Никогда не пренебрегайте детскими опасениями, даже если вам кажется, что они мнимые. Убедите ребенка, что вы всегда придете на помощь, что бы ни произошло.
     •Придумайте вместе с ребенком пароль, который он не должен никому говорить, но который должен назвать человек, которому вы доверяете сопровождать ребенка.



Партнеры