В ТЕНИ ЛИВАНСКОГО КЕДРА

Лабиринты толерантности: поиски и ошибки

6 мая 2007 в 13:58, просмотров: 1714
На протяжении нескольких тысячелетий на территории нынешнего Ливана уживаются представители 17 религий и вероисповеданий. Здесь намешаны самые разные культуры. Именно намешаны. Я не оговорился. Потому что полностью впитать в себя ту или иную религию и культуру эта удивительная страна так и не смогла. Она просто дала всем равные условия для развития. Бережно и осторожно подходя и к людям, и к тому, что они с собой принесли. Именно здесь, в Ливане, лежат истоки толерантности, к которой так стремится современная Европа. Может быть, не стоит торопиться? Может быть лучше сначала приглядеться к опыту этой маленькой, но очень мудрой страны, которая сегодня переживает не лучшие времена, что, естественно, отражается и на литературе, и на ее восприятии жителями, а также политическими и религиозными деятелями.

17 лет назад, тогда еще в спокойном предместье Парижа – городке Ливри-Гарган мне с гордостью показывали огромный ливанский кедр – символ дружбы и мудрости двух стран, переживших и радости, и катаклизмы. Ливанский кедр – это символ толерантности. Потому что только в спокойной и сдержанной стране на протяжении полутора-двух тысячелетий может расти одно дерево. Ливанский кедр – это и символ литературы, каждая ветка, каждый листок, которого – это новое литературное направление, новая возможность найти тень – то есть покой и свое место под общей кроной мировой истории.

Сейчас, к сожалению, ливанский кедр постепенно засыхает, потому что его почву питают распри и непримиримость – плохие советчики в стремлении постичь мир и свое предназначение. Но все же пока кедр жив, а значит и нам есть о чем поговорить.

В государстве с населением более 4 млн. человек проживают последователи приблизительно 17 различных религий и вероисповеданий. Арабы составляют 93%, армяне 6%, прочие (преимущественно греки и проживающие в стране иностранцы) - 1%. Так уж сложилось на протяжении веков, что тенистые кроны горных лесов Ливана принимали под свою защиту всех религиозных диссидентов. Начиная со времен Византийской империи. Им на смену в мусульманский период ливанской государственности от преследований здесь спасались последователи нетрадиционных исламских течений: шииты-имамиты, исмаилиты, друзы, алавиты. А после принятия Конституции власть в стране делят представители всех основных конфессий: христианине-марониты, мусульманине-сунниты и шииты. Как это получается – второй вопрос. Не в этой статье на него отвечать.

Да и конечно нельзя забывать про финикийские истоки этой местности. А уж кто, как не финикийцы с их купеческой изворотливостью и тягой к мореплаваньям, способствовали процветанию и всеядности этих мест. Им было выгодно жить в мире со всеми. И пусть мир тогда зависел от прибыли, но ведь помогало, Ведь стались жить спокойно, а заодно учиться друг у друга…

На культурную жизнь Ливана существенно повлияла деятельность иезуитских школ, открытых в стране в середине XVI в. по распоряжению римского папы Юлия III, а также деятельность маронитской коллегии (христианская секта в Ливане), основанной в Риме еще в 1584 г. папой Григорием XIII. Эти учебные заведения помогли укрепить культурные связи Ливана с Европой и воспитали немало выдающихся деятелей арабской культуры. Это один из воспитанников маронитской коллегии в Риме Бутруса ат-Тулави (1657—1745), основавший в Алеппо маронитскую школу и преподававший в ней латынь и итальянский язык. Он в свою очередь воспитал несколько талантливых учеников, в числе которых крупный для своего времени филолог и поэт Джерманус Фархат (1670—1732). В последние годы жизни Фархат был даже алеппским архиепископом.

Именно он основал большое хранилище рукописей в Алеппо и объединил вокруг себя образованных людей и литераторов. Среди его близкого круга можно назвать поэта, автора религиозно-дидактических стихов, элегий и «богомудрых» наставлений Никулу ас-Саига (1692—1756); знатока печатного дела, принимавший активное участие в организации в Ливане католических типографий, где печатались Библия и сочинения религиозно-назидательного характера, Абдаллаха аз-Захира ас-Саига (1680—1748), поэта Ниаматаллаха аль-Халаби (ум. ок. 1770).

Фархат хотел возродить для среди соотечественников арабскую культуру. Он даже написал пособия по грамматике и стилистике и словарь классического арабского языка.

В XVIII в. Его дело продолжили ученые-филологи и литераторы из семьи ас-Симани — Истифан Аввад (1711—1782), Симан (1752—1821), Антун (1775—1818) и Юсуф Симан (1688—1768). Юсуф Симан ас-Симани собрал большую коллекцию рукописей на разных восточных языках и составил каталог рукописей библиотеки Ватикана. Он проходил обучение в Риме, и сумел использовать европейские знания и навыки для сохранения родной литературы. А еще открывал школы по всему Ливану.

Ограниченная христианской общиной деятельность ливанских маронитских просветителей не оказала, по крайней мере на первых порах, сколько-нибудь существенного влияния на развитие арабской литературы. Арабская поэзия в Ливане носила традиционный характер. Только в конце XVIII в. Происходит качественный скачок благодаря кружку, образованному при дворе эмира Башира Шихаба II, покровительствовавшего литераторам и ученым. В кружок входили поэт и историк Никула ат-Турк (ум. 1828), оставивший описание Египта в период похода Бонапарта, поэт из Хомса Бутрус Караме (1774—1851). Как придворные поэты, они сочиняли традиционные панегирики. Особенно много бытовых зарисовок в поэзии ат-Турка. Сохранилась, например, его небольшая шутливая поэма, в которой описана перебранка поэта с кладовщиком эмира, выдававшим ему, как придворному панегиристу, причитавшийся «натуральный паек» и пытавшемуся  всучить уже негодные продукты.

Но знаменем ливанской литературы по праву считается поэт, писатель и художник 19 века Халиль Гибран…

Во время подготовки этого материала я столкнулся с тем, что современному российскому читателю неизвестны не только современные писатели Ливана, но и те, что творили 100-300 лет назад. Именно поэтому я позволил себе столь долгое отступление от художественных и исторических произведений нашего времени, публикующихся в Ливане или рассказывающих об этой удивительной стране.

 

 

 

 Наиболее известными писателями Ливана сегодня называют Амина Маалуфа, Эмили Насраллаха и Ханана Аль-Шейха. К сожалению, в нашей стране их знают только специалисты.

Не так давно в России вышел двуязычный сборник стихов ливанского поэта Джубрана Халиля Джубрана "Сломанные крылья" в переводе Владимира Волосатова. (Издательство РУДН - 2005, 135 стр.)

Халиль Джубран (1883—1931), ливанский поэт и художник. И хотя все его произведения посвящены ливанцам и рассказывают о жизни простых людей этой страны, сам поэт провел детство в Париже, а затем обосновался в США. Писал в основном по-французски. Многие современники и почитатели его таланта считали Джубрана мусульманином и даже суфием, хотя родился он в христианской (маронитской) семье. Однако в течение всей своей жизни Джибран не признавал какую-либо форму конфессионального или церковного ограничения.

 Повесть "Сломанные крылья" (1912) посвящена праву женщины на любовь. Всю жизнь Джубран боролся с предрассудками феодального общества, которое главенствовало в стране. Пытался привить Ливану европейскую культуру. Некоторые его сборники отмечены печатью мистицизма. Он много писал о музыке. Даже выпустил книгу с таким названием. В 1920 г. в США под руководством Джубрана группа арабских писателей-эмигрантов из Сирии и Ливана организовала литературное объединение "Ассоциации пера", значение которого в общем развитии современной арабской литературы очень велико и чувствуется даже в наши дни. От проблем одной страны Джубран все больше переходил на общечеловечкие. Особоенно ярко это заметно в его книге "Пророк", вышедшей на английском языке и имевшей большой успех. В ней он изложил свои взгляды на различные стороны жизни человечества. В советское время писатель и поэт неоднократно издавался в СССР.

Эта книга поможет всем, изучающим арабский язык, философию и культуру Востока. Для тех же, кто хочет дополнительно узнать о творчестве Джубрана (или Джебрана, как называют его некоторые переводчики), можно обратиться к сборникам "Арабская проза" и "Современная арабская проза", "Восточный альманах" (1958 и 1974 гг.), а также сборнику "Слеза и улыбка" и академическому изданию Джубрана «Избранное". "Сломанные крылья" - первое (и единственное) крупное произведение ливанского автора, как и первая крупная форма, с которой ведет отсчет современная арабская проза. По существу это - развернутая метафора, повествующая не столько о страданиях героини повести Сельмы Караме, сколько о трагедии арабского Леванта. "Птица со сломанными крыльями никогда не взлетит в воздух", - говорит Сельма. Увы, Джубран оказался прав. И сейчас еще многие ливанские «птицы» ломают крылья, пытаясь вырваться из жесткого мира национальных и религиозных традиций. Данная работа подготовлена в рамках программы "Диалог цивилизаций: Восток-Запад" Межвузовского центра по изучению философии культуры Востока РУДН.

В сборнике «Сломанные крылья» представлен еще один известных ливанский литератор.

Михаил Нуайме (1889—1988) Бискинта), ливанский писатель и критик. Он получил образование в царской России – в Полтавской духовной семинарии (1906—1911). Хорошо был знаком с русской литературой. В 1916 окончил факультет искусств и права Вашингтонского университета. Входил в состав литобъединения "Ассоциация пера", основанного Джубраном. С 1932 г. жил на родине. Наиболее известны и значимы его драма "Отцы и дети" (1918), сборник статей "Сито" (1929), монография о Джубране (1934), сборник новелл "Было — не было" (1937); автобиографическая трилогия "70 лет" (1960).

В 2001 г. выходила еще одна книга Джубрана – «Пророк». Она была проиллюстрирована работами автора. Его пророк как и сам Джубран, не признает какую-то одну форму веры и ограничения. Он верует, но сомневается, взыскует высших истин, но приходит к людям не с новой религией, а с ответами на вопросы, тревожащие “в этот самый миг” души людей. веры.Для тех, кто хочет более полно узнать об истории ливанской литературы и самых значимых ее фигурах мы бы порекомендовали монографию М.В. Николаевой «Гора и метафора» Очерк исторического развития литературы Ливана (160 тыс. экз. 1999 г. 198 с.).В январе 2006 года в Комитете памяти жертв геноцида армян Ливана вышла в свет на арабском языке книга Арута Сассуняна «Геноцид армян: заявляет мир».

В книге представлены заявления по теме геноцида армян президентов, представителей правительств, авторитетных лиц, международных организаций, а также законодательные акты всех стран, признавших геноцид армян.

Первоначальное издание книги на английском языке, вышедшее в мае прошлого года, получило ряд положительных отзывов. Это и побудило Комитет подготовить издание книги Сассуняна на арабском языке.  К сожалению, политическая нестабильность и религиозная нетерпимость, которая все больше проникает через границы практически всех стран нашего континента, добралась и до Ливана.

В сентябре 2005 года в деревне Мазбуд в пригороде южно-ливанского города Сайда аль-Харуб взорвали автомобиль журналиста Али Таама, за 10 дней до этого книгу "Суд Рафика Харири". Как сообщило Национальное агентство новостей страны, взрывчатка была положена на землю под сиденьем водителя машины, припаркованной возле его дома.

В это время Таама вместе с семьей собирался выходить из здания. По счастливой случайности никто не пострадал. Ответственность за это неудачное покушение взяла на себя радикальная группировка "Джунд аш-Шам" ("Воины страны аш-Шам"). В своей записке они пригрозили, что "в будущем голова журналиста станет ценой за то, что он является агентом влияния саудовского и марокканского режимов".  В свою очередь Таама сказал, что раньше не получал никаких угроз, предположив, что его новая книга могла послужить поводом для покушения. А истерия, охватившая сегодня весь после выхода книги и фильма Дэна Брауна «Код да Винчи» Ливан миновала. Там католики добились запрета книги еще два года назад.

Были изъяты из продажи все экземпляры этой книги на английском, французском и арабском языках, а местным дистрибьюторам запрещено распространение этой книги на территории страны.

В Ливанском католическом информационным центре, критические выступления которого во многом послужили основанием для запрета, заявили, что эта книга абсолютно антихристианская и ее распространение в стране, недавно пережившей затяжной конфликт на религиозной почве, просто небезопасно.

Арабский перевод книги появился на прилавках книжных магазинов только за десять дней до официального запрета… Тесная связь ливанской и российской литературы вполне объяснима. На протяжении нескольких веков православная церковь поддерживает свою паству в этой стране. Да и сами ливанцы с интересом изучают нашу литературу.

Одним из признанных знатоков ливанской литературы в нашей стране по праву считали писателя-востоковеда Игоря Тимофеева. Недавно он посмертно был награжден высшим ливанским золотым орденом "За заслуги".

Треть жизни Игорь Тимофеев прожил на Ближнем Востоке, который хорошо знал и любил. А Ливан просто считал своей второй родиной. Журналист, писатель, переводчик, арабист, он в 90-х годах начал работать в жанре политической биографии, задумав серию книг о видных арабских политиках и государственных деятелях XX века.

В 2000 году вышла основанная на архивных документах и воспоминаниях современников его политическая биография Камаля Джумблата, известного ливанского политика, лидера общины друзов, философа и поэта "Камедь Джумблат: человек и легенда". Эта очень насыщенная и богатая фактами монография рассказывает о сложном периоде истории Ливана и Ближнего Востока с 1918 по 1977 год. В России она вышла в издательстве «Прогресс».

Она произвела настоящую сенсацию на ежегодной Международной книжной ярмарке в Бейруте. За десять месяцев вышло семь изданий книги, удерживающей лидирующее место в списке бестселлеров в Ливане.

По признанию старейшего ливанского издателя Гассана Тувейни, долгие годы считалось, что лучшие авторы, писавшие о Ближнем Востоке, - англичане Патрик Сил и Роберт Фиск, но в их число по праву вошел и русский писатель Игорь Тимофеев.

Писатель и журналист много переводил с арабского. Наиболее известны его переводы романа лауреата Нобелевской премии Нагиба Махфуза "Путь" ("Ат-Тарик") и повесть Геды Самман "Кошмары Бейрута" ("Кавабис Бейрут").

В 1983 году вышла в свет художественная биография "Ибн Баттута", разошедшаяся тиражом 100 000 экземпляров. За ней последовала биография "Абу Рейхан Аль-Бируни", вышедшая в 1987 году и разошедшаяся в количестве около 150 000 экземпляров.

Я совершенно не затронул тему разведки, которая не случайна и традиционна для Ближнего Востока и Ливана в частности. Бейрут на протяжении двух последних, да и предыдущих веков стал местом встреч и интриг агентов всех мировых разведок. Вполне естественно, что многие из них написали воспоминания, а некоторые занимались и переводом с арабского, по настоящему полюбив этот город и эту гостеприимную землю. Но литература о разведке довольно специфична и достойна отдельного исследования, которое не вмещается в рамки данной статьи. Впрочем, любознательный читатель легко найдет изданные в Советском Союзе и России воспоминания отечественных разведчиков об этой стране. А они как правило, отличаются наблюдательностью и прекрасным знанием материала.

И в заключении я хотел бы привести список литературы, которая, на мой взгляд, поможет заинтересованному читателю расширить свои познания о Ливане – удивительной стране, вобравшей в себя все достижения и противоречия нашего мира.

 Олег ФОЧКИН.

ИСТОРИЯ

Халаф А. Аль-Хисар.-Амман, 1983.-239 с. Родионов М.А. Марониты: Из этноконфессиональной истории Восточного Средиземноморья.-М., 1982.-135 с.

ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПУБЛИЦИСТИКА

Павлов А. "Ястребы" над Ливаном.-М., 1990.-176 с. Стоклицкий С.Л. Ливан: тревоги и надежды.-М., 1988.-172 с.: илл. Коршунов Е. Горячий треугольник: (Очерки и репортажи из Ливана, Сирии и Иордании, 1978-1983 гг.).-М., 1984.-127 с. Корявин Л. На Ближнем Востоке: Заметки журналиста.-М., 1982.-128 с. Коршунов Е. "Я - Бейрут…".-М., 1983.-110 с. Стоклицкий С.Л. Ливан: бремя событий.-М., 1990,-175 с. Федоров А. За кронами ливанских кедров.-М., 1988,-155 с.: илл.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА, ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Финикийская мифология.-СПб, 1999.-324 с.: илл. Циркин Ю. Мифы Финикии и Угарита.-М., 2000.-479 с.: илл. Шифман И.Ш. Финикийский язык.-М., 2003.-67 с. Крымский А.Е. Письма из Ливана (1896-1898).-М., 1975.-342 с. Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века.-М., 1991.-368 с.

ИСКУССТВО

Финикия//Искусство стран и народов мира: краткая художественная энциклопедия.-М, 1981.-Т.5.-С.5-9 Николаева М.В. Гора и метафора: (Очерк исторического развития литературы Ливана).-М., 1999.-197 с.




Партнеры