Московская премьера "Последнего забоя".

10 мая 2007 в 14:16, просмотров: 582

В Москве состоялась-таки премьера фильма режиссера Сергея Боброва (“Улицы разбитых фонарей”, “Мужчины не плачут”) “Последний забой”. Снимали эту картину про веселую жизнь шахтеров по сценарию Юрия Короткова (“9 рота”) осенью позапрошлого года в Ростовской области. И уже прошлым летом фильм был готов, но прокат “Последнего забоя” с Сергеем Гармашем, Петром Зайченко и Артуром Смоляниновым в главных ролях почему-то отложили еще на год. И до московской премьеры “Последний забой” успел получить приз на прошлогоднем кинофестивале “Окно в Европу” в Выборге.

Фильм с доброй иронией рассказывает о нелегкой жизни горняков в начале 90-х годов прошлого века. По сюжету, после того как семьям погибших при обвале породы шахтеров выплатили большую материальную компенсацию, четыре главных героя — люди разных поколений, объединенные общей бедой, — решают подорвать себя в шахте. Тогда и их семьи получат деньги и смогут выжить. У одного (Петр Зайченко) из героев смертельно больна жена, а у него нет денег, чтобы купить необходимые лекарства. Другой (Сергей Гармаш) узнает, что его дочь, уехавшая в город учиться, стала проституткой, чтобы купить своим братикам и сестричкам одежду к новому учебному году. Третий (Артур Смольянинов) любит девушку, а она вдруг выигрывает городской конкурс красоты — и впереди у нее радужные перспективы, и он понимает, что теряет ее навсегда... Если бы такая картина вышла 10 лет назад, она стала бы хитом и прорывом.

“Последний забой” — это еще и проект-рекордсмен последнего времени по количеству звезд на единицу экранного времени. Даже подбор массовки из жителей города Шахты и актеров ростовских театров был поручен звездному ребенку, дочери популярного актера театра и кино Николая Чиндяйкина — Насте. А главные роли отданы сплошь медийным лицам — Сергею Гармашу, Петру Зайченко, Артуру Смольянинову, Алексею Горбунову, Нине Усатовой. Гармаш, кстати, по воспоминаниям коллег настолько вошел в образ, что слился с местным населением. Звезду не узнавал никто из аборигенов. А когда к какой-то бабушке из местных, ставшей свидетелем съемок и страстно желавшей увидеть любимого артиста, указали на Гармаша в гриме и костюме, старушка с недоверием произнесла: “Да ладно, бросьте обманывать пожилого человека. Какой же это Гармаш? Этого я знаю. Он из наших. В районе каменоломен живет”.

Для города Шахты Ростовской области рассказанная в фильме история оказалась не таким уж и вымыслом. Раньше здесь работали 32 шахты, а теперь — только две. Раньше любой углеком мог позволить себе содержать семью из девяти человек и ежегодно выезжать на собственной “Победе” отдыхать на море. Теперь при зарплате 3—7 тысяч рублей в месяц даже шахтерский “тормозок” (продукты, которые берут с собой в забой на обед) сильно видоизменился: два куска хлеба, натертые маслом, да соленый огурец.

Да и с техникой безопасности дела обстоят не ахти. Это съемочная группа на себе испытала. Когда снимали на глубине более семисот метров, специальная вагонетка, перевозящая горняков, сошла с рельсов и лишь чудом не придавила режиссера и оператора Владимира Башту вместе с камерой. А как-то во время съемок сцены завала из аккумулятора вылилась кислота и обожгла Петру Зайченко, пардон, за интимную подробность, пятую точку. А Артур Смольянинов в холодной мокрой шахте серьезно застудил спину. В отличие от старшего коллеги Гармаша молодому актеру слиться с массовкой оказалось невозможно. В кинотеатре города Шахты как раз в дни съемок “Последнего забоя” шла “9 рота”. Смольянинов, сыгравший в нем Лютого, заметно нервничал от повышенного к себе внимания, но покорно раздавал автографы, а в свободное время ездил в Ростов на интервью. На съемочной площадке фильма Сергея Боброва Артур отпраздновал свой 22-й день рождения. Петр Зайченко появился на празднике в видавшем виды свитере. Смольянинов поинтересовался у старшего товарища, откуда такая раритетная вещица. Зайченко, не без гордости, ответил, что свитерок прикуплен по случаю в 1990 году, во время Каннского кинофестиваля. “Блин, какой же я молодой, — отчего-то пригорюнился Артур. — Мне в тот год всего семь лет исполнилось…”

Во время съемок у того же Зайченко произошла приятная встреча с молодостью. Дело в том, что на роль Деда актер был утвержден заочно. А когда поинтересовался, кто будет играть его жену, услышал в ответ: “Одна народная артистка из Ростова. Вы ее не знаете”. И вот в первый съемочный день подходит к Зайченко женщина и говорит: “Здравствуй, Петька! Неужели ты меня не узнал?!” Это оказалась Татьяна Шкрабак, которую Петр знал еще Танькой Тихоновой. Исполнительница роли жены Деда оказалась однокурсницей Зайченко, с который они расстались в 1970 году и с тех пор не встречались почти четверть века.

 



Партнеры