Дурной премьер поразителен

Визит Ансипа к Бронзовому солдату осудили эстонцы

10 мая 2007 в 00:17, просмотров: 593

  Празднование 9 Мая в Эстонии, по крайней мере в первой половине дня, проходило спокойно. Народ нескончаемым потоком шел на военное кладбище — возложить цветы к Бронзовому солдату, а затем люди отправлялись на Тынисмяги. Несмотря на то что холм по-прежнему огорожен, цветы оставляли прямо под забором. К вечеру народ собирался прийти сюда на митинг.
     
     Люди с самого утра идут и идут на кладбище. Такого еще точно никогда не было. Все-таки обычно людей намного меньше. Солдат утопает в цветах. Все разговоры исключительно о последних событиях.
     — Зачем Ансип вчера приходил сюда? Никогда не приходил к Солдату, а тут — приперся, — слышно вокруг.
     — Так и передайте Ансипу: ничто не забыто и никто не забыт, — говорит один из пенсионеров в интервью эстонскому каналу возле Бронзового солдата.
     — Господи, как же тут мало места, всем и не развернуться, — причитает пожилая женщина. — И зачем было памятник переносить? Не понимаю.

* * *

     Точно такой же вопрос накануне я задал министру внутренних дел Эстонии Юри Пихлу во время эксклюзивного интервью “МК”.
     — Была ли готова эстонская полиция к тем беспорядкам, которые произошли в Таллине?
     
— Мы меньше всего хотели нарушать повседневный ритм города, а потому не стали блокировать весь центр Таллина. Ведь не было понятно, сколько времени займут раскопки. То, что произошло, было неожиданно. Народ не расходился, а стал агрессивным под вечер и атаковал полицию. Надо было срочно решать, что делать и куда оттеснять людей. И уж тем более мы не предвидели мародерства и грабежей.
     — В ту самую ночь и было принято решение перенести Солдата. Были ли противники этой идеи?
     
— Кризисная комиссия собралась ночью для обсуждения ситуации. Тогда было понятно, что в целом ситуация под контролем, однако в некоторых местах города все же обстановка слишком напряжена. Кризисная комиссия — это не политики. Из политиков там был только я. Остальные — административные чиновники высоких рангов. Тогда на заседании говорилось, что если оставить памятник на месте, то масштабы недовольства могут возрасти. Тогда мы сделали предложение правительству о переносе Солдата туда, куда и планировали изначально: на Военное кладбище. Но перенести за одну ночь мы были не в состоянии, а потому мы на время его поместили в охраняемое место. Главным для нас в ту ночь было перенести из центра города памятник, который служил очагом беспорядков.
     — Эту странную фразу я слышу постоянно: мол, Солдат был своеобразным “яблоком раздора”. Честно, я не понимаю этого. Ведь стоял же он на этом месте уже много десятков лет и никому не мешал!
     
— Для меня это тоже было удивительно! Стоял и стоял. Однако за последние пару лет памятник как бы начал жить своей жизнью. Там стали появляться некоторые радикально настроенные эстонские организации. Они размахивали эстонскими флагами в то время, когда там были ветераны. Там также были люди, размахивающие российскими флагами. И в прошлом году там было тоже некоторое столкновение.
     — Ваша фраза: полиция должна была обеспечивать порядок. Но в те дни полиция вела себя иногда очень жестко и даже жестоко!
     
— Полиция была очень спокойна. По телевизору можно показать все что угодно.
     — Я там был и все это видел… Например, человек выходит из бара, а к нему кидаются полицейские и начинают избивать. Он кричит, что он ничего не делал, но его бьют…
     
— Ясное дело, когда собирается большая группа людей, то, я согласен, может попасться и человек, который не имеет отношения к происходящему. Когда идут массовые беспорядки, такие ситуации бывают. Но полиция быстро разобралась, и многие были отпущены. Полиция должна была действовать решительно.
     — 9 мая Тынисмяги оставалось закрытым. Чья была идея вновь не пустить туда людей?
     
— Никто больше не хочет столкновений на Тынисмяги, мы защищаем данную территорию не от мирно настроенных людей, а от провокаторов. Памятник находится на военном кладбище, люди спокойно могут прийти туда, чтобы почтить память погибших. Люди должны привыкнуть к мысли, что там больше нет памятника. Он теперь в другом месте.
     — Но ведь все равно пришли.
     
— Да. Но пока он закрыт, не возникнет мысли устраивать на этом месте новые манифестации. Если бы место это было открыто, то туда опять могли прийти с провокациями из “другого” лагеря.

* * *

     — 9 мая в 7 часов вечера народ вновь собирается возле Тынисмяги. Никаких погромов, будем просто стоять и молчать, — сообщил мне молодой человек, который собирает сторонников мирного протеста.
     Утром в среду еще никто не знал, чем закончится день. Полиция уверяла, что готова к любым неприятностям, и обучала так называемых “помощников полицейских” в ускоренном режиме. То есть за 6 часов!
     — Более 1200 человек изъявили желание помочь полиции, — сообщила пресс-секретарь полицейского департамента Юлия Гаранжа. Обучение за 6 часов — это смешно и страшно. “Вы, конечно, не умеете правильно обращаться с оружием и резиновыми дубинками, но в крайних случаях не бойтесь их применять. Если преступники спрячутся в машине, то дубинками можно бить стекла, но лучше применить слезоточивый газ и пустить его в машину, тогда люди сами из нее вылезут” — это один из советов для “помощничков”.
     
      СПРАВКА "МК"
     Накануне Дня Победы были осквернены памятники советским воинам возле эстонского городка Выру и в соседней Литве — в Вильнюсе. В обоих случаях вандалов, расписавших монументы нацистской символикой, удалось задержать. Ими оказались молодые люди. В России же решили с 26 мая отменить поезд Санкт-Петербург—Таллин. Правда, железнодорожники объясняют это решение коммерческими интересами. Мол, поезд нерентабелен.


    Партнеры