Ты не с мяги?

 В Эстонии разбираются с прахом солдат и убийцами россиянина

14 мая 2007 в 20:00, просмотров: 688

  Как стало известно “МК”, эстонские власти хотят перезахоронить прах воинов с Тынисмяги до конца июня. Акция “МК” по поиску их родственников продолжается.
      В МИД России с просьбой помочь в перезахоронении останков деда на родине обратилась и внучка капитана Алексея Брянцева, живущая в Ростовской области.
      А дочери капитана Ивана Сысоева сейчас ждут результатов экспертизы ДНК — как стало известно нашей газете, эстонцы уже направили в Россию анализы пяти останков.
      Между тем в Таллине множатся версии вокруг гибели Дмитрия Ганина, который был убит в ночь, когда сносили Бронзового солдата...

     
     Он хранил эту старую фотографию всю жизнь. Девушка с темными волосами, убранными под белый платок. Взглянешь: ангел. Ангелом-хранителем она и была для сотен раненных в бою солдат. На обороте — короткое послание родным. И число. Ленина Варшавская собственной рукой поставила его ровно через три месяца… после своей смерти.
     — Родители ждали ее возвращения тридцать лет. Пока не увидели братскую могилу на Тынисмяги. Но надежду не теряли, ведь даты последнего письма от дочери и ее смерти не совпадали с официальной версией, — говорит Владимир Парнес. — Слава богу, что они не дожили до того дня, когда осквернили останки Ленины.
     Единственный здравствующий родственник Ленины Варшавской, гвардии старшины, чье имя было выбито на надгробии под памятником Воину-освободителю, сам позвонил в “МК”, чтобы рассказать нам о судьбе своей двоюродной сестры.

     
     — Родители назвали детей в соответствии со своими коммунистическими идеями: девочку — Ленина, в честь в Владимира Ильича, а мальчика — Ким, что расшифровывалось как Коммунистический интернационал молодежи, — Владимир Парнес раскладывает пасьянс из семейных фото. — Из родной Полтавы семья Моисея Варшавского переехала в Москву в 34-м году. Ленина пошла по маминым стопам: та была виолончелисткой, и девочка поступила в Москве в школу при Гнесинке.
     На следующий год 10-летняя девочка была избрана от школы, чтобы на демонстрации в честь годовщины Октябрьской революции вручать цветы самому Сталину. Когда Ленина с красным бантом на макушке поднялась на трибуну Мавзолея, вождь сказал “на публику”: “Здесь надо поаплодировать”. Узнав, как зовут пионерку, Сталин улыбнулся в усы и спросил ее: “Где ты живешь?”. Девочка с непосредственностью ответила: “В Кунцеве. У нас там крыша протекает”. Тогда вождь, по семейной легенде, достал из кармана тридцать рублей и дал их школьнице. А потом еще добавил: “Ленина должна жить под солнцем, а не под дождем”.
     — Всю жизнь мама Ленины хранила эти “сталинские” деньги как реликвию, — говорит Владимир Парнес. — А через месяц после этого события в Кунцево приехала машина, и Варшавскому передали ордер на квартиру — их переселили в коммуналку в Театральном проезде. Дали комнату 28 метров! Я сам прожил в этой квартире с их семьей больше семи лет. После войны.

На фронт под чужой фамилией

     После начала войны Варшавские покинули Москву. В вагонах поезда до Ташкента было не продохнуть... Ленина вышла на ближайшей станции. И не вернулась. 16-летняя девушка решила уйти добровольцем на фронт.
     — Сначала мама Ада думала, что дочь отстала от поезда. Но потом нашла у себя в кармане записку от Ленины, из которой всегда мечтала вырастить великую виолончелистку: “Прости меня, но сейчас звучит другая музыка”, — говорит Владимир Парнес. — Во время эвакуации в Самарканд от нас отстала и моя старшая сестра Женя, а вскоре после переезда тяжело заболела мать. Меня, семилетнего пацана, забрали в детдом. Уже после смерти мамы меня навестила мать Ленины, Ада, приехавшая из Ташкента в Самарканд. Она оформила опекунство и стала мне второй матерью. Мой отец, отец и брат Ленины тоже отправились на фронт, и с тех пор мы с мамой Адой зажили вдвоем одной лишь надеждой.
     Четыре года о судьбе Ленины Варшавской родные ничего не знали. Поиски осложнялись тем, что, уходя на фронт, она “запутала следы”, чтобы родители сразу не смогли ее отозвать. Изменила свое имя и отчество с Ленины Моисеевны на Елену Михайловну. Самой написать родным? Но куда? Квартира в Москве пустовала, а адреса в Ташкенте Ленина не знала.
     И лишь в 1944 году, когда полк Варшавской остановился в Подмосковье, Ленина приехала в Москву, зашла в Театр Советской Армии, где ее отец работал художником-бутафором, и застала его на рабочем месте. Хотел отец ее отругать, да расплакался.
     — Моисей Михайлович получил на фронте травму, после госпиталя ему разрешили остаться в Москве, — продолжает Владимир Парнес. — Ленина наконец рассказала отцу, где носила ее война все эти годы.
     Попав на фронт, Елена Варшавская завербовалась медсестрой. В 43-м году перешла фельдшером в 40-й гвардейский минометный полк. При боях за Орел, отличилась особо и потом получила награду “За боевые заслуги”.

Орден за двух немцев

     …Под нестихающим огнем орудий Лена выносила раненых с поля боя. Переворачивала солдат с окровавленными, порой стертыми взрывом лицами. С одной лишь молитвой: был бы жив… И однажды во время своей “разведки” наткнулась в перелеске на офицеров в немецкой форме. Один был ранен, второй пытался ему помочь: взвалил друга на плечи. И тут увидел, что в него целится из нагана девушка. “Хенде хох!” — выдохнула Ленина. И потащил фашист под прицелом сослуживца до лагеря противников. Так Варшавская захватила в плен двух немцев.
     В Выборге 40-й полк получил приказ отбить у немцев местную железнодорожную станцию. Командир вывел на передовую одну из “катюш” и ударил залпом по противнику. Оборону прорвали. Но после этого советские солдаты попали под обстрел бомбардировщиков. Ленина на ощупь искала в пыли и дыму раненых солдат. Погрузила в санитарную машину всех, кто выжил, обливаясь слезами, донесла разорванный осколками труп командира, чтобы похоронить его вместе со всеми. А закончив свою работу, сама упала на траву: ее собственный сапог наполнился кровью — оказалось, в ногу попал осколок. Так что в госпиталь Ленина на этот раз отправилась вместе со своими пациентами. За очередной подвиг Лена — Ленина Варшавская — удостоилась ордена Красной Звезды.

Тайна последнего письма

     — Лена просила отца дать ей благословение на брак с неким Юрой Горбатым, — продолжает двоюродный брат Варшавской. — Моисей Михайлович был человек сурового нрава, но, увидев, как повзрослела его дочь, не смог отказать: “На войне надо спешить жить”, — согласился он на свадьбу дочери с неизвестным женихом.
     С будущим мужем Ленина Варшавская познакомилась на поле боя — солдат умолял санитарку бросить его и самой бежать от свистящих пуль, но, пока Ленина тащила его до перевязки, постоянно шутил: “Горбатого могила исправит”. Так девушка и взяла жизнь Юры в свои руки. Часто навещала пациента в госпитале и наконец влюбилась. Вскоре молодые пришли к командиру отряда с просьбой разрешить им соединить свои судьбы. Тот отпустил их на несколько дней. Ленина получила благословение отца. Варшавская и Горбатый расписались в загсе. По возвращении гуляли фронтовую свадьбу — с солдатским провиантом на столе и чистым спиртом из санитарных запасов. Невесту забросали полевыми цветами.
     Спустя три недели, 22 сентября 1944 года, 40-й минометный полк вошел в Таллин. И вскоре скорбной вереницей посыпались извещения о том, что Ленина пропала без вести.
     — Однажды утром к нам приехал сослуживец сестры, — вспоминает Владимир Парнес. — Он рассказал, что она погибла еще на въезде в Таллин — одна из “катюш”, на которых ехали солдаты, упала в кювет. На подножке ехала Ленина… Однополчане похоронили “свою сестричку” и сами поставили ей памятник. Потом всех эстонских освободителей перезахоронили в общую могилу под монументом на Тынисмяги.
     Через несколько лет родители Лены приехали в Таллин и увидели в списке погибших имя Варшавской. Мама Ада возложила на могилу виолончель дочери. На надгробии значилось, что все освободители пали 22 сентября.
     — Однако под новый, 45-й год моей сестре Жене пришла эта фотография, подписанная на обороте рукой Ленины: “Родная, ты меня поймешь. Сейчас не время жить спокойно. Убегаю на фронт”, — Владимир Парнес показывает карточку. — И дата — 22.12.1944 г. Получалось, через три месяца после ее смерти. Из-за этой нестыковки родители Ленины верили, что их дочь осталась жива и что под памятником захоронены не ее останки. В любом случае я был бы рад, если бы Ленина упокоилась на родине. Надежда все равно уже потеряна…
     
Мария ЧЕРНИЦЫНА.

     P.S. Перед подписанием этого номера стало известно, что кроме дочерей капитана Сысоева в МИД России обратились родственники еще одного похороненного на Тынисмяги солдата — капитана 1222-го полка самоходной артиллерии Алексея Брянцева. Заявление о желании перезахоронить его прах на родине поступило из Ростовской области. “МК” продолжает следить за развитием событий.

ЭСТОНЦЫ ПРИСЛАЛИ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРТИЗЫ

     В субботу мы рассказали, как дочери похороненного на Тынисмяги капитана Ивана Сысоева собрали с нашей помощью документы, необходимые, чтобы ходатайствовать перед эстонской стороной о передаче праха их отца на родину. Что дальше?
     Неделю назад эстонские власти заявляли: передать все бумаги можно напрямую в местные минобороны и Красный Крест. Молекулярно-генетическую экспертизу, необходимую для идентификации останков, дочери капитана должны пройти в Таллине.
     Однако потом МИД Эстонии “уточнил” детали. В ноте, направленной в посольство России, говорится: бумаги примут только в “пакете” с анализами ДНК сестер, сделанным в России. Все это необходимо направить эстонской стороне по линии нашего МИДа. Эстонцы, в свою очередь, пошлют в Россию результаты экспертизы ДНК всех останков, так что сравнить анализы смогут и наши, и эстонские эксперты. “В случае предварительного подтверждения” сходства Эзмиральду Меньшикову и Светлану Гневашову пригласят в Таллин, где они пройдут “окончательную” экспертизу.
     Как сообщили “МК” источники в МИД РФ, от эстонской стороны уже получены результаты экспертизы 5 из 12 захоронений. Но без сравнения с ДНК родственников невозможно определить, кому принадлежит прах. Пока присланные из Эстонии анализы значатся под грифами “гроб номер 1”, “гроб номер 2”...
     Пресс-секретарь эстонского МИД Лаури Матцулевич заявил “МК”: “Экспертиза всех останков будет завершена до 7 июня. Затем мы будем готовы говорить о передаче праха. Мы не отказываемся от своих слов и готовы это сделать”.
     Директор архангельского областного бюро судмедэкспертизы Сергей Кузин рассказал нам: у дочерей капитана взяты образцы крови — их отправили в Москву, в Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздравсоцразвития. Именно там могут провести анализы по методике Интерпола, которую используют эстонские специалисты.
     Если предварительная идентификация останков Сысоева будет успешной, Эзмиральда Ивановна и Светлана Ивановна смогут выехать в Таллин, к местным экспертам. Процедура займет около четырех дней, и сразу после нее прах может быть передан в Россию.
     Между тем глава Архангельской области Николай Киселев выделил 390 000 рублей для организации перевоза праха Ивана Сысоева из Таллина и поездки его дочерей в Эстонию.
     
Екатерина ДЕЕВА.

     МЕЖДУ ТЕМ
     В минувшие выходные эстонская полиция задержала, а потом и заключила под стражу двух человек, подозреваемых “в нанесении тяжких телесных повреждений” Дмитрию Ганину, убитому в памятную “бронзовую ночь” в Таллине.
     На данный момент официальная версия Северной прокуратуры Эстонии слишком уж лаконична.
     — В пятницу были задержаны два человека: 27-летний Янек и 23-летний Яак, — сказала “МК” пресс-секретарь прокуратуры Юлия Жмарева. — А уже в субботу было решено заключить их под стражу сроком до шести месяцев.
     О том, как проходит следствие, никто и никому не сообщает. Официально не говорится даже о версиях.
     — В городе ходят разные слухи. Мол, какие-то эстонцы защищали бар от нападавших на него русских, хотя этого на самом деле и не было, — говорят эстонские журналисты.
     В то же время, как стало известно “МК” из осведомленных источников, на сегодня у следствия есть две версии.
     — Согласно первой Дмитрия убил кто-то из “своих”. То есть там завязалась драка, и его пырнули ножом, — говорит наш источник. — Однако эта версия маловероятна. Ведь задержали неких эстонцев, а не знакомых Ганина.
     Напомним, что первоначально Ганина назвали “мародером и грабителем”, который активно участвовал в погромах во время “бронзовой ночи”. Об этом еще на позапрошлой неделе не краснея заявила эстонский посол Марина Кальюранд. По нашим же данным, Ганин никак не мог быть замешан в грабежах. Его, извините, убили раньше, чем начались погромы.
     — В ту ночь, — рассказывает наш источник о второй версии следствия, — Ганин оказался недалеко от бара, в котором собираются исключительно эстонцы. (Вообще в Таллине такое редкость. Однако действительно есть отдельные заведения, где собираются исключительно русские или эстонцы. — В.З.) Как раз в этот момент его и повязали полицейские, приковав к столбу. В это время из бара выскочил чем-то напуганный и пьяный националистически настроенный элемент и, увидев прикованного Дмитрия, пырнул его ножом и убежал обратно в бар.
     — Если учесть, что прокуратура уже занялась самими полицейскими, которые слишком рьяно избивали людей, — говорят сегодня в Таллине, — то, может, и с делом Ганина разберутся честно, а не спишут на “пьяные разборки русских мародеров”.
     


Партнеры