Корпоративная революция

15 мая 2007 в 15:20, просмотров: 255

Интеграция российского бизнеса в мировое экономическое пространство идет гигантскими шагами. А после вхождения в ВТО этот процесс только ускорится. Готовы ли мы к равноправным отношениям с конкурентами? По мнению руководителя Министерства экономического развития и торговли Германа Грефа, печь пирожки и заниматься бизнесом – два разных дела. Успешное предпринимательство подразумевает высокую корпоративную культуру и корпоративное управление.

 

ВЫХОД НА ПУБЛИКУ

 

Сегодня основные конкурентные бои разворачиваются уже не на товарных рынках, а на рынке капиталов. И здесь позиции нашей страны пока выглядят очень скромными. В 2006 году в России состоялось 21 первичное размещение акций компаний. Из них у семи компаний было чисто российское IPO, в основном полученные средства были направлены не акционерам, а на развитие производства. Еще шесть компаний произвели так называемое параллельное размещение: одновременно предлагали депозитарные расписки и обыкновенные акции двум группам инвесторов – в Лондоне и в Москве. Две компании в феврале 2006 года, когда еще не действовало правило Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) о параллельном выходе на российскую и зарубежную площадки, провели чисто зарубежные размещения.

В итоге было получено более 1 млрд. долларов. По данным инвестиционных банков, процесс выхода российских предприятий «на публику» продолжится и в 2007 году. И это важно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Как замечает в этой связи руководитель ФСФР Олег Вьюгин, наши частные компании, которыми управляет один человек либо узкая группа лиц, становятся публичными.

И хотя чаще всего бенефициарии сохраняют контроль за активами, они уже начинают управляться по-другому. Так, как это принято в мире – с использованием принципов корпоративного управления. Это означает, что российский бизнес становится в один ряд с наиболее прогрессивными бизнесами мира, а следовательно, его конкурентоспособность увеличивается.

Пока же таких компаний немного. Недавно PricewaterhouseCoopers проанализировала причины этого явления. Опрос более 100 иностранных и отечественных инвесторов и компаний из разных отраслей дал интересный результат. Руководство 90% компаний заявило, что не прочь выйти на IPO. Правда, при этом большинство респондентов ответили, что в ближайшее время они намерены привлекать капиталы не выходя на фондовый рынок – благодаря заемному финансированию.

Превращение компании в публичную требует глубокой перестройки. И в первую очередь – внедрения практики корпоративного управления. Дело это и дорогостоящее, и хлопотливое, а главное – непривычное. Приходится менять не только устоявшуюся и зачастую вполне эффективную структуру управления, но и, главное, делиться властью, создавать публичные формы управления.

 

КОРПОРАТИВНЫЙ БОНУС

 

Так стоит ли овчинка выделки? Неоднозначный ответ на этот вопрос получила несколько лет назад компания McKinsey&Co. Проводя глобальное исследование, она опросила примерно 200 инвесторов, в распоряжении которых находится около 9 трлн. долларов активов в 30 странах. Главный вопрос: готовы ли они заплатить больше средств за компанию, в которой будет более качественный совет директоров (СД)?

Практически все ответили согласием. Вот только в зависимости от страны размер этой премии очень отличается. В Канаде инвесторы согласны заплатить на 11% больше за компанию с высоким качеством корпоративного управления. А вот в Марокко – на 41%. Размер премии в России был оценен на уровне 39%.

Это означает, что наша страна имеет довольно высокий уровень риска, а следовательно, компании будут получать меньше привлекаемых капиталов. Правда, за последние несколько лет положение с корпоративным управлением здесь явно улучшилось. И о премии в 40% речи уже не идет.

Но, как говорит старший менеджер PricewaterhouseCoopers Вероника Чарлесворт, даже если сейчас в связи с улучшением положения в сфере корпоративного управления бонус снизился наполовину, это все равно тот приз, за который стоит побороться.

Что же происходит в реальности? Ассоциация независимых директоров совместно с Международной финансовой корпорацией исследовала практику корпоративного управления в России. Опрос проводился не только в Москве, но и в ряде крупных городов страны среди 442 компаний. Они считают, что прогрессивные формы управления необходимы в их деятельности, помогают лучше развиваться. И потому стараются внедрять их на практике.

По крайней мере речь идет о появлении соответствующих кодексов и других необходимых документов. Не случайно около трети опрошенных признали корпоративное управление задачей более приоритетной, чем даже оперативное управление предприятием. И лишь для 15% компаний оно не представляется важным делом.

Постепенно раскрывается информация, прозрачнее становятся компании. Больше внимание стало уделяться и защите прав акционеров. Почти все опрошенные компании должным образом уведомляют о проведении годового общего собрания.

По мнению исполнительного директора Ассоциации независимых директоров Александра Филатова, эти позитивные изменения связаны с тем, что компании стали видеть положительные итоги от развития принципов корпоративного управления. А это, в свою очередь, связано с выходом большего их количества на IPO, что позволило им получить реальные плоды от затрат на эти цели.

Выход на IPO позволяет компаниям оценить их реальную стоимость, привлечь дополнительное финансирование. А в наших условиях это также еще и способ легитимизировать бизнес. Сегодня эта проблема становится особенно актуальной в условиях ползучей ренационализации. Выход на IPO крупных компаний позволяет в случае, если у государства возникнет желание вернуть их в свое лоно, определить, какой счет ему предъявлять за это.

Правда, как замечает Александр Филатов, слабой остается роль совета директоров. Во многих случаях эти органы чисто формальны, поскольку этого требует законодательство. Так, треть компаний сообщили, что у них есть независимые директора. Однако это понятие значительно варьируется и редко совпадает с определением независимости в кодексах лучшей практики.

В немалой степени такая ситуация связана со структурой собственности в стране. На Западе, например, преобладает распыленная собственность, то есть та, которой владеет огромное число акционеров. В России она в значительной степени сконцентрирована в руках немногих владельцев. Контролирующие компании акционеры сидят в совете директоров, они же являются руководителями предприятий. По сути дела, в России в отличие от практики развитых стран пока не произошло разведение функций собственника и менеджера. А раз так, то СД зачастую становится бутафорией.

Впрочем, и здесь не так все безнадежно. В компаниях, выходящих на западные финансовые рынки, для которых репутация в прямом смысле если не важнее денег, то уж по крайней мере равноценна, совет директоров функционирует реально. К тому же появляется больше членов СД, которые не хотят мириться с ролью свадебных генералов и занимают активную позицию.

А если основные акционеры начинают их прессинговать, они уходят в отставку. Так, к примеру, произошло в компании «МегаФон», когда независимые директора объявили, что не согласны работать в условиях давления на них.

Еще один уязвимый момент российского варианта корпоративного управления – почти полное отсутствие практики страхования ответственности независимых директоров. На Западе из-за резкого увеличения количества исков акционеров к членам СД это направление сегодня активно развивается.

По словам управляющего директора Европа MARSH Криса Баеза, за последние годы сумма исков к членам СД увеличилась с 2 до 10 млрд. евро.

По сходному сценарию развивается ситуация и в США. Например, акционерам компании Yahoo не понравилось, как финансировались ее европейские филиалы. Сумма претензий превысила 1 млрд долларов. Немецкая компания Lufthansa подала иск на одного из своих управляющих из-за того, что поставка продуктов питания на борт самолетов приносила убытки.

У нас же практика страхования ответственности существует лишь в крупных компаниях, и то далеко не во всех. И до тех пор, пока подобный механизм не заработает, независимые высококлассные директора в Россию работать не придут.
 

СВОИМ ПУТЕМ

 

Есть ли у России свой путь практики корпоративного управления? Александр Филатов полагает, что такие особенности существуют. И в первую очередь они связаны с высокой концентрацией собственности, что приводит к тому, что над СД доминируют владельцы компаний.

Второе отличие вызвано усилением роли государства в экономике. В итоге не все агенты хозяйственных отношений находятся в равных условиях. Так, судебные тяжбы с участием госструктур в подавляющем большинстве случаев завершаются в их пользу.

А раз государство активно входит в экономику, оно также должно уделять больше внимания корпоративному управлению. Сегодня в СД крупных компаний с государственным участием представлено много чиновников.

И потенциально акционеры, включая иностранных, имеют все правовые основания предъявлять им иски. А история с компанией Noga наглядно показывает, каким неожиданным образом может развиваться такая ситуация.

 

ИНФОРМАЦИЯ О ГАЗЕ ВАЖНА, КАК И ГАЗ

 

Государственные компании, еще не так давно почти полностью игнорирующие своих акционеров, начинают активно с ними взаимодействовать. Так поступать их заставляет суровая необходимость. Как рассказывает начальник отдела по работе с инвесторами «Газпрома» Дмитрий Жданович, если еще несколько лет назад инвесторов интересовал в основном нефтегазовый сектор, то теперь появились и другие привлекательные объекты для вложения средств. И это заставляет «Газпром» активней придумывать разные формы работы с инвесторами, искать новые, доступные для них формы.

Так, раньше «Газпром» обычно предлагал им подробные презентации своей компании. Сейчас издана брошюра, где простыми словами рассказывается не только о ней, но и о стране. «Газпром» ставит перед собой задачу разъяснять мировому сообществу свою политику и политику России в энергетической сфере.

Но сегодня перед «Газпромом» другие задачи. Повышенное внимание надо уделять не только внешнему, но и внутреннему рынку. Количество россиян, которые понимают, что такое фондовый рынок, как на нем можно зарабатывать, ограниченно. Между тем суммарный инвестиционный потенциал населения – 3–4 трлн. долларов. И в «Газпроме» считают, что в плане увеличения его капитализации внутренние возможности очень перспективны.

 

ЦЕНА ВОПРОСА

 

Тех, кто по-прежнему думает, что без корпоративного управления можно обойтись, ждет разочарование. Крис Баез указывает, что на Западе весьма пристально следят за развитием ситуации в этой сфере. Так, в американских пенсионных фондах существуют целые группы, изучающие, что происходит на этом фронте в России. Мнение этих аналитиков существенно влияет на принятие решений об инвестировании капиталов в российские активы. А если учесть гигантскую финансовую мощь этих структур, можно представить масштаб цены вопроса.

Между тем многие отечественные компании оценивают себя в этой сфере не совсем адекватно. Согласно исследованию, 76% компаний, имеющих хорошие показатели, считают свой бизнес более привлекательным, чем инвестиционные структуры.

Однако у инвесторов зачастую другое суждение. И чаще всего это связано с двумя компонентами: то, как компания управляется, и то, как она взаимодействует с инвесторами, то есть тот объем информации, которую она готова раскрыть о себе.

Как-то американский президент Джефферсон сказал: «Каждая страна нуждается в революции каждые
20 лет». Для России значительные перемены в корпоративном управлении, переход от тотальной советской закрытости к информационной прозрачности и являются событием революционного значения.    

 



Партнеры