«Я не выучился быть бизнесменом»

16 мая 2007 в 14:21, просмотров: 204

Пожалуй, этот человек – один из самых популярных шоуменов в нашей стране. Его можно каждый день видеть в рекламных роликах телеканала СТС, несколько раз в неделю – в качестве ведущего телепередач, несколько раз в месяц – в театре в качестве актера.
О своих трудовых буднях, о доме и планах на будущее исполнительный продюсер департамента развлекательных программ СТС Александр ЦЕКАЛО рассказал в интервью Наталье Зиганшиной.

 

«ДЛ»: Есть люди, к которым прилипают деньги, а есть те, кого они не любят. К какой категории вы относите себя?
Александр Цекало: Не обсуждая эти два полюса, могу сказать, что я отношусь к какой-то третьей категории людей. Я обеспеченный человек, но деньги мне никогда не доставались легко. Нет, я не харкаю кровью, чтобы их заработать, но в то же время я никогда не находил кошелька, в котором был бы рубль. С одной стороны, я их зарабатываю, а с другой – они не прилипают, потому что сильно не накапливаются. Сейчас есть источник, который отбирает эти средства, – это строительство дома, которое я начал еще год назад. 

«ДЛ»: Наверное, строите его в престижном районе, где-нибудь на Рублевке…
 А.Ц.: Да, на Рублевке. Мне помог купить землю Тигран Кеосаян – по соседству с ним было два корявых участка, в 2003 году я их купил, и это все очень долго пустовало. А недавно я понял, что пора строить дом. Думаю, что когда он построится, я стану человеком, который захочет семью. Чтобы были дети, собаки, лужайка. Эти ценности, может быть, банальны, но они человеческие.

«ДЛ»: После распада дуэта «Академия» вы не особенно часто появлялись в телеэфире. Были какие-то театральные проекты, киноработы... И потом вдруг – телеканал СТС.
А.Ц.: Ну, все было не совсем так. Наш с Лолитой дуэт распался в новогоднюю ночь 1999 года, и я второго января смотрел «Песню года», в которой мы еще снимались. Смотрел на себя по телевизору и думал: «А готов ли ты к тому, что больше никогда не будешь сниматься в «Песне года»?» То, что я не буду петь, мне было понятно сразу, и я вполне сознательно не хотел заниматься этим видом деятельности.

«ДЛ»: Достало, да?
А.Ц.: Нужно было уже отрезать и переложить с одной тарелки на другую. Это было уже не мое. Я понимал, что мне в 38 лет надо что-то делать. А что я могу делать? Только то, что я делал, или другие ипостаси того же дела. Я могу быть актером, могу вести программы, я могу заниматься музыкой, могу продюсировать какие-то проекты, могу заниматься телевидением, поскольку много про него знаю. Но чем конкретно я буду заниматься, я тогда не знал. Внутри себя я что-то отключил, чтобы не нервничать по поводу прошлой жизни, чтобы настроиться на какую-то другую волну. И буквально в течение недели ко мне поступило несколько предложений, которые я осуществил за весну.

«ДЛ»: Насколько я понимаю, они не были связаны с исполнением популярных песен.
А.Ц.: Мне позвонил Тигран Кеосаян и предложил роль в картине «Ландыш серебристый». Потом предложил сыграть в его спектакле. Затем Валерий Белоцерковский, бывший тогда продюсером Алсу, предложил мне стать режиссером ее концертной программы. А потом вся команда Валерия Белоцерковского, в том числе и я, готовила Алсу к «Евровидению», где она заняла второе место. И еще в январе 2000 года появилось предложение продюсировать мюзикл «Норд-Ост», а после «Норд-Оста» был мюзикл «Двенадцать стульев».

«ДЛ»: Мюзиклы принесли какие-то деньги? «Норд-Ост» – это, конечно, отдельная трагическая история, а что касается «Двенадцати стульев»?
А.Ц.: Это принесло очень много приятного общения, большой опыт в менеджерской работе и понимание, как управлять большими процессами. Мюзиклы в нашей стране пока не в состоянии приносить деньги, они являются диковинкой, как японские барабанщики или испанские танцоры. К ним относятся как к интересным гастролерам. Здорово, интересно, ярко, красиво, но почему-то не уезжают. Они остаются и требуют, чтобы к ним ходили каждый день в течение полугода, а то и года. Зритель к этому не готов ни финансово, ни морально. За границей 90 процентов посещающих мюзиклы – это приезжие. У нас приезжие посещают все что угодно, но только не мюзиклы.

«ДЛ»: Как вы все-таки попали на СТС?
А.Ц.: Весной 2002 года были первые разговоры с Роднянским, с которым мы ранее сотрудничали на канале «+1». Он собирал команду и сделал мне предложение, на которое я с удовольствием откликнулся. Я понимал, в каком направлении пойдет Роднянский на канале СТС. Еще мне нравилось то, что этот канал развлекательный и здесь нет политики. Была возможность много всего сделать, реализовать.

«ДЛ»: Сложно, наверное, совмещать работу на канале с вашей творческой деятельностью?
А.Ц.: На сегодняшний день я являюсь ведущим новой программы «Игры разума», которую я и придумал. Большая группа людей разработала сценарий – это оригинальный проект. Еще я соведущий программы «Слава богу, ты пришел!» вместе с Михаилом Шацем. Пока эти нагрузки не являются тяжелыми, потому что программы снимаются на какое-то время вперед. Есть еще «По По» – спектакль Евгения Гришковца. Никаких других отвлекающих меня от основной трудовой деятельности проектов пока нет.

«ДЛ»: Нет ли желания открыть свое дело – к примеру, ресторан какой-нибудь?
А.Ц.: Безусловно, бизнес – это надежная штука. Но я менеджер, которого наняли за зарплату, и никаких акций нигде у меня нет. Хотя, если это можно назвать бизнесом, то у меня есть совместный бизнес с двумя партнерами. Три года назад просто ради фана мы купили умирающий журнал, который сделали достаточно приличным и издаем до сих пор.

«ДЛ»: А что это за журнал?
А.Ц.: Это российский журнал о сигарах. Название переводится с испанского как «Сделано вручную», потому что сигары скручивают руками. Он живет за счет рекламы и распространяется бесплатно. Денег больших там нет. Кто на что учился – я не выучился на то, чтобы быть бизнесменом. Хотя были мысли про собственный ресторан, есть очень много всяких интересных идей, связанных с его дизайном и концепцией.

«ДЛ»: Мне кажется, из вас получился бы отличный ресторатор.
А.Ц.: Я нисколько в этом не сомневаюсь, мне сама атмосфера ресторана очень нравится. У меня есть идеи клубных программ, кабаре, варьете, связанные с креативной концепцией ресторана. Наверняка я мог бы это все реализовать, но для этого нужно время, этому нужно себя посвятить. Либо должны быть еще каких-то два партнера, как это часто бывает в ресторанном бизнесе. Один вложит деньги, а другой предоставит менеджмент. Как, например Аркадий Новиков. Его многие приглашают для того, чтобы он пришел и построил менеджмент: официанты, кухня, система поставок и так далее. Поскольку такая ситуация мне не представилась – значит, не судьба, может быть, позже получится. Хотя иногда возникает такая банальная мысль: купить пляжный бар в какой-нибудь теплой стране и там смешивать коктейли и смотреть на закат.

«ДЛ»: А что же мешает?
А.Ц.: Купить пляжный бар можно. Здесь бросить все сложно.

«ДЛ»: Вас здесь многое держит?
А.Ц.: Всех здесь держит многое – дети, родители. Если это бросить, то оно потом не вернется, а если вернется, то в каком-то разрушенном состоянии. Хотя с каждым годом все больше задумываешься о том, что люди – такие смешные животные… Они так стирают ногти, скребутся и столько усилий предпринимают только ради того, чтобы себе и кому-то другому что-то доказать! На самом деле оно, наверное, того не стоит. Еще больше денег – это больше свободы, но как минимум для того, чтобы была возможность купить пляжный бар. Хотя, допустим, если есть деньги на пляжный бар – так отвечай за свои слова: раз сказал в интервью, что купил бы пляжный бар, – покупай. Но я к этому беззаботному состоянию не буду готов никогда, я слишком отравлен трудоголизмом. А потом, мне надо построить дом, ну а когда я его построю – зачем мне уезжать в бар на пляже?   

 



Партнеры