«20 тысяч туроператоров – это нонсенс»

16 мая 2007 в 13:17, просмотров: 231

Вице-президент недавно появившейся Ассоциации туроператоров России (АТОР) Андрей ИГНАТЬЕВ рассказал Виктории Чеботаревой о причинах возникновения организации, объединяющей ведущие туристические компании страны, и о том, чем она будет полезна.

«ДЛ»: Обсуждение в профессиональной среде предложенных Ростуризмом поправок в закон «Об основах туристической деятельности» фактически разделило российские туристические компании на два лагеря – сторонников и противников таких изменений. Чем стало создание АТОР – только официальным обозначением произошедшего «раскола» или дополнительным катализатором этого процесса?
Андрей Игнатьев: Я считаю, что говорить о каком бы то ни было «расколе» в туристической отрасли нельзя, это полностью подменяет истинный смысл происходящего. Поправки в закон были действительно предложены Ростуризмом. Но ни для кого из серьезных участников рынка введение финансовых гарантий не стало неожиданностью. Хотя бы по той причине, что эта тема интенсивно обсуждалась туристическим сообществом уже несколько лет.
Напомню, что первый закон, регулирующий работу в сфере туризма, был принят в 1996 году. В тот момент рынок в нашей отрасли только формировался, ведь даже четкое структурное разделение на туроператорскую и турагентскую деятельность произошло уже позднее – в 1998–1999 годах. Принятый в феврале 2007 года закон стал актуальным еще в начале 2000 года – в первую очередь для защиты прав туристов и создания условий для цивилизованного развития отрасли. Это понимали все серьезные участники рынка. Поэтому когда внесенные в Госдуму поправки встретили серьезное сопротивление, сорок две серьезные компании – лидеры рынка (в том числе и из регионов) – собрались в Москве и выступили в поддержку законопроекта.
18 января 2007 года тридцать четыре компании объединились в Ассоциацию туроператоров России. Мы направили письмо президенту России с просьбой поддержать введение фингарантий и начали создавать общественную организацию, способную вести цивилизованный и эффективный диалог бизнеса с властью и обществом. Сейчас количество членов АТОР увеличивается. Что показательно, к нам вступают не только большие, но и средние и даже мелкие компании. Так что корректнее говорить не о каком-то «расколе», а об объединении здоровых сил отрасли.
«ДЛ»: Но ведь у законопроекта были яростные противники, о чем можно судить по публикациям в прессе и бурной реакции в Интернете. Был даже организован пикет в центре Москвы, участники которого требовали от депутатов отклонить законопроект.
А.И.: Принятый закон о фингарантиях – катастрофа для работающих на рынке компаний-нерезидентов, которые стараются пребывать в «глубокой тени», не показывая ни реальных оборотов, ни доходов. А так как в соответствии с законом теперь выступать на территории России в качестве агента иностранного туроператора нельзя, выводы о том, кто противодействовал его принятию, сделать несложно. Нужно подчеркнуть, что значительная часть участников рынка (прежде всего из регионов) негативно восприняла предлагаемые нововведения из-за недостатка реальной информации, приходилось слышать самые экзотические толкования и версии, не имеющие никакого отношения к действительности. И чем больше появлялось разъясняющих суть нового закона публикаций, чем больше было разъяснений, тем с большим пониманием они относились к его принятию.
Дело в том, что эти фингарантии по силам любой, даже не очень крупной компании. Конечно, при условии, что она знает, где находится ее банк, и работает в рамках закона. А вот тем, кто представляет теневой сектор, предложенные Ростуризмом поправки ломают годами отлаживаемые «черные» и «серые» схемы.
«ДЛ»: Что можно сказать о взаимоотношениях АТОР с Российским союзом туриндустрии?
А.И.: Многие из тех, кто вошел в состав АТОР по причине несогласия с его позицией по поводу фингарантий. Владимир Канторович ранее был вице-президентом РСТ, а у нас он стал председателем президиума; ваш покорный слуга входил в правление союза, а сейчас является вице-президентом Ассоциации туроператоров России. Многие другие активные члены этой когда-то авторитетной организации больше не видят смысла находиться в ее рядах. При этом ситуация с фингарантиями только подстегнула развитие кризиса в рядах РСТ, который назревал достаточно давно.
«ДЛ»: Каким образом организована ваша ассоциация и какие задачи она призвана выполнять?
А.И.: В ближайшее время АТОР сконцентрирует свои усилия в трех направлениях, определенных на нашем последнем рабочем совещании. Проводится работа с консульским департаментом МИДа по включению в Федеральный реестр компаний, которые будут заниматься въездным туризмом в нашу страну. Уже создана межведомственная комиссия, которую возглавили представители Ростуризма и Министерства иностранных дел. Второе направление не менее актуально – это взаимодействие с консульскими службами зарубежных посольств. Третье направление – работа с авиакомпаниями, в том числе по повышению качества авиаперевозок.
В АТОР избраны четыре вице-президента и исполняющий обязанности исполнительного директора, тринадцать членов президиума, работает десять комиссий по различным направлениям – международному сотрудничеству, транспорту, взаимодействию с турагентствами, работе с регионами, по внутреннему туризму и так далее.
Главная задача ассоциации – повысить конкурентоспособность российских туроператоров, содействовать развитию в России цивилизованного туристического рынка, защищать права и законные интересы граждан в области туризма. Мы развиваем саморегулирование и конкурентность, обеспечиваем правопорядок в сфере туризма. В конце концов, формируем положительное представление о Российской Федерации как о стране, благоприятной для развития туризма. В общем, работы много.
«ДЛ»: Кто может стать членом АТОР?
А.И.: Критерии отбора жесткие, но они не представляют никаких проблем для устойчивых компаний, добросовестно работающих на рынке. Это минимум годовой стаж туроператорской деятельности, рекомендации двух членов ассоциации, вступительный взнос.
И, разумеется, строгое соблюдение принятых в закон «Об основах туристической деятельности» поправок.
«ДЛ»: Видимо, уже традиционным для вас станет вопрос о том, не приведут ли принятые поправки к повышению стоимости турпакетов?
А.И.: Туристический рынок сегодня перенасыщен, конкуренция очень высока. В таких условиях никакое повышение невозможно просто в силу элементарных экономических законов. Пока обсуждались поправки в закон, много было сказано об удорожании путевок из-за того, что фингарантии «лягут на турбизнес непосильным бременем». Наступившая реальность же такова, что для обслуживания фингарантии компания должна будет потратить несколько тысяч долларов в год.
«ДЛ»: А как быть с еще одним тезисом – об укрупнении рынка и его чуть ли не монополизации несколькими крупными компаниями? Об этом много рассуждали противники принятия фингарантий.
А.И.: Даже при самом строгом сценарии на рынке останется несколько тысяч туроператоров. Прогнозировать, что они как-то договорятся между собой, – это абсурд. Не секрет, что у нас даже три-четыре компании, работающие на одном направлении, не могут скоординироваться по ценообразованию. Так что говорить нужно не о мифической монополизации, а о нормализации рынка. По последним данным, в стране более 20 тысяч туроператоров, что само по себе является абсолютным нонсенсом.       



Партнеры