Молитвы и сладкие попки фриковидения

Марга Пушкина предлагает устроить на “Евровидении” “Сталинград”

17 мая 2007 в 20:00, просмотров: 984

  Пока “ЗД” вживую варилась в котле “Евровидения-2007” в Хельсинки, наша боевая рок-подруга, поэтесса и критикесса Маргарита Пушкина смотрела “Евросонг” по ящику, затаившись в кресле-качалке у себя на Фрунзенской набережной, и отчаянно заедала сладкими плюшками горький осадок от “Евросонга”. Впрочем, никакого другого осадка от Марги Пушкиной мы и не ждали. Скупа дамочка на доброе слово. Об этом знают даже ее любимчики “арийцы”, которых она сперва песенками одарит, а потом их же и мочалит в нашей “ЗД”.
     
     Финские монстрюги-рокеры Lordi, взорвавшие в прошлом году конкурс самодеятельной кухонной песни “Евровидение” своим могучим рыком “Hard Rock Hallelujah!”, дурным запахом резины и треском бутафорских крыльев, даже не подозревали той славной майской ночкой, какую неоценимую услугу они оказали всякой мелкой и крупной поп-нечисти. Хард-рокеры Суоми, словно хирурги, вскрыли давно созревший чирей на отечном теле европейской эстрады. Результаты вскрытия — на лице только что отгремевшего фестиваля “Евровидение-2007”.

     
     С одной стороны, конкурс оказался на удивление разнообразным.
     Фрики всех национальностей, сортов и ориентаций забавляли публику что было силы. Престарелые рокеры-мачо, распушив последние три волосины, пытались пламенными взорами покорить неопытных девчонок. Малолетки хихикали в кулачок и произносили смертельный приговор увядшим сердцеедам: “Ох, глянуть бы на этого дядечку лет двадцать назад!” Шведы в перьях, болгары с барабанами, грузинская певица Софо с вокалом а-ля Бьорк, а за спиной у нее — команда джигитов, танцующая… лезгинку. Кто в лес, кто по дрова! Стонущая блюз мадьярка с огромным пустым чемоданом (символом экономического кризиса в Венгрии?), поющие по-итальянски латыши с трогательными цветочками в руках. А французы Les Fatals Picards в розовом, играющие, по их же собственным словам, “панк-музыку для полных идиотов”. “М-да, Европа катится к чертям, — пишет виртуальный Некто в Инете, — фрики, гопники”. Комментатор с Би-би-си не мог наржаться: “Думали, победит мужик в женском, а победила баба в мужском”. Это о Сердючке с Украины и Марии Шерифович из Сербии.
     Многие удивятся, но мне понравилось исполнение руссо-белорусом Колдуном неплохой, вполне форматной для “Евровидения” песни, сочиненной Филиппом Киркоровым. И сам номер поставлен на удивление стильно и с фантазией.
     С другой стороны, “фриковидение” перестало быть конкурсом песни как таковой.
     Песен, от звуков которых замирало бы сердце, нет. Композиторы разучились их сочинять. Эпатаж нахально и планомерно наступает на пятки Голосу и Мелодии. Наблюдая за Веркой Сердючкой, распевающей весьма сомнительную с точки зрения политкорректности шляг-фразу, народ подсчитывал, сколько поролона пошло на изготовление накладного бюста и накладной пятой точки бывшей проводницы железных дорог бывшего СССР. Кое-кто подпрыгивал на стуле в такт “зибен-зибен ай-лю-лю”, но лично меня выбранная Данилко песня сильно разочаровала своим беспредельным, бесстыдным примитивизмом. Вспоминалась более выигрышная, ядреная “Горилка цешь горилка” из кинофильма “Ночь перед Рождеством”, которая рядом с “Dancing” слушается почти неоконченной симфонией Бетховена. Клоун (он же клоунесса) занимает второе место на песенном конкурсе, в то время как прекрасно свингующий немец или голосистая дива Аленка Готар из Словении, или почти готическая Ханна Пакаринен из Финляндии остаются практически за бортом. Несколько успокаивает тот факт, что победила все-таки “Молитва” в исполнении Марии Шерифович — песня красивая, с национальным колоритом и спетая, слава богу, не на английском языке.
     Англичане считают прошедший фестиваль самым худшим из всех, жалуются, что Восточная Европа напирает, и предлагают конкурс разделить. Пусть, дескать, Запад поет свои песни отдельно, Восток — отдельно. Потом победители сойдутся в честном бою на нейтральной территории. Например, в Швейцарии, там, где гады-фашисты замочили профессора Плейшнера всего за 17 мгновений весны.
     Но жаловаться-то джентльменам стыдно — сами же нарадоваться не могли, когда СССР с Югославией разваливались! И теперь вместо одного представителя огромной страны получили полный боекомплект “парада суверенитетов”.
     А куда нам тогда девать Польшу, которая всю жизнь страдает раздвоением личности? Пилить на две части? А с прибалтами как поступить? Турцию с ее хроническим “шикодамом” куда пристроить — к нам или к ним? Если к нам — то готов союз панславизма с мусульманским авангардом… А тут еще палестинцы настырно просятся в “Евровидение”, задавая его главе Сванте Стокселиусу не лишенный логики вопрос: если у вас на “Евровидении” есть Израиль, то почему нет нас? Мы ща в наших платочках вам как спляшем…
     Тем временем фестиваль постепенно превращается в разновидность дешевого варьете, где все больше блесток, плюмажей, кривляний и ужимок. Вот-вот на сцену выйдет трубящий по-аглицки дрессированный слон и нанюхавшаяся кокаина моська. А новой ABBA так и не случится.

* * *

     Россия даже в таком, казалось бы, несерьезном деле, как песенный фестиваль, остается верна себе — переделывает, не моргнув глазом, историю собственного участия в “Евровидении”. Комментаторы который год с маниакальным упорством ведут отсчет выступления россиян от неудачи Филиппа Киркорова… В то время как еще в 1994 году, 13 лет назад, певица Юдифь (она же Маша Кац) заняла на конкурсе 9-е место, завоевав для нашей страны возможность дальнейших падений в десятку или “молоко”. Почто замалчивают Машу?
     Отборочных туров нет. Неизвестное трио “Серебро” под патронажем Макса Фадеева едет представлять Россию на международный фестиваль песни. Знаете, сколько у нас серебра в стране? В Саранске играет культовая группа “Серебро”, написавшая саундтрек к фильму “Ангел на обочине”, в Краснодаре давно существует свое “Серебро”, в Оренбурге свое. Им-то что теперь делать? Судиться из-за названия или переименоваться в “Бронзу”?
     Удручает “прогибание” под “глобалистский” стандарт, который, кстати, никем не навязывается. Условия конкурса разрешают исполнять песни на родном языке. И это право годами отстаивают “малые” страны типа Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии. Россия же в своем оголтелом желании приобщения к ценностям “гниющей” западной цивилизации лоб себе готова расшибить... “Положи свою вишенку на мой торт, — поют на английском три девицы, — и попробуй мой вишневый пирог… Я кручу перед тобой своей симпатичной задницей” (“ВИА Гра” смотрелась бы с такой песней и органичней, и эротичней). Вот оно, торжество песенной лирики! Вот он, триумф мелодии, напоминающей компот из хитов нескольких “девчачьих” групп серии Spice Girls, Bananarama и Vinyl Shakers…
     Москва. Аэропорт. Победительниц встречают свежеиспеченные поклонницы очередного “Серебра”. Они по бумажке самозабвенно поют полюбившиеся слова — о сладкой попке, которой надо крутить под носом у парня, о денежках, которые тю-тю, о подружках-сучках…
     Понимаю всю бесполезность и смехотворность моих очередных воплей. Все останется на своих местах. И все останутся на своих местах. На следующий конкурс (если он будет) поедет очередной (очередная) протеже Могучей Телемузокучки с партийным заданием — прорваться на Запад, внедриться и стать своим (своей) в доску. Англичан уже трясет от русских, скупающих недвижимость в Британии за бешеные бабки? Пускай теперь трясет и от наших попсовиков, рвущихся в западный шоу-бизнес. Тактика устрашения, тотальный прорыв, окончательная экспансия. Мимикрирующие россияне — страшная сила.
     Однако позвольте, шутки ради, я составлю свою протекцию Пелагее (уже четвертый год предлагаю вспомнить о любимой певице ВВП), группе “Мельница” с певицей Хелависсой и группе “Сталинград” из Обнинска и еще доброму десятку прекрасно поющих и сочиняющих девчонок и парней не из числа “небожителей”, выращенных профессорами Дробышем или Матвиенко в пробирке.
     На песенном фестивале не стоит любоваться эпатажем и выпендрежем. Следует повесить свои уши на гвоздь внимания и вкушать мелодию, голос и красоту.
     
     С партизанским приветом


    Партнеры