Блеск и скандалы красной дорожки

Спекоры “МК” передают с Каннского фестиваля

17 мая 2007 в 20:00, просмотров: 380

  Молодая американская певица Нора Джонс потратила три дня, чтобы научиться целоваться с Джудом Лоу. Результат столь кропотливого обучения смогли оценить гости Круазетт, приехавшие на открытие юбилейного, 60-го Каннского кинофестиваля. Фестиваль открывали “Мои черничные ночи” Вонга Кар-Вая, где и демонстрировался хорошо натренированный поцелуй, а также умение гонконгского режиссера говорить по-английски. А в остальном на красной ковровой дорожке красовались все те же любимцы публики. И это правильно.
     
     Самое рискованное восхождение по красной дорожке совершила Ева Герцигова. Смелая сорокалетняя модель на последнем месяце беременности была одета в розовое плиссированное платье от Версаче. Не менее смелый выход был и у Жюльетт Бинош. Слегка располневшая актриса надела великолепное приталенное черное платье со шлейфом, но главное внимание приковали к себе ее ониксовые серьги в виде рыбок. Но абсолютно всех заставила открыть рты очередная супруга Люка Бессона. Чернокожая дива пришла на открытие в не просто коротком, а очень коротком платье. Вероятно, она посчитала рубашку Люка или платье дочери подходящим нарядом. Фотографы, конечно, воспользовались столь скандальной ситуацией, а Жилю Жакобу, директору фестиваля, было явно неловко. Зато Лиз Херли вовсе не чувствовала себя неловко, несмотря на то что пожаловала на Круазетт без супруга. Она поднялась по лестнице в сопровождении Валентино и двух его любовников. Но за то красное платье, что надел на Херли Валентино, ему можно было бы простить и десяток любовниц.
     Триумфатор вечера — режиссер, чей фильм открыл киносмотр, Вонг Кар-Вай пришел с супругой, а также в компании Норы Джонс и Джуда Лоу. Лоу пришлось снять очки и спрятать в карман, чтобы выделяться на фоне своего режиссера. Из славной гвардии каннских любимчиков был и Дэвид Линч с немолодой уже супругой, которому посвятили во время церемонии отдельный ролик.
     Диана Крюгер, ведущая церемонии открытия, — новое приобретение Канн, выделялась лишь заиканием и запинками. Вероятно, любимая модель Ива Сен-Лорана, а теперь актриса разволновалась из-за того, что все время ей приходилось переходить с английского на французский. Так что должного впечатления Диана не произвела. Зато впечатление произвело ее белое, расшитое жемчугом платье.
     Фильм открытия “Мои черничные ночи” Вонга Кар-Вая, первый англоязычный проект режиссера, стал элегантным — но вы ведь и не ждете от режиссера “Любовного настроения” жесткого боевика — экзерсисом на тему предыдущих фильмов. История взаимной симпатии хозяина бара в Нью-Йорке и любительницы черничного пирога и путешествий проходит в уже знакомых декорациях полутемных баров, огней больших городов и мелькающих окон проезжающих поездов. С той лишь разницей, что сейчас Кар-Вай открывает для себя Америку — с большой любовью и любопытством. С таким же любопытством смотрит на других, не китайских актеров. Наверное, именно поэтому Натали Портман, Рейчал Уайз, Джуд Лоу, Дэвид Стретейн сыграли у него свои самые неожиданные роли. Об актерах, вкусе черничного пирога и упражнениях в английском Вонг Кар-Вай рассказал журналистам после премьеры фильма.
     — Уже стало хорошей традицией, что вы представляете свои фильмы в Каннах…
     
— Да, но если учесть, что мы начали снимать фильм практически сразу после фестиваля и успели его закончить к началу следующего, то я был просто счастлив побывать на открытии. Потому что обычно я едва успеваю закончить фильм к закрытию. Я счастлив, что мой фильм принимает участие в конкурсе, потому что уверен, что Канны — отличная стартовая площадка для фильма.
     — А правда, что голос Норы Джонс стал началом вашего фильма?
     
— Да. Я услышал ее голос, приехал в Нью-Йорк, она была занята, мне пришлось долго ждать, а когда дождался и предложил ей роль в фильме, она долго отказывалась. Но в итоге я ее уговорил.
     — Вы себя свободно чувствуете, снимая фильм на английском?
     
— Как вы понимаете, это не мой родной язык, и я иногда просил актеров импровизировать — мне было интересно, как они сами видят своих героев, как видят события, происходящие в фильме. И могу теперь сказать, что, несмотря на разные культуры, мы на многие вещи реагируем одинаково.
     — А почему вы выбрали Джуда Лоу?
     
— Только его я видел в этой роли. И не ошибся, он очень много дал герою своего личного, вдохнул в него душу. И я готов признать, что короткий съемочный период сыграл свою положительную роль — мы сплотились и сделали хороший фильм. Вообще, актеры так хорошо работали, что мне оставалось их лишь направлять.
     — К чему все-таки был черничный пирог?
     
— Надо было придумать причину, почему Элизабет, которую играла Нора, осталась в кафе. И решил пойти от обратного и спросил Нору, какой пирог она больше всего не любит. Когда она ответила: “Черничный” — причина была найдена. За весь фильм она съела порций сто этого пирога.

Где живут звезды

     Все прекрасно знают, что Жерар Депардье если пожалует, то будет жить в “Мажестике”. А если визиты Шэрон Стоун и Майкла Дугласа совпадут, то их ни в коем случае нельзя селить на одном этаже их любимого “Карлтона”. Такие у них высокие отношения!
     Директор “Мартинеза” Ричард Шиллинг говорит: “Мы прекрасно знаем, что мистер Икс будет ужинать только в 23.15 и будет есть то-то и то-то, а мадам Игрек любит только розы и ненавидит тюльпаны. Поэтому все желания мы записываем и предоставляем сведения в нашу сервисную службу”. Кстати, отель уже полностью укомплектован на будущий, 2008 год. Но, конечно, существует резерв. В нем ровно пять комнат, так как был случай, когда Клинт Иствуд решил приехал в Канны в последнюю минуту и директору “Мартинеза” страшно повезло, что он такой запасливый.
     Отель Cap-Eden Roc — история отдельная, его не зря называют дворцом. Он принимал Мадонну, Джонни Деппа, Николь Кидман. Это настоящая крепость на Антибах, занимающая территорию почти 9 гектаров. Девиз отеля: не беспокоить клиентов. И директора заодно — организовать интервью с ним невозможно. Что же в нем такого? Из экстремального: кладбище домашних животных — без шуток, номера, полностью свободные от зла современного телевидения. И главная легенда отеля — в нем не принимают карты, так что можно себе представить, какие чемоданы денег привозят с собой постояльцы: минимальная цена номера — 5 тысяч евро.
     
     Татьяна ПИНСКАЯ, Мария ДАВТЯН, Канны.

Посмотреть на наряды звезд глазами "Полиции моды" вы можете в формате PDF.




Партнеры