Сельсовет против Мосгорисполкома

Особняки в Крылатской пойме Москвы-реки возводились согласно решению Кунцевского сельсовета

17 мая 2007 в 20:00, просмотров: 305

  В Москве — очередной жилищно-кооперативный скандал. Городские власти и Росприроднадзор собираются сносить самовольно отстроенные коттеджи садоводческих товариществ “Речник” и “Огородник”, расположенные на территории парка “Москворецкий” в Крылатской пойме. Скандал грозит оказаться нешуточным, с использованием судебных исполнителей и бульдозеров.
     
     Многие уже сравнили назревающий скандал в парке “Москворецкий” с историей конфликта в Южном Бутове. Аналогии действительно существуют. И там и там речь идет о незаконной частной застройке в черте города. И там и там городская власть, отстаивающая интересы абстрактных москвичей, столкнулась с собственническими интересами конкретных людей.
     Однако, как говорится, есть нюансы. В Южном Бутове речь шла о коммунальных трущобах за пределами МКАД и с удобствами во дворе. В случае с Москворецким парком городским властям придется иметь дело с хозяевами шикарных коттеджей в Крылатской пойме Москвы-реки рядом с Серебряным Бором.
     Нюанс для московской мэрии немаловажный. Одно дело, когда тебе противостоят известные люди, но у них в конфликтной ситуации всего лишь “пиарные” интересы. И совсем другое — когда у известных людей в отстаивании прав граждан на самострой присутствуют интересы частнособственнические.
     О том, насколько сильны они у застройщиков парка “Москворецкий”, свидетельствует тот факт, что начиная с 2004 года удалось выявить всего 38 владельцев нелегальных коттеджей из существующего сегодня 791 строения. Прокуратура направила в суд всего 8 исковых требований о сносе незаконных строений, но только одно из них было удовлетворено судом и до сих пор так и не исполнено.
     Легко представить, какие силы и ресурсы на этот раз будут задействованы в борьбе с “московской коррумпированной бюрократией” за права простых граждан. Но надо понимать и позицию столичных властей в данном конфликте. Как ни странно, она гораздо сильнее, чем в Южном Бутове.
     Во-первых, у защитников самостроя в Крылатской пойме нет самого мощного “бутовского” аргумента: бедные, несчастные владельцы трущоб, у которых городская власть забирает последние квадратные метры. А во-вторых, Крылатская пойма Москвы-реки считается особо охраняемой природной территорией.
     В Москворецком парке, занимающем сотни гектаров, растут уникальные дубы и сосны, до сих пор встречаются бобры и горностаи. Жилую застройку здесь ни советская, ни российская власть никогда не разрешала и не разрешит. Как садоводам и огородникам удалось отстроить здесь трехуровневые коттеджи за двухметровыми кирпичными заборами — толком никто объяснить не может.
     Однако в хронологическом порядке застройка происходила следующим образом. В 1956 году данную территорию выделили работникам канала им. Москвы и Карамышевского района гидросооружений под создание коллективного сада на правом берегу Карамышевского водохранилища.
     Целей у данного решения было две: укрепить берега набережной и одновременно дать людям возможность собирать урожай. А в 1959 году исполком Моссовета запретил делить эту территорию на индивидуальные участки и возводить на них какие-либо строения. Однако двумя годами ранее, в 1957 году, Кунцевский сельсовет разрешил членам садоводческих товариществ возводить небольшие сараи для инвентаря, но не капитальные жилые строения.
     Решение Кунцевского сельсовета и позволило в 90-е годы неразберихи начать тихой сапой застройку коллективного сада частными особняками. Сегодня капитальное строительство в Москворецком парке ведется на территории свыше 153 тысяч квадратных метров без соответствующих разрешений.
     Как заявил недавно заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь, у жителей поселка нет ни одного документа на строительство, все дома построены с грубыми нарушениями природоохранного законодательства, в частности, без положительного заключения государственной экологической экспертизы.
     Мэр Москвы Юрий Лужков посетил недавно этот забытый властью уголок. Посмотрев на красоты реки и архитектурные изыски садоводов и огородников, Лужков заявил: “Если мы допустим “стамбульский самострой” на территории Москвы, то потеряем город!”
     Что будет дальше, предсказать несложно. “Садоводы” попытаются защитить свои строения для огородного инвентаря в три уровня, которые они возвели по решению Кунцевского сельсовета. При этом можно не сомневаться, что в прессе появится масса публикаций в защиту огородников — такие там еще сохранились, как сохранились и участки того самого коллективного сада.
     Действия московских властей тоже легко предсказуемы. Тем более тактику этих действий Юрий Лужков недавно озвучил: “Будем проверять документы конкретно по каждому дому. Если у кого есть разрешение, никто постройку не тронет. Нет разрешения? Сразу обращаемся в суд с иском о сносе”.



Партнеры