Наш атлет Чемберленам

Валентин Балахничев: “Россия встала на ноги, привыкайте”

17 мая 2007 в 20:00, просмотров: 262

  Накануне чемпионата мира по легкой атлетике в Осаке пройдет отчетно-выборный Конгресс Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), в положительных результатах которого Россия заинтересована как никогда. Сразу пять представителей от России были выдвинуты президиумом Всероссийской федерации легкой атлетики в различные органы IAAF. Кандидатом в Совет ассоциации выдвинут Валентин Балахничев, в технический комитет — Вадим Зеличенок, в женский комитет — олимпийская чемпионка Ирина Привалова, в комитет ветеранов — доктор экономических наук Вадим Маршев, в комитет по ходьбе — Вячеслав Краснов. Да еще и олимпийскую чемпионку Елену Исинбаеву, явно тяготеющую не только к прыжкам, но и к дипломатической деятельности, Россия будет рекомендовать для работы в комиссии спортсменов. Президент ВФЛА Валентин БАЛАХНИЧЕВ прокомментировал “МК” принятое решение.
     
     — Валентин Васильевич, мы начинаем массированную атаку на легкоатлетическую мировую структуру?
     
— Нет, зачем же? Атаку обычно начинают на врагов. А мы хотим сотрудничать и работать — в комиссиях, в комитетах и в самом совете IAAF. Для того чтобы предложить наш опыт, наше видение развития легкой атлетики. Ведь Россия — одна из двух крупнейших легкоатлетических держав со своей системой подготовки спортсменов и яркими достижениями. Посмотрите на развитие легкой атлетики в мире — в настоящее время эффективно работают только две модели. Это модель США — не в плане важности, а в плане вежливости просто называю их первыми, — где большой спорт основывается на базе школьного и студенческого спорта. И модель России, Советского Союза, которая базируется на развитии спорта в детских спортивных школах. У нас в стране их вообще несколько тысяч, а легкоатлетических ДЮСШ — 350. И это — объяснение побед, как и то, что в стране 10 000 тренеров, а в целом по России 400 тысяч занимаются легкой атлетикой трижды в день. Кстати, зная эту статистику, не надо выдумывать объяснения, почему на чемпионате Европы в Гетеборге Россия завоевала 34 медали, из них 12 золотых…
     — А вы после такого успеха вдруг снимаете с себя полномочия первого вице-президента Европейской легкоатлетической ассоциации (ЕАА). Хотя многие были уверены, что вы могли там стать и президентом.
     
— Я работал в ЕАА 12 лет. Но, если коротко, скажу так: спасибо воспитанию, что обладаю внутренним чувством меры. Три срока вице-президентства — это достаточно. Нужно предоставить возможность и другим коллегам поработать и использовать свои знания в полной мере.
     — Тем более что новая должность, на которую претендуете, скучать не позволит. На какой общий результат выборов Россия может рассчитывать? Пять из пяти возможно?
     
— Вполне возможно. Наша страна в силу развития легкой атлетики, спорта, отношения государства к спорту просто обязана иметь представителей в IAAF. И что касается наших предложений — нет ни одного человека, в котором мы бы сомневались: это касается и компетентности, и их потенциала быть избранными.
     — А, кстати, выдвижение Ирины Приваловой означает ли автоматически, что она закончила с большим спортом? Очень многие ждут ее возвращения, Ирина всегда умела удивлять…
     
— Как только спортсмен перестает участвовать в соревнованиях, можно, конечно, констатировать факт, что его карьера завершена. Если Ирина хочет вернуться — может сделать это в любой момент, и мы будем это только приветствовать. И то, что она, будучи действующей спортсменкой, сможет участвовать в работе IAAF, совсем неплохо.
     — Если не ошибаюсь, Россия четыре года не имела представителя в IAAF, а ведь именно эта организация меняет правила, регламенты, да еще, имея солидный бюджет в миллионы долларов, утверждает программы развития легкой атлетики…
     
— Да, представителя не было с 2003 года.
     — Наверняка это кого-то и радовало. Ведь любая мощная организация — это дорога с разносторонним движением, со своими сложившимися интересами.
     
— С кем бы я ни общался из совета, включая президента IAAF Ламине Диака, который поддерживает мою кандидатуру, все говорят, что отсутствие России — не конкретно Балахничева, а России, — негативно сказывается на развитии легкой атлетики. И что они очень хотят видеть представителя России в совете.
     — То есть у нас есть повод для оптимизма? Как вы недавно сказали, “Россия встала на ноги, привыкайте”…
     
— Несомненно. Другое дело, что продвижение в таких структурах — дело сложное. Опыт приобретается в процессе работы, кандидат должен себя показать сильным специалистом, быть признанным сообществом. Я буду баллотироваться в совет IAAF 22 августа на конгрессе в Осаке. За кандидатов на 27 вакансий будут голосовать представители 210 стран. Чтобы получить большинство, необходимо набрать по меньшей мере 106 голосов. Это много.
     — Но реально?
     
— Да, вполне.



Партнеры