НАТО с откатом

Как российское Минобороны вооружает противника

17 мая 2007 в 00:00, просмотров: 916

  Любое, даже самое грозное оружие без запасных частей — это ненужный металлолом. С каждым годом такого металлолома в нашей армии становится все больше. Старое оружие могло бы еще послужить, но из-за катастрофической нехватки необходимых деталей оно простаивает, ржавеет, пугая своим видом уже не потенциального противника, а командиров частей. Однако в армии находятся дельцы, которых не волнует боеготовность собственной армии, они продают запчасти за рубеж, в страны НАТО.
     
     “Тендер”, то есть “конкурс”, — слово, которое сегодня можно считать девизом нашей экономики. У нас теперь все делается через… тендер. И в армии — тоже. Нужны оружие или запчасти — проводи тендер, выбирай тех, кто делает товар лучше и дешевле.
     Но дешевле обычно не выходит, так как почти все армейские тендеры похожи на анекдот про строительство дома. Когда молдаване обещают построить его за один миллион долларов, турки — за два, но побеждает фирма, которая строит за три. Она предложила: миллион — организаторам, миллион — себе в карман, а на оставшийся миллион наймем молдаван, и пусть строят!
     Однако в анекдоте дом хоть и дорогой, но все же появится. В армии же научились проводить такие тендеры, после которых не появляются ни самолеты, ни ракеты, ни запчасти. Об этом — в расследовании “МК”.

     
     Большинство армейских тендеров — закрытые. Объясняется это, конечно же, военной тайной, хотя в них и участвуют совсем не секретные ОАО и ООО.
     Выглядят эти тендеры примерно так. Участников собирают, чтобы объявить, чьи документы приняты на конкурс, а чьи нет. Затем все расходятся, а через 20 дней по телефону им сообщают: победило такое-то ОАО. Что принесло ему победу — качество продукции, связи или взятки, — не узнает никто, так как это и есть главная военная тайна.

* * *

     Один из закрытых тендеров Минобороны провело в прошлом месяце. С его помощью предстояло пополнить на складах запасы ЗИП. (ЗИП — запасные части, инструменты и принадлежности, которые входят в комплект любого вооружения. — Авт.) Разыгрывалось порядка 10—15 лотов. В каждом за заказ Минобороны боролось по 2—3 предприятия.
     В лоте №5 значилось: “малошумящие твердотельные УВЧ-блоки”. Это такие штуки, без которых радиолокационные станции (РЛС) войск ПВО, следящие за воздушными целями, “слепнут”, а зенитная ракетная система “С-300” не может уничтожить воздушного противника, так как не получает от РЛС информацию о его приближении. Благодаря этим УВЧ-блокам РЛС “видит” цель за 345 км.
     Эти детали настолько важны для боеготовности войск ПВО, что на их закупку Гособоронзаказом предусмотрено 8 млн. рублей. Кто из трех фирм получит деньги на их производство, предстояло выяснить в тендере. Но его участников ожидал сюрприз.
     Нет, то, что в результате победила фирма, блоки которой были дороже, чем у остальных, — никого не удивило. Это дело обычное: чем дороже продукция, тем больше “откат” заказчику — как в анекдоте про дом. Фокус в другом: оказалось, что продукцию победителя вообще нельзя использовать в войсках ПВО, так как его блоки не предназначены для РЛС, указанных в лоте.
     Это примерно как если бы под вывеской “экзотические африканские фрукты” продавалась подмосковная картошка, капуста или морковка. Только с овощами разобраться может любой, а в названиях военных изделий понимают только специалисты.
     Именно к ним “МК” обратился за комментарием и вот что узнал.
     Из трех вариантов продукции лота №5, 1-й и 3-й вообще не могут быть использованы в указанных РЛС. 2-й тип — использовать в принципе можно, но при условии, что на него дополнительно будет оформлен специальный бюллетень. Он требует согласования с конструкторами, производителями, проведения испытаний аппаратуры в войсках — то есть работы, которая может занять не один год.
     В общем, интересный получился тендер! Из трех фирм, участвовавших в нем, победила именно та, которая предложила ненужные войскам запчасти. Что это: халатность, непрофессионализм или чьи-то махинации?
     Специалисты склоняются к третьему варианту и утверждают: “ненужные” для Российской армии запчасти требуются для продажи за рубеж, в основном в Латвию, Литву и Эстонию. Там эти блоки ставят в аэропортах на локаторы дальнего и ближнего привода, станции слепой посадки самолетов… Но главное, они нужны для их войск ПВО, на вооружении которых осталась старая советская техника.
     Получается, аппаратура, заявленная в лоте №5, на которую Минобороны потратило 8 млн. рублей, изначально предназначалась для поставок в страны НАТО?

* * *

     Когда Прибалтика только вступила в НАТО, там, видимо, рассчитывали, что получат от Запада новую технику. Но этого не случилось. У них на вооружении до сих пор стоят старые российские комплексы ПВО, которые с каждым годом все труднее поддерживать в боеготовности, так как запчасти к ним производятся только в России.
     От безысходности наши соседи стали непривередливыми. Им годятся даже те запчасти, которые у нас не используются. К примеру, блок из лота №5, не имеющий нужного бюллетеня, в России считается контрафактным. А в Прибалтику он идет за милую душу — про бюллетень никто и не спросит. Там главный стандарт — лишь бы работало.
     Покупкой и переправкой за границу запчастей, как правило, занимаются всевозможные фирмы-посредники, поэтому в России их интересуют и производители, и военные склады, где хранятся ЗИП. Чем больше на этих складах “ненужных” войскам запчастей, тем легче они достаются посредникам.
     Например, приезжают на склад офицеры из войск и просят: “Дайте такие-то блоки”. Им отвечают: “Таких нет, берите те, что мы получили по Гособоронзаказу”. Офицеры говорят: “Их мы не имеем права использовать в наших РЛС”. Разворачиваются и едут в те фирмы, где делают “нужные” детали. Там заказывают все, что требуется, только уже по другой статье — “ремонт техники”. Правда, денег по этой статье выделяется мало, и с покупкой ЗИП на них не разбежишься.
     А что же происходит с “ненужными” запчастями?
     Они какое-то время лежат на складе. Потом появляется перекупщик, и “ненужная” продукция со склада уходит. Как? Вариантов много: взятка, подделка документов, подмена одних деталей другими, списание и якобы их утилизация... В общем, оборудование, которое, как в нашем случае, обошлось военному бюджету в 8 млн. рублей, оказывается у посредника. Тот продает его уже раза в 3—4 дороже. Частью прибыли ему, конечно, приходится поделиться с военными.

* * *

     Согласитесь, это — справедливо. Без специалистов такую операцию коммерсанту не провернуть. Ведь кто-то же должен был оформить “ненужный” заказ, отправить его на надежный склад, выдать покупателю… Все это сделать очень даже непросто.
     К примеру, заявка на ЗИП, о которых идет речь, сначала составлялась в главном штабе ВВС. Ну разве легко было извернуться и включить в нее технику, которая не нужна войскам? А когда заявка пришла в управление заказов Минобороны и “липу” нужно было протолкнуть в Гособоронзаказ, то скольким офицерам пришлось лично в этом поучаствовать? А скольким промолчать и не заметить…
     Лишь после такой кропотливой работы в лоте №5 смогла появиться строка: радиолокационные станции одни, а запчасти к ним — другие. Да и то благодаря организаторам тендера, которые не заметили обмана.
     Но они очень постарались, хотя назойливые участники так и твердили: в вашем тендере готовится афера! На что, кстати, один из полковников, отвечающих за конкурс, ответил: “А мне пох…! Я поставлю продукцию на склад, а куда она пойдет, меня не волнует”.
     Не взволновало это и руководителей рангом повыше. В распоряжении “МК” есть письма на имя командира в/ч 77969 — начальника заказывающего управления войск ПВО Минобороны, командира в/ч 44777 — замглавкома ВВС по вооружению. Их тоже предупреждали об афере. Но они поручили разбираться с этими своим подчиненным, тем самым, что эту аферу, возможно, как раз и готовили.
     Когда офицера в/ч 44777 один из участников тендера спросил прямо: “Слушай, для кого вы выполняли этот заказ?” Тот так же прямо ответил: “Была команда. Мне приказали, я сделал”.

* * *

     Интересно, кто отдает такие приказы, которые делают нашу ПВО безоружной? Вот, например, что рассказал в одном из интервью командующий самого боеспособного объединения — ПВО Москвы, генерал-полковник Юрий Соловьев:
     — Когда в середине восьмидесятых я командовал зенитной ракетной бригадой, укомплектованность запасными частями и принадлежностями меньше чем на 80% считалась чрезвычайным происшествием! Сейчас этот показатель во всех полках на уровне 20%. А ведь выделяемые на проведение войскового ремонта средства из года в год увеличиваются. По уровню исправности техники ни одна из частей зенитных ракетных и радиотехнических войск не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к частям постоянной готовности. На все Военно-воздушные силы — всего четыре авиационных полка постоянной готовности. Не дивизии, а полка! А в зенитных ракетных или радиотехнических войсках нет вообще ни одной части постоянной готовности. Чтобы хоть как-то поддерживать боеготовность, мы вынуждены идти на крайние меры — снимать работающие узлы с одних единиц техники и переставлять их на другие.
     …И так переставлять придется еще долго. Пока на вооружение не поступят новые системы. Это, видимо, будет не скоро. Например, “С-400” “Триумфатор” впервые обещали поставить на вооружение еще в 1999 году. Обещают до сих пор. Теперь говорят, это случится нынешним летом. Но даже если на сей раз не обманут, то парой “четырехсоток” небо России не прикроешь. Для этого их нужно штук двести. Возможно, когда-нибудь их столько и наделают. Лет так через сто.
     А пока неплохо было бы починить старые комплексы, но кому-то все “пох…”, кому-то “была команда”… Так что будем, видимо, чинить оружие для НАТО. И тут — никакой политики, чистый бизнес. Или все-таки грязный?
     
     КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА:
     Главком ВВС (1998—2002 гг.) генерал армии Анатолий Корнуков:
     — ЗИП всегда пользовались высоким спросом, так как быстро расходовались. И всегда находились дельцы, которые в обход официальных путей поставляли их за рубеж. В свое время за подобные махинации я уволил четырех полковников. Но, как правило, этим занимались бывшие генералы. По старой памяти они были вхожи в высокие кабинеты и рыскали по знакомым военачальникам, выясняя, у кого есть выход на нужные ЗИП.
     Ко мне тоже как-то явился бывший сослуживец со списком, где числилось больше 200 наименований ЗИП. Просил посодействовать в их приобретении со складов ВВС. Плакался: дескать, жить на что-то надо. Мол, все будет чисто, так как он имеет разрешение на внешнеэкономическую деятельность... Я тогда сказал, что это — преступление и участвовать в нем не собираюсь. Больше мы не виделись.
     Конечно, если все делать по закону, то ЗИП не могут переходить в чьи-то третьи руки. Но их самыми разными способами делают доступными для продажи. В основном на складах с помощью фиктивных актов ЗИП переводят в 5-ю категорию, тогда они считаются непригодными для использования. Затем списывают, но не уничтожают. Акты о списании исчезают. Техника остается, а также формуляры, где сказано, что эти ЗИП, допустим, 3-й категории — то есть рабочие.
     Тут сразу появляются посредники между складом, базой и иностранным покупателем. Конечно, товар им достается со скидкой, не по такой цене, как его продает Рособоронэкспорт. И это, кстати, очень привлекает иностранцев.



Партнеры