Оранжевая революция Гергиева

Закрылся московский Пасхальный фестиваль

17 мая 2007 в 00:00, просмотров: 327

  В Светлановском зале Дома музыки в исполнении оркестра и хора Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева прозвучали сочинения главного героя нынешней фестивальной программы Игоря Стравинского: “Свадебка”, Симфония для духовых и, конечно же, хит — “Весна священная”. А накануне публика в полной мере насладилась другим шедевром русской музыки прошлого века — оперой Прокофьева “Любовь к трем апельсинам”.
     
     Любовь публики к этой самой апельсиновой “Любви” поистине загадочна. Идеально структурированная, по-прокофьевски прохладная и даже жестковатая музыка в сочетании со схематично-сказочным сюжетом Карло Гоцци, препарированным Мейерхольдом в соответствии с веяньями авангарда двадцатых годов, казалось бы, должна вызвать у современного зрителя недоумение. Но не тут-то было: игровая природа человека с восторгом воспринимает приглашение авторов оперы к веселой игре в любовь, смерть и театр. Режиссер Ален Маратра вот уже во второй раз — после получившего в прошлом году “Золотую Маску” “Путешествия в Реймс” — демонстрирует спектакль, рассчитанный на Homo Ludus, человека играющего.
     Апельсинов на сцене не так уж и много. И не только апельсинов — на ней вообще почти ничего нет: сценографический минимализм Даниэллы Вилларе дает простор фантазии и свободу перемещения в сценическом пространстве. Простейшие постановочные средства попадают в “десятку”: огромное натянутое полотнище над сценой внезапно отвязывается и летит над подмостками. Стильная эклектика костюмов Миррей Дессанже гармонична и празднична. “Любовь к трем апельсинам” — это вообще спектакль-праздник. Комедий и трагедий требуют снующие по всему залу Трагики, Комики, Лирики и Пустоголовые — хор Мариинского театра выступил здесь во всем блеске. Но чего бы они ни требовали, все выходит смешно: и ипохондрия Принца (Андрей Илюшников), и достоинство Короля Треф (Геннадий Беззубенков), и коварство Фаты Морганы (Екатерина Шиманович), и кровожадность Кухарки (Юрий Воробьев), и даже смерть апельсиновых принцесс. Их оранжевые аксессуары в стиле поп-арта — подкладка платья, воздушные шары и зонтик — изящны в своей простоте.
     Оркестр под управлением маэстро Гергиева, казалось, брызжет свежевыжатым апельсиновым соком. Да и солисты — в основном из Академии молодых певцов Мариинского театра — обаятельны и артистичны. Особенно Сергей Семишкур в роли Труффальдино.
     Вот так завершился шестой Пасхальный фестиваль, ставший рекордсменом по протяженности, количеству концертов и охвату регионов. И, как всякая творческая удача, он породил интригу: чего ждать в будущем году? Трагедий или комедий?



Партнеры