Книжный червь

18 мая 2007 в 15:36, просмотров: 196

Вальтер Морз
13 1/2 жизни капитана по имени Синий Медведь
Конечно же, у капитана по имени Синий Медведь, “как и у любого другого синего медведя, всего двадцать семь жизней”. Так что нам поведали ровнехонько половину лихих историй одного из величайших путешественников и рассказчиков после барона Мюнхгаузена. Но и этого для первого раза вполне достаточно.
Вся Замония как она есть. Великолепная страна, затерявшаяся где-то между Африкой, Америкой, Землей Го и Большими и Малыми Троллями. Мальчишкам и девчонкам, а также их родителям феерические сведения о карликовых пиратах, двухкилометровых циклопах, злобных химериадах, громиле без головы, свинских варварах и йети-лунатиках. Боллог, сохранивший воспоминания о событиях произошедших до потопа, несмотря на то что по причине его уникального роста голова товарища пребывает в открытом космосе. Сахарный песок Сладкой пустыни, плавящийся при температуре 160°C, превращаясь в сахароплав, а затем и в сахарный пар.
У себя на родине, в Германии, Синий Медведь — фигура более чем популярная. Он персонаж комиксов. Ведет познавательно-развлекательный мультипликационный сериал, приковывающий к телевизору не только свою целевую аудиторию, но и сопутствующий ей родительский электорат. В общем-то граждан можно понять: истории Морза увлекают не на шутку без необходимости предварительного впадения в детство. Чистым разгулом фантазии, вымысла разумного, ироничного и беспредельного.
Филипп Джиан
Трения
Один из более чем двух десятков романов “самого непредсказуемого писателя Франции”. Впрочем, непредсказуемость его весьма относительна. Возможно, читатели видели фильм Жан-Жака Бенекса, снятый по одному из романов Джиана и известный под названием “Бетти Блю”. Но только та “Бетти Блю”, что 1986 года, а никак не более поздний одноименный фильм. Он же существует в авторской трехчасовой версии под названием “37,2 градуса по утрам”. Это любопытная попытка посредством нескончаемой эротической саги поведать трогательную и трагическую историю о планете людей.
Не очень отрываются от постельной риторики и “Трения”. Все герои озабочены исключительно вопросами кто, с кем, когда, в каких количествах и на каких основаниях будет спать, да и что в конце концов будет все это означать в плане межличностной коммуникации. Естественно, имеют место известные трения по всем этим душеспасительным вопросам. Однако как-то так получается, что при всей этой кроличьей постановке проблемы автору таки удается приоткрыть некоторые завесы над природой сугубо человеческой. Да это далеко не просто “я и женщины в моей жизни”, причем, как водится, этот самый “я” непрерывно хнычет, излагая, как он все хочет как лучше, а они делают опять как всегда. Но где-то там, за перемкнутыми на половом вопросе големами, поднимается на дрожжах грубой жизненной силы фантом дремучей непроглядности человеческой.  
Трумен Капоте
Летний круиз
Нечасто случаются события, вроде объявления два года назад на аукционе “Сотбис” неизвестного романа Трумена Капоте. Писателя крайне известного. Расположившегося в первой когорте национального беллетристического наследия США. Автора хрестоматийных романов “Другие голоса, другие комнаты”, “Завтрак у Тиффани”, “Хладнокровное убийство”. И вдруг среди коньков, паспорта, использованных носовых платков и прочих следов пребывания на земле знаменитого хулигана и раздражителя общественного мнения, предложенных вниманию неприлично разбогатевших Коробочек, обнаруживается рукопись. Никому не ведомый роман автора, вроде бы исчитанного вдоль и поперек.
И сразу несколько неожиданный Капоте. “Дитя Миссисипи”, его обычно относят к школе “южного романа” и считают практически бытописателем южной патриархальной семьи времени распада их мира. Но в первом же крупном произведении дело происходит в Нью-Йорке. Впрочем, мрачный Нью-Йорк залит откровенно “южанским” солнцем, а семейным коллизиям, развернувшимся у Макнилов, место действительно скорее где-то на фазенде.
Да еще образы вроде “молчание закружило над их головами, как печальная птица”. Весь милый “старорежимный” коленкор приятно оттеняет обычную тематику Капоте. Эти пресловутые “ощущение иррационального страха перед внешним миром, сложная гамма переживаний, внимание к патологическим, извращенным состояниям человеческой психики”.



    Партнеры