Примадонна на войне

Галина Вишневская: “Я приехала потому, что я вас не боюсь”

20 мая 2007 в 20:00, просмотров: 358

  Сокуров прячет Вишневскую от журналистов, чтобы никто раньше времени не увидел, как оперная примадонна с мировым именем выглядит в роли бабушки солдата, приехавшей навестить внука на чеченскую войну. Именно таков сюжет нового фильма Александра Сокурова “Александра”, мировая премьера которого состоится на 60-м Каннском фестивале 24 мая. Сама Галина Павловна говорит, что не узнавала себя в зеркале после грима. Съемки же проходили в сверхэкстремальной обстановке — в разрушенном Грозном и в его окрестностях, о чем Вишневская рассказала в эксклюзивном интервью “МК”.
     
     — Галина Павловна, вы обрадовали и даже удивили своих поклонников тем, что сыграли в драматическом фильме Александра Сокурова “Александра”...
     — Когда я прочитала сценарий, то сначала отказалась. Мне казалось, что это совершенно не мое. Образ женщины, который я должна была играть, совсем не связан с искусством. Был бытовой образ русской женщины... Старой...
     — Женщины в годах?
     — Ну пожилой. Бабушка приезжает в гости к внуку в Чечню, чтобы своими глазами посмотреть, что там происходит. И у нее есть вопросы. И она сама хочет во всем разобраться... Но Александр Николаевич мне сказал: “Я писал специально для вас. Я вас вижу в этой роли”. И я подумала: “Такой режиссер, такого масштаба. Он что-то во мне видит. Он же не будет подставлять себя под удар и делать плохой фильм. Ведь актрис полно, хороших актрис, замечательных, а он хочет снимать именно меня”.
     — Съемки в Грозном дались вам тяжело?
     — Тридцать дней без выходных. Каждый день жара +47 градусов в тени! Мы нигде не бывали, кроме съемочной площадки, которая хорошо охранялась военными. И мы им благодарны за это. Поселили нас в лагере ФСБ — среди офицеров, меня и секретаршу. Остальные актеры жили в других воинских частях. Как раз в тот момент убили Басаева, и все ждали каких-то неприятных сюрпризов. Но, слава богу, все обошлось.
     — С чеченцами встречались?
     — По моей просьбе был организован специальный вечер, поскольку хотела посмотреть детей-певцов. Ну и в назначенный день я пришла в клуб и думала, что там будет несколько человек. Кого можно собрать в разбитом городе? Вот вы смотрите хронику военных лет — Сталинград — вот именно так и было в Чечне. Но каково же было мое удивление, когда, открыв дверь, я увидела полный зал народу! Женщины, старики... Кадыров был... Я по проходу пошла — они все встали, приветствовали меня и бросали мне под ноги цветы! И вдруг выскочил мальчишка лет шести в папахе, в черкеске, в сапогах-ичигах, и он передо мной начал танцевать лезгинку. Я обомлела. Никогда в жизни ничего подобного не видела. Это был такой темперамент, когда он кидался к моим ногам — мужчина, кавалер! Невероятная сцена, которая стоит перед моими глазами. В общем, отношение ко мне там было замечательное. Я была безумно всем взволнована. Поднялась на сцену и выговорила первое, что мне, женщине эмоциональной, пришло в голову. Сказала, что чувствовала: “Я приехала и стою здесь потому, что я вас не боюсь”. В зале — гробовая тишина... “Потому что я вас люблю”. И затем такие аплодисменты начались!
     ...Больно становится, сердце разрывается, когда все это видишь. Я интересовалась всем. У нас в фильме играют несколько пожилых женщин в небольших эпизодических ролях. Так они сами ничего не понимают. Я у наших офицеров все пыталась узнать: с чего началась война? И НИКТО не мог мне за месяц сказать, с чего началась трагедия, когда весь город сровняли с землей. Кто-то говорит, что Чечня хотела выйти из состава России... Уперлись лбами две страны, и невозможно их растянуть. Мне кажется, политики должны найти слова, которые позволят без потери гордости и самолюбия понять друг друга и сделать великое дело — помирить народ.
     — Возможно, и фильм будет этому содействовать?
     — Надеюсь.
     — Как создавался образ бабушки солдата?
     — Когда на меня надевали парик, я выходила из гримерной кабинки уже другим человеком. Конечно, вспоминала свою бабушку, тетку свою. Это было проникновение в чужую жизнь.
     — А как вам работалось с нашим знаменитым на весь мир режиссером, у которого, как говорят, очень трудный характер?
     — Сокуров — режиссер особенный, он ничего тебе не навязывает, не доминирует и “не давит”. Он дает актеру свободу решений, но у него всегда под контролем каждая деталь. Любой маленький эпизод — например, солдат прошел, да любые вещи, вроде впрямую не относящиеся к сюжету — абсолютно все на съемочной площадке в его поле зрения, и он моментально на все реагирует, выставляет мизансцены. В общем — гениальный человек.
     — И кто играл вашего экранного внука?
     — Он не актер, его зовут Василием, а по фильму — Денисом. Ему 27 лет. Василий волновался жутко, поскольку он в первый раз снимался. Но все ему помогали — на площадке царила актерская солидарность. В фильме участвовали десять актеров, играющих солдат, десять студентов из Петербурга. Они две или три недели жили в казармах. Вставали в шесть утра и проходили все вместе с обычными солдатами — физподготовку и все остальное. Я, когда смотрела на них, до последнего дня не могла разобрать, где настоящие солдаты, а где актеры.
     — Вы тоже, судя по вашим эмоциям, получили особый заряд от съемок?
     — Еще бы! Не говоря о том, что я даже ездила на танке! Можете себе представить?!
     Сокуров снимал еще также фильм о фильме. Кадр: я слезаю с танка. Туда-то я еще влезла! А обратно — вот это уже была картина!..
     Этот фильм дал мне богатую пищу для размышлений... Вдруг я сыграла драматическую роль. И кто знает, что нас еще может ожидать? Я, как говорится, в творчестве открыта для всего.
     — Галина Павловна, а можно один вопрос не про “Александру”? После публикации книги о Софи Лорен сразу же был поставлен фильм о ее судьбе. А вам после выхода книги “Галина” не предлагали сделать по ней сценарий?
     — Это началось еще в Америке, где вышло первое издание книги. Буквально через неделю после продажи первого тиража ко мне приехали люди из Голливуда. Я сказала: “Не хочу, чтобы вы укладывали меня в постель со всеми особами мужского пола, как у вас принято в фильмах. Поэтому если у вас будет пункт, что я имею право на поправки, то можно идти на контакт, а если нет, то мне этого не нужно ни за какие деньги”.
     — А кому вы могли бы доверить постановку такого фильма в России?
     — Это мог быть Никита Михалков. Это мог быть Александр Сокуров, поскольку теперь я близко его знаю. Это настоящие режиссеры и знают свое дело — как говорится, сексуально не озабоченные. (Смеется.)
     — Желаете “Оскара” получить за свою роль?
     — Самое главное, чтобы получился фильм... А премии — это не важно.



    Партнеры