Любовь по-итальянски

22 мая 2007 в 19:54, просмотров: 562

О своей любви мы можем рассказывать бесконечно.
В тысячный раз вспоминать, плакать, смеяться, слушать учащенный ритм сердца и словно заново влюбляться.

Эта ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ЛЮДИ ИЗ ДВУХ ЕВРОПЕЙСКИХ МЕГАПОЛИСОВ ВСТРЕЧАЮТСЯ В ГЛУХОЙ БЕЛОРУССКОЙ ДЕРЕВУШКЕ, влюбляются, не зная языка друг друга, и… не женятся.

И все-таки свадьба в этой истории случилась. Именно во время застолья по поводу бракосочетания моей троюродной сестры мы с Анжело и познакомились. Праздновать пришло полдеревни, и среди такого количества гостей я сразу своим наметанным московским взглядом вычислила “чужака”. Он был одет совсем не по-сельски, да и на белоруса вовсе не походил. Оказалось, итальянец.

“Между прочим, жениться на русской девушке хочет”, — доверительно прошептала мне тетя. Эти слова я мимо ушей пропустила, но знакомиться с иностранцем все-таки ринулась. Интересно же! Разговор у нас получился короткий, поскольку, во-первых, итальянского я не знаю, а Анжело по-русски выговаривал от силы слов пять. А во-вторых, через полчаса он уехал, чтобы успеть на самолет обратно в Рим. Вытащив на бегу из заднего кармана записную книжку, итальянец вырвал листок, нацарапал свое “мыло” и, сказав “пиши”, махнул ручкой…

Естественно, я написала сразу же, как вернулась в Москву. Бурная переписка продолжалась два года. Когда мои домашние стали шутить, а не пригласить ли Анжело к нам в Москву, причем зимой, чтобы поморозить как следует, я восприняла все всерьез и отправила ему приглашение.

А потом мы всей семьей стояли в Шереметьево, смутно пытаясь вспомнить, как же этот Анжело выглядит, и спрашивали друг друга: а кому в голову пришла эта идиотская мысль? Но отступать было поздно, за нами стояла Москва, а перед нами… высокий, застенчиво улыбающийся брюнет в очках. “Кажется, он”, — выдохнула моя мама. И начались объятья, поцелуи, русское “как дела”, словно Анжело был нашим близким давно не приезжавшим родственником. Вот такое оно, русское гостеприимство.

А чтобы уж совсем не ударить в грязь лицом перед заморским гостем, мы закатили ему сумасшедшую культурную программу. Открывалась она экскурсией в Суздаль на Масленицу. Всю дорогу до древнего русского города Анжело проспал, и мне было невыносимо скучно. А по приезде, вместо того чтобы восхищаться архитектурными красотами Суздаля, он плелся, замотавшись до носа в шарф, и стонал от холода. Я с трудом понимала, как себя вести и о чем с ним говорить, а главное, как! Последними словами ругая себя за то, что вытащила это инопланетное существо из его комфортной солнечной Италии, я не представляла, как буду выносить эту пытку в течение двух недель.

Пытаясь объясниться с ним теми десятью словами, которые он знает по-русски, я в своих лингвистических способностях опустилась до уровня второго класса. “Это очень старый дом” или “В этом кафе готовят вкусный кофе”.  Но однажды случилось невероятное. Он меня рассмешил! Бодро шагая по Александровскому саду, он вдруг с веселой улыбкой выдал: “Почему? Потому что кончается на у!” Оп-паньки! Словарный запас, оказывается, у него не такой и бедный. У меня тут же мелькнула мысль, что он славный.

Однажды Анжело пытался мне объяснить, кем работает его лучший друг. И, не зная слова по-русски, сказал по-итальянски avvocato, что означает “адвокат”. Поскольку я не знаю итальянского, мне послышалось “авокадо”, и я поинтересовалась, при чем здесь тропический фрукт. Мы оба поняли комичность ситуации и засмеялись. Именно тогда мы оба осознали, что контакт есть. И дико обрадовались.

А потом ко мне пришло еще и осознание того, что я в него влюблена. В один прекрасный вечер мы сидели за компьютером, смотрели фотографии, сделанные за день. И вдруг Анжело предложил мне послушать одну очень красивую песню итальянского певца Ренато Зеро. Когда он включил музыку и стал переводить некоторые слова, я чувствовала, что постепенно погружаюсь в мечты. Воображение унесло меня в Италию, в маленький открытый ресторанчик на берегу моря, где я сидела за столиком в легком белом платье. Свежий вечерний ветер развевал мои волосы, звучала эта песня, а главное, рядом был он. Я очнулась, когда песня закончилась и когда Анжело, наверное, увидев мою задумчивость, провел ладонью у меня перед глазами. Я смотрела на него и чувствовала, что сейчас потекут слезы. “У тебя глаза блестят. Ты плачешь!” — “Да…”

Всю ночь я потом вспоминала, как подолгу он наблюдает за мной, как, встретившись со мной взглядом, не отводит глаз. Всему этому я раньше не придавала значения. А теперь… Теперь это давало мне надежду, а вдруг он тоже… Тоже влюблен?

Однако объясниться мой итальянец не пытался. Были прикосновения, намеки, взгляды, но никакой уверенности и определенности.

Развязка наступила неожиданно. Он снова предложил мне послушать песни Ренато Зеро, и, когда я, закрыв глаза, опять погрузилась в мечты о солнечной Италии, он вдруг поцеловал меня…

Мысль “Наконец!” пронзила меня, я поняла, как нам хорошо вдвоем. И еще вспомнила, что осталось у нас три дня… Эти три дня мы провели вместе, впрочем, как и все предыдущие, только теперь мы были по-настоящему вместе.
Провожая Анжело в аэропорту, я осторожно просочилась с ним в запретную для провожающих зону, чтобы еще хотя бы несколько минут побыть рядом. Я смотрела на табло с расписанием Москва—Рим и не верила, что сегодня вечером его комната будет пуста, а завтра утром я буду завтракать одна.

На обратном пути по его просьбе я купила цветы для своей мамы. Я держала в руке букет и еще чувствовала его присутствие. Две недели я жила другой жизнью,  говорила на непонятном мне, но красивом языке. Две недели я была счастлива как никогда. Сейчас я тоже счастлива просто оттого, что маленький кусочек своей жизни я прожила в сказке. Той самой, о которой в глубине души мечтает каждая девушка. Пусть она была кратковременная, но красивая и романтичная и оставившая надежду на лучшее будущее.

 




Партнеры